17.08.2017

Готика в Чехии. Архитектура, дизайн интерьера, скульптура, живопись. Часть 8

В миниатюрах чешских манускриптов переплетались традиции разных стран, в первую очередь, французские и итальянские. Но, взятые вместе, рукописи образуют единую художественную линию, с ясно опре­деленным набором стилистических черт. В этой связи, неудивительно, что именно в книжной миниатюре (традиционном монастырском искусстве), и именно в период художественного становления появился в высшей степени оригинальный памятник, обладающий высокой художественной ценностью. Речь идет о «Пассионале аббатисы Кунгуты».

 «Пассионал аббатисы Кунгуты»

«Пассионал аббатисы Кунгуты»

Этот иллюстрированный манускрипт создавался в 1312-1321 гг. в праж­ском бенедиктинском монастыре св. Георгия, по заказу его аббатисы Кунгуты, дочери короля Пржемысла II. Пассионал представляет собой сборник трактатов, написанных доминиканцем Колдой, в духе неоплатонической ми­стики. В его состав вошли: морально-дидактическая притча, проповеди на темы Страстей Христа и страданий Богоматери, а также — христианское истолкова­ние астрологии. В иллюстрациях к трактату, как и в рукописях королевы Рейчки, представлены французские и восточноанглийские стилистические элемен­ты.

В иконографии и пластике фигур Пансионала можно найти и византийские чер­ты, по всей вероятности, заимствованные из искусства венецианской области. Но, все разнообразные стилистические атрибуты органично соединены в единое целое, почти безупречное, по образному строю (в отличие от массовой художественной продукции этого периода, тяготевшей к формализации человеческого об­раза).

Миниатюры Пассионала проникнуты живым и эмоционально выразительным лири­ко-драматическим чувством. Конечно, подобный эмоциональный всплеск не был неизменным атрибутом чешского искусства XIV века. Но, все же, вряд ли слу­чайно, что эмоциональный настрой произведения, возникшего в преддверии становления чешской художественной школы, перекликается с эмоциональной тональностью Тржебоньского алтаря, зна­менующего кульминационный этап художественного раз­вития этого столетия. Вероятно, мастеру миниатюр Пассионала удалось выразить существенные и глубинные черты нацио­нального мироощущения той поры.

Те же явления, что и в живописи (возрастание количества продукции, стилистическое и типологическое сближение с западноевропейским искус­ством и образование локальных мастерских) имели место и в чешской скульптуре первой трети XIV века. Здесь, они оказались даже более заметны, поскольку предыдущая эпоха (ХIII век) сохранила в Чехии лишь весь­ма немногочисленные скульптурные памятники.

Как и в ХIII веке, чешская скульптура в это время развивалась под сильным немецким влиянием. Если ХIII век был эпохой монументальной каменной скульптуры, то XIV век, особенно в Германии, стал временем распространения станковых форм, сопровождавшимся постепенным вытеснением камня – деревом. Оба эти новшества вскоре нашли отражение в чешской скульптуре. Уже в 20-е годы XIV века, в Чехии появляются «образы индивидуального поклонения», близкие, как принято считать, в рейнской области.

Их представляли «героическая», или «вер­тикальная», пьета, с маленькой, застывшей фигуркой мертвого Христа, на коленях у скорбной Богоматери, и «мистическое» распя­тие — экспрессивное и натуралистическое изображение смертных мук Спасителя на кресте. Этот был новый иконографический тип, вызванный к жизни мистическими настроениями, который нашел художественное воплощение на чешской почве в, так называемом, «Пржемысловском кресте», находящимся в церкви святого Игнация в Йигаве, датируемом 1320-1330 гг. с огромной, превосходящей рост человека, фигурой распятого Христа.

Нередко, в чешской скульптуре этого периода встречается и фигура стоящей с младенцем на руках Богоматери – иконографический тип более раннего и более западного происхождения, являющийся наследием французских соборных статуй. Самая ранняя из чешских мадонн этого типа – Страконицкая (Прага, Национальная галерея) — обладает всеми признаками монументальной скульптуры. Это – большая, торжест­венно неподвижная, фронтально стоящая, объемная и устойчивая фигура, со строгими вертикальными складками одежды.

«Мадонна из Михле»

«Мадонна из Михле»

В несколько более позд­ней статуе мадонны (возникшей около 1340 г.) «Мадонне из Михле» (Прага, Национальная галерея), преобладают уже черты «постклассического» линеарного стиля. Фигуры богоматери и младенца уплощаются, исчезают за сложной системой ост­рых, четких складок одежд. Их лица освещают куртуазные улыбки и симметрично обрамляют локоны. «Мадонну из Михле» отличает высокий уровень исполнения. Это — визуально привлекательный образ, сочетаю­щий в себе, унаследованную от соборного искусства ХIII века, горделивость и куртуазное изящество постклассической эпохи, представленное с неподдельной приветливо­стью облика. Статуя возникла в округе Брно, откуда происходит еще пять или шесть подобных статуй мадонн.

Несомненно, в те времена, в Брно существовала местная школа деревянной скульптуры. То, что чешская скульптура этого времени не была конгломератом произведений, а стала началом самостоятельной скульптурной традиции, подтверждают многочисленные стилистические параллели, существующие между скульптурной школой в Брно и чешской станковой живописью 40-х — начала 50-х годов XIV века, ставшей первым выдающимся явлением национальной художественной культуры в Чехии.

Таким образом, можно сказать, что в первые десятилетия XIV века, чешское искусство, преодолевая отставание от искусства Запад­ной Европы того времени, влилось в общий поток европейского художественного разви­тия, формируя, вместе с тем, собственные художественные силы. Во многом, эти процессы определялись политической ситуацией, сложившейся в Чехии после прихода к власти в 1310 г. короля Яна Люксембургского, родо­начальника новой династии на чешском троне — Люксембургов.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: