17.11.2017

Павловск. Архитектура, дизайн интерьера и ландшафта. Часть 1

Павловск. Дворец и парк

Павловск. Дворец и парк

Павловск — уникальный памятник дворцово-парковой архитектуры периода со второй половины XVIII по первую четверть XIX века, расположенный в пригороде Санкт-Петербурга . В сооружении его ансамбля принимали участие выдающиеся ма­стера прошлого. Среди них: архитекторы Ч. Камерон, В. Бренна, Д. Кваренги, А. Н. Воронихин, К. И. Росси, художники и декораторы: П. Гонзаго, А. Д. Скотти, Мартынов, и многие другие.

К работе над дворцом и парком Павловска были привлечены ин­женеры, специалисты по ландшафтному дизайну, кладке камня, художественной работе по дереву и кости, изготовлению мебели, работе с изделиями из бронзы, камня и текстиля. Здесь же трудились тысячи безвестных крепостных. Дворцово-парковый ансамбль складывался в годы важных  событий в истории России. В сюжетах его оформ­ления нашли отражение победы российских войск под командованием А. Суворова, П. Румянцева и Ф. Ушакова, а также победа над Наполеоном в Оте­чественной войне 1812 года.

В первой четверти XIX века в Павловске собирались извест­ные писатели и поэты: В. А. Жуковский, И. А. Крылов, Н. М. Карамзин, Ю. Нелединский-Мелецкий, Н. Гнедич, Ф. Глинка и многие другие. Красота архитектуры и поэтичность пей­зажей дворцово-паркового ансамбля на протяжении двух веков неизмен­но привлекают сюда художников. Павловск запечатлен в многочисленных картинах и акварелях С. Щедрина, А. Мартынова, М. Иванова и других. Позднее, здесь работали И. Шишкин, И. Крачковский, А. Остроумова-Лебедева, А. Бенуа и другие.

Годы войны превратили дворец и парковые сооружения Павловска в руины, а зеленые массивы парка — в вырубки. Казалось, что природные и художественные сокровища ансамбля утрачены навсегда. Но, благодаря многолетнему труду архитекторов, строителей, опытных мастеров-реставраторов и специалистов по ландшафтному дизайну художественный ансамбль Павловска был воссоздан практически из руин. Второе рождение Павловска — трудо­вой подвиг, свидетельство таланта и  уважения людей к культурному наследию прошлого.

История строительства.

«Павловское начато строить в 1777 году». Эта надпись начертана золочеными буквами на чугунной доске обелиска, установленного в память основания Павловска. Город и парк раскинулись по берегам небольшой живопис­ной речки Славянки. Само ее название говорит о том, что история этих мест уходит корнями в далекое прошлое. Уже в XIII веке, во времена расцвета Новгород­ской вечевой республики, по рекам Ижоре и Славянке располагались владения «господина Великого Новго­рода». Писцовые книги того времени, в числе прочих поселений, отмечают «городок на Славянке» — неболь­шую деревянную крепость. Она входила в систему укреплений, созданных для защиты края от нападе­ния внешних врагов. В начале XVII века, вслед за польской интервенцией, Швеции удалось присоединить к своей территории земли по южному побережью Финского залива. Ижорский край почти на сто лет подпал под власть шведов. В ходе Северной войны во времена Петра I, шведы были вынуждены оставить укрепления на Славянке и отступить к Дудергофу. Ништадтский мир, подписанный в 1721 году, явился завершением военной компании. Он закрепил земли по Ижоре и Славянке за Россией.

Шли годы, интенсивно развивался Санкт-Петербург — новая столица России на берегах Невы. Вокруг столицы одна за дру­гой возникали царские резиденции и вель­можные усадьбы — Петергоф, Стрельна, Ораниенбаум, Царское Село и другие, а по берегам Славянки про­должал шуметь вековой лес. Здесь любила охо­титься Екатерина II, наезжавшая сюда со свитой из Царского Села. Два небольших бревенчатых домика с шуточными названиями «Крик» и «Крак», выстроен­ные в лесу на берегах Славянки, служили для крат­ковременных остановок во время охоты.

В декабре 1777 года 362 десятины земли по бере­гам Славянки, с лесными угодьями, пашнями, двумя небольшими деревнями «со крестьянами», Екатери­на II пожаловала своему сыну Павлу для устройства загородной дачи. Этот год считается датой основания «села Павловского», как его теперь стали называть в документах. Весной следующего года здесь раз­вернулись работы по устройству резиденции наслед­ника престола. Собранные из деревень дворцового ве­домства крестьяне и солдаты гарнизонных полков на­чали расчистку леса, прокладку просек и подготовку участков для строительства. К 1779 году на берегах Славянки были сооружены два небольших дома. Один из них получил название «Мариенталь» (долина Ма­рии), другой — «Паульлюст» (Павлова утеха). Около домов были разбиты небольшие садики с цветниками, от них проложены первые дороги будущего парка. На Славянке, вода которой была поднята плотинами, появились мостики, беседки, романтические «руины» и сентиментальные хижины сельского типа. Однако скромные масштабы усадьбы скоро перестали удовле­творять ее владельцев.

С 1780 года в Павловске начал работать архитек­тор Чарлз Камерон (ок. 1740—1812), шотландец по происхождению, большой знаток и исследователь ан­тичной архитектуры. Он был приглашен в Россию Екатериной II для перестройки Царскосельского двор­ца. Талант зодчего, найдя в России благоприятную почву, проявился здесь с наибольшей полнотой. Вдох­новляемый красотой северной природы, Камерон включился в строительство Павловска. Им было поло­жено начало созданию архитектурно-художественного ансамбля, вошедшего в золотой фонд русской архи­тектуры. Архитектора увлекала возможность сооружения пейзажного парка в английском стиле на основе естественного лесного окружения.

Чарлз Камерон наметил основные районы парка, их планировку и архитектурные сооружения — компо­зиционные центры пейзажей. Им сооружены наиболее совершенные по архитектуре павильоны — Храм дру­жбы, Колоннада Аполлона, Вольер, Павильон трех граций, «Памятник родителям» и другие. За четыре года (1782 — 1786) Камерон возвел новый обширный дворец, который сменил разобранный «Паульлюст». При составлении проекта дворца был избран рас­пространенный тип итальянской виллы, увенчанной плоским куполом. Однако, учитывая местные особенности архитектуры, Камерон решил общую схему здания по образцу русской дворянской усадьбы. Центральный трехэтажный корпус, где располагались парадные и жилые помещения, был увен­чан широким куполом, окруженным 64 колоннами. От Главного дома плавно отходили полуциркульные га­лереи-колоннады, охватывающие парадный двор и за­канчивающиеся невысокими служебными флигелями. Здание, широко раскрытое в стороны, хорошо увязы­валось с планировкой парка. Осуществить все заду­манные проекты внутренней отделки Камерону не удалось. Он был отстранен от работы, так как не все­гда считался с желаниями владельцев дворца, беско­нечно требовавших изменения его замыслов.

Завершить отделку здания было поручено помощ­нику Камерона — художнику-архитектору итальянцу Винченцо Бренне (1740 — 1819). Этот же архитектор, после вступления Павла I на престол, перестроил и значительно расширил дворец, создав дополнительные корпуса. В нем появились новые обширные залы, от­деланные с торжественной пышностью, соответству­ющей значению дворца как императорской резиден­ции. Таковы Большой, или Тронный, зал, Кавалерский зал, Картинная галерея и другие.

Выполняя желание императора, Бренна старался всему придать парадность и торжественность, подчер­кивающие величие и неограниченность власти монар­ха. Уют и интимность, присущие помещениям дворца и уголкам парка, созданным Камероном, Бренна заме­нил эффектной декоративностью. В архитектуру и ху­дожественную отделку покоев он ввел орнаментику военного характера, заимствованную из искусства императорского Рима. Районы парка разбил в строго регулярном стиле, с аллеями-коридорами, площадка­ми-залами и обилием мраморной и бронзовой скульп­туры. Все это сделало парковые участки своеобразным продолжением торжественных дворцовых залов.

В 1803 — 1804 годах центральный корпус дворца, сильно поврежденный пожаром, был восстановлен и отделан выдающимся архитектором А. Н. Воронихиным (1760 — 1814), долгое время бывшим глав­ным архитектором Павловска. Как Воронихин, так и позднее другой крупнейший архитектор — К. И. Росси (1775 — 1849) — внесли неко­торые изменения и дополнения в художественную от­делку и убранство помещений. Однако, они не нару­шили стилистического единства ансамбля.

Эвакуация коллекции в годы войны.

Таким и был дворец до начала Великой Отечест­венной войны, поста­вившей государственные художественные сокровища под угрозу. В первые же дни войны, тысячи уникальных экспонатов дворца, тщательно упакованных в ящики, были вывезены в глубь страны, в специальные хра­нилища.

Эвакуация художественных ценностей дворца в глубокий тыл продолжалась до тех пор, пока не было прервано железнодорожное сообщение Ленинграда со страной. После этого ценности везли на автомашинах в Ленинград, в здание Исаакиевского собора. Под его сводами всю блокаду и до кон­ца войны хранились многие сотни ящиков с уникаль­ными произведениями искусства из всех пригородных дворцов-музеев Ленинграда. Так удалось сохранить лучшую часть всех основных художественных коллек­ций музея. Собрания живописи, скульптуры, тканей, бронзы, фарфора и стекла не понесли серьезных утрат. Сохра­нились все уникальные предметы мебели, образцы и части мебельных гарнитуров дворцовых залов и т. п.

Однако, значительное количество мебели и других предметов пришлось законсервировать во дворце. Кол­лекции античной скульптуры и изделий из цветного камня замуровали в тайниках дворцовых подвалов, провели большие и сложные работы по консервации самого здания, чтобы сохранить его от всех опасностей военной обстановки. Эти необычные по своему объему и трудности ра­боты успешно осуществил небольшой коллектив со­трудников музея: Ф. Н. Выходцев, Е. Г. Левенфиш, Ю. В. Асатур, Н. В. и 3. А. Вейсы, Т. А. Баженова, — возглавляемый директором музея И. К. Микрюковым, а с конца августа 1941 года — А. И. Зеленовой.

С 17 сентября 1941 года Павловск оказался в зоне оккупации. Оставшиеся части коллекций, кроме замурованной в подвалах скульптуры, были расхищены. Была разграблена и отделка дворцовых залов. В январе 1944 года при отступлении, был подожжен дворец. Пожар уничтожил междуэтажные перекрытия, крышу и купол с колоннадой. Внутренний декор стен также сильно пострадал от огня, хотя значительная часть лепки сохранилась.

Восстановление дворцово-паркового ансамбля.

После освобождения Павловска были начаты работы по консервации все­го, что уцелело от пожара и разрушений. Производи­лись археологические раскопки завалов, архитектурные обмеры, фотографирование, снятие копий с уце­левших фрагментов живописи, лепного декора. Десятки тысяч уникальных деталей отделки двор­цовых залов, выжженных огнем были закреп­лены специальными составами, реставрированы и помещены в хранилища. Эту сложную и ответственную работу по спасению декора дворца, проводившуюся в невероятно трудных условиях, успешно осуществили реставраторы под руководством скульптора Р. К. Таурита.

Еще шла война, когда вернулись эвакуированные в Сибирь музей­ные ценности дворцов. В Ленинграде на базе Исаакиевского собора и других хранилищ было создано Цен­тральное хранилище музейных фондов. Научные сотрудники, главным образом вернув­шиеся с эвакуированными ценностями, вели большую работу по учету, хранению и реставрации экспонатов, а также подсчету ущерба, нанесенного ок­купацией. Большое внимание было уделено собирательской работе — розыску расхищенных музейных коллекций. Благодаря этому удалось разыскать и вернуть дворцам тысячи музейных предметов — мебель, кар­тины, фарфор, детали отделки залов — художествен­ные паркеты, резьбу и т. д.

Находкой исключительной важности, сыгравшей большую роль в последующем возрождении дворцово-паркового ансамбля Павловска, явилась уникальная фототека дворца. Во время оккупации она была похищена и спрятана на территории Прибалтики. Свыше 2500 негативных изображений (1901—1903 годов) залов дворца и парка оказали неоценимую помощь архитек­торам-проектировщикам и мастерам-реставраторам — лепщикам, художникам и скульпторам. Фото­материалы обеспечили документальную точность ре­ставрации.

Научные изыскания, проведенные сотрудниками музея, были использованы при реставрации дворца, проект которой подготовили архитекторы института «Ленпроект» Ф. Ф. Олейник (внешняя архитектура) и С. В. Попова-Гунич (художественная отделка интерье­ров), при участии архитекторов В. Б. Можанской, В. К. Якоби, М. А. Юношева и других. Большой вклад в возрождение дворца внесла С. В. Попова-Гунич, осуществлявшая авторский надзор за работами. Вос­становительные работы велись коллективами строителей и реставраторов ленинградского треста «Фасадрем-строй» и Специальных научно-реставрационных ма­стерских Архитектурно-планировочного управления города под контролем Государственной ин­спекции по охране памятников.

В 1957 году были открыты для обозрения первые залы музея — Кавалерский, Тронный, Картинная гале­рея. Весной 1970 года было полностью завершено восстанов­ление всех 45 музейных залов, имевших художествен­ную отделку. В основу реконструкции комнатного убранства дворца положен принцип максимального приближения каждого интерьера к первоначальному ансамблю, за­думанному и осуществленному авторами — Бренной, Воронихиным, Росси. Этому помогли сохранившиеся архивные описи дворца за период с 1790 по 1940 год.

Большую работу провели сотрудники музея по розыску предме­тов-аналогий, которые по внешнему облику, стилю и времени исполнения могли заменить те, что оказались утраченными во время войны. Большую помощь в этом оказали сотрудники Эрмитажа и Русского музея, вы­делив из своих фондов значительное количество цен­ных предметов для замены утраченных. В отдельных случаях для возрождения ансамбля приходилось заново воссоздавать утраченные предметы мебели. Так, воронихинская мебель для Библиотеки Павла I, каби­нета «Фонарик», спальни Марии Федоровны, в жилых комнатах, выполненная заново высококвалифициро­ванными столярами-краснодеревцами А. М. Хохловым, Б. С. Янковским, Н. И. Зверевым при участии опыт­ного резчика А. В. Виноградова, по тонкости и тщательности отделки не уступает подлинным образцам, размещавшимся здесь же.

В дополнение к основным интерьерам, в двенадцати служебных помещениях третьего этажа развернута большая выставка «Русский интерьер XIX в.». На ней представлены наиболее характерные типы убранства жилых комнат усадебных и городских домов. Художественная мебель из красного дерева, карельской березы, тополя и других пород, декоративные ткани, ковры ручной работы, картины и портреты, а также многочисленные произведения декоративно-приклад­ного искусства, объединенные в единый ансамбль, демонстрируют изменения стиля на протяжении века. Осмотр дворца-музея, как правило, начинают с по­мещений второго этажа, где расположены основные парадные залы и комнаты для официальных приемов. В них можно подняться по парадной лестнице, соеди­няющей Египетский и Верхний парадный вестибюли.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.М.Кучумова.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: