07.12.2017

Павловск. Архитектура, дизайн интерьера и ландшафта. Часть 6

ЗАЛЫ ЮЖНЫХ КОРПУСОВ

Первый проходной кабинет

Павловский дворец. Первый проходной кабинет

Павловский дворец. Первый проходной кабинет

Первый проходной кабинет служит переходом к за­лам южных корпусов дворца, пристроенных В. Брен­ной в конце XVIII века. Основными элементами декора являются здесь лепка и барельефы, помещенные на фисташковом фоне стен. Камин из цветного мрамора, с пышной золоченой рамой зеркала, украшен группой фарфоровых ваз Берлинского и Людвигсбургского заводов второй по­ловины XVIII века. Бронзовые группы «Юпитер» и «Юнона» — французские копии с работ итальянского скульптора XVII века Александре Альгарди.

Не имеющим аналогий образцом русского мебельного ис­кусства служит бю­ро-цилиндр со шкафчиками и выдвижной столешни­цей. Корпус бюро снаружи фанерован черным деревом (а внутри — чинарой) и украшен вставками золоченого зеркального стекла с росписью в технике «эгломизе». На золоченом фоне — тонко прорисованный орнамент и силуэтные портреты семьи Павла I, выполненные по рисункам известного мастера силуэтов И. Ф. Антинга. В шкафу-горке выставлены подарочные чашки французских, немецких и русских заводов конца XVIII — начала XIX века, интересные своей формой и росписью.

Второй проходной кабинет

Павловский дворец. Второй проходной кабинет

Павловский дворец. Второй проходной кабинет

Второй и Третий ка­бинет (аналогичный ему по планировке), расположенные по концам Картинной галереи, связывают ее с прилегающими помещениями. Их планировка и отделка принадлежит В. Бренне. Стены Второго кабинета облицованы розовым искусственным мрамором. Роспись плафона имитирует лепку на фоне мозаики из золоченой смальты. В нишах помещены крупные фарфоровые вазы, окрашенные кобальтом, с золочеными фигурками детей-сатиров и гирляндами плюща. Они изготовлены на Петербургском фарфоро­вом заводе. Выразительна мраморная скульптура, изо­бражающая младенца Ганимеда, похищаемого орлом, итальянской работы XVIII века. На стенах, в старин­ных резных золоченых рамах, барельефы «Клятва Ахилла у урны с прахом Патрокла» и «Встреча Оре­ста и Пилада с Электрой». Они воссозданы в 1958 году по фотографиям скульптором В. Григорьевым взамен похищенных во время войны оригиналов скульптора Я. Шеффауэра.

Интересен шкафчик-секретер «корневого дерева», отделанный чеканной бронзой и барельефом англий­ского завода Веджвуда, изображающим античную сце­ну. Это – работа известного французского мебельщика конца XVIII века А. Вейсвейлера. На нем установлены изящные астрономические часы, украшенные цветными эмаля­ми, работы мастерской Лагеза в Льеже. В оформлении часов принимал участие эмальер Ж. Котто, один из создателей знаменитого туалета, подаренного Марией-Антуанеттой владельцам Пав­ловска. Часы указывают время, числа и дни недели, меся­цы, времена года и фазы луны. Выявление и опознание часов и их приобретение у частного лица — ре­зультат собирательской работы научных сотрудников музея.

Картинная галерея

Павловский дворец. Картинная галерея

Павловский дворец. Картинная галерея

Картинная галерея — эффектный, изогнутый зал, освещенный окнами с двух сторон, создан В. Бренной в 1797 году. Несмотря на сравнительно скромную ар­хитектурную отделку (благодаря удачно найденным пропорциям), галерея выглядит торжественным дворцовым помещением. Назначение его как хранилища произведений изящных искусств подчеркивается живо­писными плафонами-картинами, исполненными худож­ником Я. Меттенлейтером (воссозданными А. В. Трескиным). Центральный плафон «Триумф Аполлона» (древнегреческого бога солнца и верховного покрови­теля искусств) выполнен по композиции выдающегося итальянско­го художника XVII века Гвидо Рени, украшавшей один из римских дворцов под названием Палаццо Роспильози.

Картинные галереи являлись необходимой принад­лежностью русских дворцов XVIII века. Собрания полотен должны были свидетельствовать о художествен­ных вкусах и просвещенности их владельцев. Однако, системный подход к подбору произведений коллекции, как правило, отсутствовал. Собирательство, по большей части, носило случайный характер, а развеска в залах подчинялась декоратив­ному принципу. Так произошло и в залах галерей Павловского дворца, на стенах которых были размещены про­изведения живописцев разных стран, разностильные по сюжетам и по характеру исполнения.

Художествен­ное единство собрания галерей достигается лишь характерной для XVIII века развеской, в основу которой положена симмет­рия, размер картин и соблюдение единого колорита в пределах стены. Характерен и сам подбор произведений. Значительное место занимают большие эффект­но написанные декоративные полотна, исполненные итальянскими и фламандскими художниками для дворцовых залов. Из этой группы наиболее интерес­ным и значительным является полотно неаполитан­ского художника XVII века Луки Джордано «Изгна­ние из рая», выделяющееся своим красоч­ным колоритом и выразительной динамикой. По свиде­тельству современников, это – одна из лучших картин выдающегося мастера итальянской живописи.

Наряду с большими, здесь представлены и малые картины прославленных голландских мастеров XVII века. Это – реалистически написанные жанровые сцены и пей­зажи, являющиеся украшением жилищ голландских бюргеров. Здесь же представлены типичные для голландской жи­вописи натюрморты П. Класса, Я. Веникса и, редкого в собраниях музеев мира, Питера ван ден-Боса.

Большой интерес представляет эскиз к картине «Оплакивание Христа» крупнейшего фламандского ху­дожника XVII века Питера Пауля Рубенса. Некоторые картины были исполнены художниками по заказам владельцев дворца. Это – произведения Помпео Батони, Анжелики Кауфман, Антона Рафаэля Менгса и ряда других. Большую и кропотливую работу по профилакти­ческой реставрации картин — дублированию обветшав­ших холстов, закреплению осыпей красочного слоя и снятию старого потемневшего лака провели опыт­ные художники-реставраторы С. И. Коган и М. 3. Прокопчук.

Резная золоченая мебель, осветительные приборы из хрусталя и бронзы и декоративные вазы из цвет­ного камня (изготовленные российскими мастерами-кам­нерезами на Екатеринбургской, Колыванской и Петер­гофской гранильных фабриках во второй половине XVIII и начале XIX века) дополняют художественное убранство галереи. Среди многочисленных предметов из камня выделяются изящные по форме вазы из корич­невого коргонского порфира с бронзовыми гирлянда­ми. Они выполнены под руководством «каменодельного мастера» Ф. В. Стрижкова, создателя Колыванской гранильной фабрики. Этот выдающийся умелец и изобретатель открыл и использовал в художественных изделиях горные богатства Алтая.

Другой, не менее талантливый мастер (работавший на Екатеринбургской гранильной фабрике) В. О. Коковин исполнил шаровидные вазы-чаши с крышка­ми из зелено-серой калканской яшмы. Вазы украшены тонким, хорошо прорисованным резным орнаментом. Под отвинчивающимися ножками скрыты подписи ма­стера и дата изготовления ваз (1809 — 1810 годы). Датированные изделия очень редки, так как крепостные ма­стера обычно не подписывали созданные ими произ­ведения. На резных золоченых столах-консолях расположены часы и канделябры из золоченой и темной бронзы французской работы XVIII века. Особенно изящны бронзовые канделябры-тре­ножники, стоящие на пьедесталах. Они отличаются изысканностью формы, тонкостью чеканки и прекрас­ной позолотой. Канделябры созданы в мастерских од­ного из лучших французских бронзовщиков второй по­ловины XVIII века Пьера Гутьера.

Привлекают внимание крупные фарфоровые вазы синеватого тона с тонким золоченым рисунком. Руч­ками им служат скульптурные фигурки девушек в ан­тичных одеждах, склонившихся над горлом вазы — «колодцем», отчего эти вазы получили название «сплетниц». Автором этой самобытной композиции считается А. Н. Воронихин, выполнявший рисунки для изделий Им­ператорского фарфорового завода. Вазы были выполнены в 1808 году.

Третий проходной кабинет

Павловский дворец. Третий проходной кабинет

Павловский дворец. Третий проходной кабинет

Третий проходной кабинет связывает Картинную галерею с парадным Большим, или Тронным, залом. Стены кабинета, облицованные розовато-сиреневым мрамором, украшены панно со вставками из синего стекла. Стекло покрыто росписью, изображающей ми­фологические фигуры, гирлянды цветов. Этим при­емом В. Бренна создал эффект нарядного дворцового интерьера. Чтобы смягчить резкую разницу в высоте прилегающих к кабинету помещений, художник-деко­ратор Пьетро Гонзаго особым образом расписал пла­фон.

Архитектурная композиция, изображающая ку­пол, колонны и перспективу аркады, создавала иллю­зию пространства и как бы скрадывала резкий переход к следующему, высокому залу. Погибший в огне пожара плафон был воссоздан художником А. В. Трескиным. Убранство кабинета носит характер небольшой парадной гостиной. Решенное в архитектурных фор­мах бюро красного дерева с бронзой работы Д. Рент­гена, легкие изящные стулья, обитые лионским шел­ком XVIII века, выполненные в мастерской француз­ского мебельщика Делануа, фарфоровые вазы, кобаль­товые с белыми украшениями, создают единый ху­дожественный ансамбль.

Изящная скульптурная группа «Три грации» вы­полнена из бисквита на прославленной Мейсенской мануфактуре в 1785 году по модели скульптора Хри­стиана Юхтцера. Часы, украшающие камин, имеют форму портика с колоннами, исполненного из белого и черного мра­мора и золоченой бронзы. Портик завершает фигура орла с молниями в лапах — символ Юпитера. Часы выполнены в парижской мастерской П. А. Карона (впоследствии — известного драматурга П. Бомарше, который первоначально был часовым мастером при дворе короля). Достоин упоминания экран перед камином, украшенный брон­зовыми змеями и старинной (1804 года) вышивкой, представляющей вид у дворца в Павловске.

Большой (или Тронный) зал

Павловский дворец. Большой (или Тронный) зал

Павловский дворец. Большой (или Тронный) зал

Помещение было создано В. Бренной в 1798 году. Первона­чально, он назывался Большой парадной столовой. Названию соответствовала и его отделка: в лепной декор стен были введены изображения фруктов, цветов и музыкальных инструментов. Но вскоре, в зале, на фоне закрытого окна, расположенного против вхо­да, был установлен трон Павла I, задрапированный малиновым бархатом с золотым позументом и кистя­ми. Отсюда появилось и второе название зала — Трон­ный.

В 1814 году здесь был устроен торжественный прием генералов и офицеров гвардейских полков, вер­нувшихся из Парижа после победы в войне с Наполеоном. В связи с этим событием, трон был убран из зала и больше не восстанавливался. Квадратный в плане, со срезанными углами, в ко­торых находятся глубокие ниши с монументальными лепными печами, зал поражает своим простором. Его пло­щадь его — 400 квадратных метров.

Белые с золотом жирандоли по стенам и красного дерева с бронзой двери усиливают общее впечатление торжественности зала. Огромные арочные окна с четырех сторон придают помещению характер отдельного павильона. Арки окон поддерживаются кариатидами, первона­чально исполненными скульпторами И. П. Мартосом и М. И. Козловским. Утраченные при пожаре скульп­туры были вновь воссозданы Н. И. Мальцевой и Т. П. Шабалкиной под руководством И. В. Крестовского.

Роспись огромного плафона, эскизы которого были разработаны Пьетро Гонзаго, осталась неосуществлен­ной. Лишь через 150 лет, при реставрации зала, был воплощен замысел талантливого декоратора. По сохранив­шимся эскизам его выполнила бригада художников, ру­ководимая А. В. Трескиным. Изображение уходящей ввысь колоннады, свисающих с балконов знамен и от­крытого с легкими облаками неба над ними иллюзор­но поднимает высоту зала, делая его еще более тор­жественным.

От написанных на плафоне балконов спускаются четыре фонаря в корпусах, украшенных росписью, бронзой и хрусталем. Эти нарядные фонари были вы­полнены в 1801 году петербургским мастером И. Це­хом. Один из них сохранен в эвакуации, и по нему с необычайной точностью были воссозданы три дру­гих. Эта работа была проделана в 1971 году в экспе­риментальных мастерских Высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной в Ле­нинграде.

Здесь, в самом большом и парадном зале дворца, в «особо торжественные дни» накрывались столы для приглашенных гостей — ино­странных послов, членов сената и синода и других «знатных обоего пола персон». Круглый стол в центре зала украшен великолеп­ной хрустальной жирандолью российской работы конца XVIII века и сервирован так называемым Парижским сервизом, одним из самых старых сервизов дворца. Он был исполнен на Севрской королевской ману­фактуре Парижа в 1770-х годах и употреблялся лишь в самых торжественных случаях. Этим же сервизом были украшены столы в 1814 году, во время празднования победы в войне с Наполеоном.

На боковых столах размещен Золотой сервиз импе­ратрицы, созданный на Петербургском императорском фарфоровом заводе б 1828 году. Скульптурные груп­пы мифологического характера, украшающие вазы, выполнены по моделям С. С. Пименова. Сервиз, включавший свыше 600 предметов, предназначался для па­радных приемов в Гатчинском дворце. Огромные фарфоровые вазы Севрской мануфакту­ры — первоклассные образцы художественной про­мышленности Франции второй половины XVIII века.

Оркестровая

Павловский дворец. Оркестровая

Павловский дворец. Оркестровая

Рядом с Большим залом расположены два поме­щения, связанные с ним по назначению. Пер­вое — Оркестровая, скромно отделанная комната, укра­шенная орнаментальной росписью стен и медальонами с изображением мифологических персонажей. Она предназначалась для музыкантов придворного орке­стра, который во время парадных обедов и балов раз­мещался у зеркальной двери, открывавшейся в Боль­шой зал.

Сохранился уникальный нотный стол-пюпитр для оркестрантов, выполненный из наборного дерева. На крышке стола изображены музыкальные инстру­менты, входившие в состав камерного оркестра: скрипка, флейты, валторна, различные рожки. Когда стол раздвигается, в его конструкции образуются пю­питры для десяти музыкантов. В выдвижных ящи­ках сохранились и деревянные с шарнирами подсвеч­ники для освещения нот. Стол-пюпитр был изготовлен итальянским мастером-мебельщиком Джузеппе Маджолини около 1790 года.

Основное место в убранстве Оркестровой комнаты теперь занимает скульптура. Перед окном — мрамор­ная группа работы И. П. Мартоса «Памятник в. кн. Александре Павловне», исполненная в 1812—1814 го­дах. Скульптура ранее находилась в парке, в специ­ально созданной К. Росси деревянной беседке (утраченной во время войны). В парковом памятнике-монументе был вмонтирован и мраморный барельеф, созданный Мартосом в 1806 году, изображающий гения скорби, опирающегося на гаснущий факел жизни.

Третья, представленная здесь ра­бота Мартоса — надгробие За­гряжскому, выполнено в виде барельефа-стелы с изображением фигуры скорбящей женщины у сломанного дуба. В этих произведениях выдающийся скульптор пере­дал в классических образах тихую элегию скорби. Здесь же находятся произведения другого талант­ливого мастера русской монументальной скульптуры XVIII века — М. И. Козловского. Одна из его скульп­тур изображает мечтательного юношу, сидящего на скале; другая — Аполлона, охотника. Эти работы отно­сятся к раннему периоду творчества мастера.

Буфетная

Павловский дворец. Буфетная (фрагмент комнаты с музыкальными часами)

Павловский дворец. Буфетная (фрагмент комнаты с музыкальными часами)

Рядом с Оркестровой комнатой находится Буфетная, откуда слуги подавали блюда на стол. Убранство комнаты то­гда составляли низкие полушкафы с мраморными крышками. В настоящее время, в шкафах вы­ставлены образцы дворцовых чайных и столовых сер­визов, употреблявшихся как во время парадных приемов, так и в повседневной жизни дворца. В левом шкафу размещены предметы из десерт­ного сервиза Розового павильона в Павловском парке. Тарелки, вазы и оригинальной формы чашки — компотницы благородного кобальтового тона с позолотой укра­шены изображением различных сортов роз на белом фоне. Роспись этого уникального сервиза выполнена по альбомам роз, созданным Пьером Редуте для Жо­зефины — жены Наполеона.

В шкафу между окон представлены образцы фаянсовых серви­зов английских заводов Веджвуда и Спода. Наиболее интересен сервиз с изображением орудий сельского труда, ранее находившийся в павильоне Старое шале в парке Павловска. Стены помещения украшает серия картин-натюрмортов, среди ко­торых преобладают работы итальянского художника XVII века Кампидолио. Заметный интерес представляет бронзовая, с хрустальным убором, лю­стра работы российских мастеров XVIII века. Верх лю­стры украшен букетом хрустальных ландышей.

Кавалерский зал

Павловский дворец. Кавалерский зал

Павловский дворец. Кавалерский зал

Зал был отделан по проекту В. Бренны в 1798 году. Он предназначался для придворных приемов кавалеров мальтийского рыцарского ордена — военно-духовной организации, созданной еще во времена крестовых по­ходов. Занятие острова Мальты — основной базы орде­на — французскими войсками и изгнание кавалеров ордена из пределов Франции во время революции, вынудило их искать покровительства у российского правительства. К тому же, и сам Павел I, любивший принимать участие во всевозможных тайных обществах, являлся одним из его членов. В 1798 году Павел I стал «гроссмейстером» (главой ордена) и мечтал сплотить в его рядах дворянство Рос­сии и Европы для совместной борьбы с французской революцией.

Стены зала богато декорированы орнаментальной лепкой и барельефами классического характера с изо­бражением жертвоприношений, шествий и вакхиче­ских плясок. Лепной декор стен плавно переходит в орнаментальную роспись плафона, также выполнен­ную «под лепку». Отделка зала являлась прекрасным фоном для со­бранной здесь коллекции античной скульптуры — про­изведений римских мастеров II—III веков н. э. Подобные «залы антиков» были необходимой принадлежностью многих русских дворцов XVIII века — в период наи­большего увлечения вновь открытым искусством древ­него мира.

Начатые в 1748 году раскопки Помпеи, древнеримского города, засыпанного при извержении Везувия в 79 году н. э., дали стимул к кол­лекционированию антиков. Значительная часть пред­ставленных здесь статуй и пеплохранительниц — из со­брания англичанина Лайдо-Броуна. Они были куплены Екатериной II. Наибольший интерес представляет портретная статуя императрицы Фаустины-младшей в образе Венеры, Нимфа с раковиной, когда-то служившая украшением фонтана, римлянин в тоге и мальчик с мертвой птичкой в руке.

Вся коллекция скульптуры дворцовых залов, вклю­чая и антики Кавалерского зала, в первый же месяц войны была убрана в один из дальних отсеков двор­цовых подвалов. Для безопасности, скульптура была засыпана песком, а вход в отсек заложен кирпичом и умело замаскирован. Эта трудоемкая и ответственная работа была выполнена сотрудниками музея (в основном женщинами) под руководством ди­ректора музея И. К. Микрюкова. Тщательно проведенная консервация оправдала себя, тайник со скульптурой не был обнаружен во время оккупации, несмотря на то, что штаб немецкого командования располагался в тех же под­валах.

Лишь три самые крупные и тяжелые статуи оста­лись в Кавалерском зале. Во время оккупации, они были перенесены в Египетский вестибюль, подготовлены к от­правке в Германию, но так здесь и остались, а во вре­мя пожара дворца обгорели и были разбиты рухнув­шими перекрытиями. Две из них — «Нимфа, держащая раковину» и «Римлянин в тоге» в настоящее время реставрированы и находятся на своих прежних местах.

Вдоль стен зала стоят стулья, окрашенные в белый цвет, с решетчатыми спинками ложноготического ри­сунка. Подобная мебель вошла в дворцовый обиход во второй половине XVIII века. В это время многие рус­ские архитекторы, в том числе В. И. Баженов, М. Ка­заков и их последователи, проявляли большой интерес к романтической архитектуре средних веков. Всего лишь по одному изломанному стулу, найденному в быв­шем немецком блиндаже после освобождения Пав­ловска, удалось восстановить весь гарнитур, составляющий ан­самбль убранства зала. Эта кропотливая работа была выполнена в мастерских дворцов-музеев города Пушкина.

Дворцовая церковь

Павловский дворец. Дворцовая церковь

Павловский дворец. Дворцовая церковь

Украшенные позолотой двери ведут из зала на хоры бывшей дворцовой церкви. В отличие от других подобных сооружений, церковь дворца не имела тради­ционного характера культового помещения. Это – скорее нарядный и торжественный дворцовый интерьер эпохи классицизма. Вопреки канонам русской православной церкви, в его архитектурном оформ­лении была широко использована декоративная скульп­тура. Статуи аллегорического содержания находились в нишах стен, над дверьми хоров и на пилонах белого с золотом иконостаса. Эти статуи, изображающие ко­ленопреклоненных ангелов, были созданы в 1799 году выдающимся российским скульптором И. П. Прокофь­евым. Он же исполнял аналогичные скульптуры в церкви Греческого корпуса, Горного института, Ме­дико-хирургической академии, Гатчинского дворца и др.

Утраченные в пожаре дворца статуи были воссозданы по старым снимкам скульпторами Т. П. Шабалкиной и Н. И. Мальцевой. В иконостасе и по стенам вместо традиционных икон были размещены копии с картин западноев­ропейских художников XVII—XVIII веков: Э. Мурильо, А. Корреджо, П. Баттони, Г. Рени, Доменикино и др. Ко­пии, заменившие утраченные в войну, были исполнены ху­дожником А. В. Трескиным. Им же воссоздана и овальная картина плафона «Обращение Савла», заменившая аналогичную (находящейся в Вене), напи­санную в 1799 году Я. Меттенлейтером по композиции П. Рубенса.

Особую парадность помещению придают монумен­тальные резные, белые с золотом торшеры, установ­ленные на лепных кронштейнах по стенам зала. Массивная люстра, увенчанная государственным гербом, подсвечники и подвесные лампады выполне­ны из серебра ювелиром Ивером Бухом, одним из вы­дающихся мастеров-серебряников Петербурга конца XVIII века. Есть основания считать, что все эти предметы, как и общая композиция иконостаса, выполнены по рисункам выдающегося московского архитектора М. Ф. Казакова. Последний, неоднократно выполнял аналогичные по­ручения императрицы — хозяйки Павловского дворца.

Здесь, в торжественной обстановке в 1799 году огла­шались реляции (донесения) А. В. Суворова о воен­ных действиях и представлялись трофейные знамена, взятые у неприятеля. Победы русской армии в Италии следо­вали одна за другой в течение всех летних месяцев 1799 года. 9 августа 1799 года здесь была оглашена очередная реляция Суворова о взятии крепости Мантуи и изгнании неприятеля с территории Италии. Здесь впервые прозвучал новый титул полководца — князь Италийский. Каждая суворовская реляция о победе сопровожда­лась пальбой из пушек с крепости (101 выстре­лом и вечерней иллюминацией Павловска).

Кавалергардская и Передняя

Павловский дворец. Кавалергардская

Павловский дворец. Кавалергардская

К Кавалерскому залу примыкает Кавалергард­ская — комната для офицерского караула полка кава­лергардов. Через это помещение проходили все при­глашенные на дворцовые приемы и церемонии. Здесь и в небольшой Передней, ведущей на слу­жебную лестницу, в свое время была размещена выставка, представляющая (с привлечением документальных материалов) подвижнический труд реставраторов, вложенных ими в возрождение Павловского дворца и парка.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.М.Кучумова.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: