18.11.2017

Готика в Чехии. Архитектура, дизайн интерьера, скульптура, живопись. Часть 2

В период правления Вацлава IV (сына и преемника Карла IV) изменились идеалы и вкусы придворной среды. В это время, монументальные масштабы произведений и идеи величия империи успели отойти в прошлое, уступив место, так называемому, «прекрасному стилю», искусству камерному по формам, изящному и больше адресованному индивидуальному восприятию. Однако, на этом, расцвет чешской готики не завершился. Географические и социальные рамки стиля расширились, завоевав более широкие области провинции и став достоянием средних слоев чешского городского населения. Таким образом, к придворному искусству рубежа столетий добавился еще один (более демократичный) вариант, обогативший чешскую архитектуру, дизайн интерьера, скульптуру и живопись новыми творческими идеями.

Прага. Готическая архитектура. Собор Св. Вита, Карлов мост. Архитектор П. Парлер.

Прага. Готическая архитектура. Собор Св. Вита, Карлов мост. Архитектор П. Парлер.

Главная черта чешского готического искусства эпохи расцвета состояла в непрерывности линии его развития, начиная с середины XIV в — к искусству около 1400 года. Непосредственную преемственность художественных идей можно проследить в живописи от Вышебродского ал­таря, возникшего на заре эпохи, к искусству мастера Теодорика, затем к Тржебоньскому алтарю и к изображениям мадонн «прекрасного стиля».

Подобным образом, в архитектуре Парлержа видна прямая эволюци­онная линия к все более усложняющимся системам позднеготических сводов и все более ясной концепции зального пространства, нашедшей отражение в зданиях рубежа веков. В скульптуре, подобную тенденцию можно проследить от того же Парлержа – к «прекрасным мадоннам». При этом, если в любом из упомянутых искусств сопоставить памятники разных этапов (или даже памятники начальной и ко­нечной точек развития), между ними легко обнаруживается общность, осо­бый «чешский колорит», проявившийся в стилистике и образной структуре. Все это дает возможность без труда идентифицировать «чешскую школу» в готической архитектуре, дизайне интерьера, скульптуре и живописи.

Таким образом, чешская готика эпохи расцвета не может быть охарактеризована как искусство, создававшееся конгломератом ху­дожников из разных стран. Она представляет собой самобытный, цельный и логичный процесс национального художественного развития, которому политическая конъюнктура лишь придала начальный импульс и создала благоприятные ус­ловия. Это развитие продолжалось до 10-х годов XIV в., пока не оказалось насильственно прерванным революционными событиями и, последовавши­ми за ними, гуситскими войнами.

Гуситская революция, сама по себе, была национальным движением, возникшим в специфической чешской среде. Тот факт, что именно здесь была предпринята первая в европейской истории попытка совершить радикальную реформу католической церкви, уже в то время свидетель­ствует, в первую очередь, о ярко выраженном националь­ном самосознании чехов. Об этом же говорит и, предшествовавший гуситскому движению, расцвет чешского искусства. Можно сказать, что на­циональное самосознание чехов, впервые проявившееся в художественной сфере, позже обрело новые формы выражения в религиозной сфере.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: