03.12.2016

Картины художников и абстрактное искусство. Часть 7

Чистые гармонии цветов

Натюрморт. Жан Метценже. 1915 г.

Натюрморт. Жан Метценже. 1915 г.

В то же время, в Париже начал развиваться орфизм. Так звал это направление Гийом Аполлинер, друг художников-кубистов. Изобретенный им термин указывал на мифического певца Орфея и музыкальную гармонию в живописи. Лидером группы орфистов стал Робер Делоне. На недолгое время, к ней примкнули Франсис Пикабиа, Жан Метценже Фернан Леже. Начальный импульс движению придала выставка итальянского футуризма в галерее Бернхайм в Париже в феврале 1912 г. Динамические пространственно-временные композиции Умберто Боччони и Карло Карра примирили орфистов и французских кубистов. В новом стиле изобразительного искусства цвет стал играть особую роль, т.к., в отличие от кубистов, Делоне двигался от цвета к форме. «Пока искусство не отрывается от предмета, оно остается описанием», отмечал Делоне. По этой причине, художник избегал описательной функции живописи, отказываясь от нее в пользу чистой гармонии цветов. Основой картин художника стали цветовые контрасты. Делоне объединял цвет, свет и ритм внутри абстрактных композиций, созданных из концентрических кругов.

Изобретение черного квадрата

В 1910 г. Москва предоставляла больше возможностей для ознакомления с новыми течениями в искусстве, чем многие другие европейские города. Даже в Париже, молодые художники, желая обратиться к опыту своих предшественников, могли увидеть не более чем 24 картины Сезанна и 51 работу Пикассо. В России, начиная с 1905 года, двое московских купцов (Сергей Щукин и Иван Морозов) числились сре­ди наиболее крупных собирателей современного французского ис­кусства. Помимо работ Сезанна и Пикассо, в это время в России появилось много картин Анри Матисса, Поля Гогена и Клода Моне. Более того, оба коллекционера открыли свои огромные особняки для художников, желающих учиться. Ряд журналов, посвященных искусству, регулярно информировали чита­телей о том, что происходит в художественной жизни Парижа.

Казимир Малевич охотно пользовался всеми этими возмож­ностями. Он обращался к западным образцам, чтобы усовершен­ствовать и дополнить свое искусство. В 1904 году, когда Малевич только приехал в столицу, его художественный стиль был целиком зависим от русской фольклорной традиции. Однако, после 1911 го­да, картины художника начали быстро развиваться в сторону бес­предметности. Образцом для него стало творчество Сезанна, Пикассо и итальянских футуристов. Он также лично познакомился с итальянским поэтом и теоретиком Филиппо Томмазо Маринетти, когда тот приезжал в Москву в 1914 году. С тех пор, Малевич, вдох­новленный новыми течениями, начал развивать свой собст­венный кубо-футуристический стиль.

Следуя афоризму Сезанна, который воспринимал все предметы окружающего мира как сферы, цилиндры и конусы, Малевич также сводил все изображаемые им предметы к простым и контрастным пластическим формам. Однако, в отличие от Брака и Пикассо, Малевич не сосредотачивался на серых и коричневых гаммах, вместо этого используя в своих композициях яркие контрасты цветов. Таким образом, он нашел свой собствен­ный путь к уникальному языку кубизма, подобно тому, как сделал это французский художник Фернан Леже посредством своих контраст­ных композиций.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: