21.07.2018

Усадьба «Архангельское». Архитектура и дизайн интерьера. Часть 3

УСАДЕБНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Постройка современного дворца (или, как его называют докумен­ты, Большого дома) и художественное устройство парка отно­сятся к 80-м годам XVIII в., когда усадьбой «Архангельское» владел Н. А. Голицын, занимавший видные должности при дворах Екатери­ны II и Павла I. В 80-х годах Голицын состоял русским послом при шведском дворе, и его жизнь за границей имела значение при последующей его строительной деятельности. В Стокгольме Голицын по­знакомился с капитаном механики и морским инженером Норбергом и в 1783 г. пригласил его строить в Архангельском машину для подачи воды в парко­вые фонтаны и в Большой дом.

В архиве Никольского-Урюпина был обнаружен альбом архитектурных проектов для Архангельского; в настоящее время он хранится в Архангельс­ком музее-усадьбе. В альбоме находятся два варианта постройки, близкие между собой по плану и различные по стилю. Один проект представляет будущее здание в форме вытянутого прямоугольника с небольшими ризалитами со стороны подъезда и с выступающим полукругом в центре садового фасада. Проект предполагал три этажа, причем, идущий вокруг всего третьего этажа тяж обработан в форме балюстрады. Дом поставлен на высоком цоколе, использованном для полуподвального этажа. Чем выше этаж, тем меньше размер его прямоугольных окон.

Северный фасад Большого дома. Проект. Неизвестный французский архитектор. Вторая половина XVIII в.

Северный фасад Большого дома. Проект. Неизвестный французский архитектор. Вторая половина XVIII в.

Двери и крайние по фасадам окна имеют формы полуциркульных арок. Подъезд в центре дома украшен портиком из четырех колонн римско-ионического стиля и архитравного перекрытия. Над вторыми этажами ризалитов запланированы фронтоны с картушами в тимпанах. Над полуциркульными окнами выведе­ны балкончики. Стены выступающего на садовом фасаде полукруга имеют барочные картуши между окнами второго этажа. На балюстраде, идущей перед третьим этажом садового фасада, установлено 10 статуй, из них шесть в центре и по две — по краям. Здание покрыто двумя четырехскатными пологими крышами, вытянутыми вдоль фасадов через весь дом. Комнаты каждого этажа расположены так, что через них можно пройти по периметру всего дома. Ни один чертеж не подписан.

Из второго проекта в альбоме сохранились только два чертежа: план ниж­него этажа и поперечный разрез дома. По этому проекту, несомненно, и был построен Большой дом в Архангельском. План точно воспроизводит внешние очертания дома и передает расположение комнат внутри. На нем показаны, идущие от ризалитов и организующие парадный двор, колон­нады. Разрез дома указывает, что строитель отступил от проекта только в отношении выполнения некоторых деталей. Так, в проекте над круглым залом на крыше показана обнесенная парапетом круглая площадка с окном вниз, дающим свет через идущий от купола зала барабан. В натуре же, с самого начала постройки над площадкой был поставлен павильон, в старину носивший название «латернер», который виден на портрете Н. А. Голицына. На углу каждого из листов написано: «Compose et dessine par le St. Guerne, architecte, en 1780».

Южный фасад Большого дома. Проект. Неизвестный французский архитектор. Вторая половина XVIII в.

Южный фасад Большого дома. Проект. Неизвестный французский архитектор. Вторая половина XVIII в.

Строительный период в Архангельском начался в 80-х годах XVIII столе­тия при Н. А. Голицыне. Центром усадьбы, по-прежнему, остался тот парк, который еще в 30-х годах разбил Д. М. Голицын. Восемь прямоугольников и перспективы вошли в дальнейший состав планировки парка. Строительство началось с перестройки или постройки вновь левой оран­жереи и возведения у ее торцов двух флигелей, приспособленных для зимы. Между 1783 и 1785 гг. Норберг налаживает в парке водоснабжение. Перед западным флигелем, на обрыве к Москва-реке, был устроен резервуар для фонтана, разбиты цветники и около флигеля поставлены свинцовые статуи. К 1786 г. были выстроены не только оранжерея и оба флигеля, но возведены и руин­ные Римские ворота.

Разрез Большого дома по главной оси. Проект. Архитектор Терн. 1780 г. (?)

Разрез Большого дома по главной оси. Проект. Архитектор Терн. 1780 г. (?)

От Римских ворот, вдоль оранжереи и цветника была протянута дорога, сохранившаяся и поныне. К этому же времени уже существовал зеленый партер. От западного флигеля между партером и парком по направлению к северу шла стриженая аллея, входящая теперь в состав парка. Все удостоверяется по обнаруженному в Архангельском музее рисун­ку, вывезенному из Никольского-Урюпина и датированному 1786 г. На этом же рисунке под горой у Москва-реки показаны так называемые подгорные оранжереи, возможно, самые древние в Архангельском. После постройки фли­гелей был снесен голицынский деревянный дом и начато возведение Большого дома по проекту французского архитектора Герна.

Поперечный разрез и боковой фосад. Неизв. архитектор. Втор. пол. XVIII в.

Поперечный разрез и боковой фосад. Неизв. архитектор. Втор. пол. XVIII в.

Главный дом строился медленно. На хранящемся в Архангельском порт­рете Н. А. Голицына дом показан отстроенным, имеющим фонарь и колонна­ду, тянущуюся перед его фасадом. Судя по тому, что Голицын изображен с орденом Анны, полученным им в 1796 г., можно заключить, что к 1797—1798 гг., когда писался портрет, дом снаружи был закончен. Внутренняя же отделка шла медленно: к 1810 г. некоторые комнаты еще не были отделаны.

План антресолей Большого дома. Архитектор Терн. 1780 г.

План антресолей Большого дома. Архитектор Терн. 1780 г.

В начале 90-х годов XVIII в. в парке были устроены террасы, укра­шенные мраморными статуями. Сохранились два проекта профиля тер­рас; один из них подписан «Тромбаро». Проекты близки к тому, что пред­ставляют в натуре террасы парка, переложенные в 1829 г. Установлено близкое знакомство архитектора Тромбаро с Н. А. Голицыным и его работа у последнего.

План второго этажа Большого дома. Неизв. архитектор. Вторая половина. XVIII в.

План второго этажа Большого дома. Неизв. архитектор. Вторая половина. XVIII в.

Обе террасы парка возвышались над зеленым партером и приводили к садовому фасаду Большого дома. На террасах и в парке тогда же были постав­лены мраморные статуи: «14 львов, 4 собаки, 28 бюстов, 3 гладиатора и 8 разных штук». Нижняя терраса не представляла, как в настоящее время, сплошной стенки, разделенной посредине лестницами. Каждая половина тер­расы была разбита выступающими вертикалями на 11 плоскостей; в плоско­стях были выложены ниши с поставленными в них бюстами, а над нишами были вставлены скульптурные панно. В 90-х годах к южной части парка, в симметрии с лавровой оранжереей и павильонами, строится лимонная оран­жерея с летними павильонами у торцов.

В правой стороне парка Н. А. Голицын выстроил домик (53 x 9 м), кото­рый, правда перестроенный, до сего времени сохраняет старое наименование «Каприз». Собственно говоря, в Архангельском под именем «каприза» разу­меется не только здание, но и прилегающая к зданию территория парка, со всеми возведенными здесь строениями. Наименование зданий «капризом» было в моде в конце XVIII в.

Поводом постройки «Каприза» в Архангельском послужила ссора супругов Голицыных, после которой, по настоянию жены, был выстроен для нее особый дом. «Он стоит на небольшой возвышенности, но для входа в него нет крылец со ступенями, а только отлогая дорожка, идущая покатостью к самому порогу двери». «Каприз», построенный Голицыным, представлял собой одноэтажный дом, вытянутый по фасаду, со входом в центре, оформленный четырьмя ионичес­кими колоннами. Фасад и план первоначального здания восстанавливаются обнаруженным в Архангельском музее рисунком с надписью: «Каприз, как он был раньше», зарисованным с натуры, по всей вероятности, при перестройке здания в 1817—1818 гг.

Под прямым углом к «Капризу» стояло другое здание, известное у Голицы­ных под названием «Библиотека», в котором, возможно, сохранялись остатки биб­лиотеки Д. М. Голицына. Это здание (32 x 5 м) представляло кирпичный павильон в виде куба, завершающийся куполом, по сторонам которого тянулись крылья. До настоящего времени от Библиотеки сохранился только центральный павиль­он, украшенный внутри восемью римско-коринфскими колоннами, поставленны­ми по кругу. Над колоннами сохранился прекрасно выполненный лепной антаблемент и кессонный купол. В Архангельском музее хранится несколько чертежей, пред­ставляющих варианты его внутренней отделки. Один из них, наиболее близкий к натуре, подписан именем «Петтонди». План, внешний вид и разрез всего здания сохранились в альбоме.

Террасы парка. Разрез. Проект (Вариант 1). Конец XVIII в.

Террасы парка. Разрез. Проект (Вариант 1). Конец XVIII в.

Весь прямоугольник парка перед «Капризом» и Библиотекой был окру­жен железной решеткой, укрепленной каменными столбами, на которых сто­яли мраморные вазы. На площади, ограниченной решетками и зданиями, были разбиты цветники. В центре цветочного партера стояла мраморная ста­туя Купидона на мраморном пьедестале, а в различных точках цветника — бюсты и гермы. Расположенный к югу прямоугольник парка был приспособ­лен для манежа и обнесен деревянным трельяжем с беседками на углах. Бе­седки и трельяж были обвиты диким виноградом. Рисунок зеленой беседки на углах трельяжа сохранился в альбоме Архангельского музея.

Террасы парка. Разрез. Проект (Вариант 2). Конец XVIII в.

Террасы парка. Разрез. Проект (Вариант 2). Конец XVIII в.

Среди прочих украшений парка следует упомянуть пирамиду и обелиск, который и при Юсупове носил наименование «голицынского», поставленные в аллее, идущей вдоль нижней террасы, на тех местах, где в настоящее время стоят памятные колонны. Указание на местонахождение пирамиды и обелиска можно увидеть на пла­не Архангельского 1818 г. Наконец, на старой усадьбе, недалеко от церкви, при Голицыных был построен Конторский флигель, представлявший камен­ное двухэтажное здание с высокой башней-шпилем над ним. Шпиль этого здания виден на рисунке оранжерей 1786 г.

В саду на малой (верхней) террасе стояли, как и теперь, статуи и соба­ки, а на большой — бюсты, статуи и львы; в парке были расставлены статуи и вазы. При покупке Н. Б. Юсуповым Архангельского в сентябре 1810 г. всем строениям была произведена подробная опись, дающая полное представление об их состоянии. Из описи видно, что даже в 1810 г. из 16 комнат нижнего этажа главного дома было отделано только шесть, и в верхнем этаже оставались неотделанны­ми три комнаты. Колоннады, соединяющие дом с флигелями, имели 42 колон­ны, из которых было отделано лишь 22. Колоннады замыкались небольшими одноэтажными флигелями, в левом из которых помещалась кухня, а в правом театр. Въезд в парадный двор был открытый: триумфальной аркой, как в насто­ящее время, он не замыкался. Дом снаружи не был оштукатурен и имел только белые наличники окон, дверей и карнизов.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи  С.В.Безсонова. 

Читайте также:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: