18.09.2017

Готика в Чехии. Архитектура, дизайн интерьера, скульптура, живопись. Часть 15

Торжественность заложения замка свидетельствует о целеустремленности и дальновидности политики Карла IV. Еще не имея инсигний, король был уверен, что их получит, и, кроме того, заранее решил сделать Карлштейн местом служения Христу. Ряд исследователей полагает, что идейный замысел Карлштейна сложился у Карла IV на основании двух источников. Идея хранить императорские инсигнии в трудно доступном укрепленном замке была подсказана самой историей имперских сокровищ. С 1126 по 1330 год (пока Людвиг Баварский не увез их в Мюнхен) они хранились в башне штауфенского замка Трифельз в Рейнском Пфальце.

Замок Карлштейн. Стены и башни.

Замок Карлштейн. Стены и башни.

Идею воздвигнуть святилище для реликвий Страстей Христа Карл IV почерпнул, скорее всего, во Франции. Образцом ему послужила парижская капелла Сен-Шапель, возведенная Людовиком IX Святым для хранения и почитания тернового венка Христа. Воспитываясь во Франции и присутствуя при торжественных демонстрациях тернового венца народу, Карл должен был видеть как возвышает престиж французских королей обладание редкостной реликвией. Орудия Страстей Христа, входящие в состав имперских коронационных сокровищ, давали удобный повод ввести подобный культ в Чехии. В особенности, это было важно при условии, что чешский король будет иметь в своей собственности реликвии, по возможности, не уступающие терновому венцу и имперским святыням.

Следует сказать, что французские короли стали обладателями тернового венца и других реликвий Страстей Христа на сто лет раньше, чем Карл IV, в эпоху последних крестовых походов и еще не угасших надежд освободить Святую землю и гроб Господень. Германские императоры имели копье и другие реликвии среди коронационных сокровищ с еще более ранних времен. Вместе с тем, характерно, что именно с ХIII века, в предметах, которые прежде считались реликвиями различных святых, стали видеть реликвии Страстей Христа. Так, копье почиталось первоначально как оружие императора Константина, подаренное в 800 г. палой Львом III Карлу Великому в качестве знака императорской власти, затем его приписывали св. Маврикию. С ХIII в. оно стало называться копьем св. Лонгина.

Карл IV выступил на историческую арену позже, когда эпоха крестовых походов уже миновала. Однако, желая сделать Чехию государством, равноправным с ведущими государствами Европы, он (по примеру французских королей) постарался окружить светскую власть ореолом святости. В намеренном возвышении культа реликвий, как и во многих явлениях придворного искусства Карла IV, проявился своеобразный традиционализм этого правителя, вызванный желанием использовать идеологический опыт государств, пути которых он собирался следовать.

Идейным замыслом Карлштейна обусловлены наиболее существенные черты его архитектурного облика. Замок стоит на скалистой горе и производит впечатление неприступной крепости, благодаря своим внушительным размерам, мощным формам башен и компактности группирования архитектурных объемов в ограде стен. Впечатление неприступности вполне соответствует реальности. Замок имеет чрезвычайно основательную и продуманную систему укреплений. В ней были применены такие новинки фортификационного искусства, как двойные крепостные стены с коридором между ними. Он предоставлял защитникам замка удобную возможность обстреливать неприятеля с внутренних стен в случае, если бы ему удалось преодолеть их внешний пояс. Это новшество сочеталось со старинными средствами укрепления.

Стены сооружения имеют огромную толщину: оградительные — около полутора метров, а северная стена главной башни достигает в нижнем этаже толщины семи метров. Кроме того, в замке существовала целая система рвов и подъемных мостов. Террасы с крутыми склонами, из которых слагается рельеф замковой территории, и скалистая неровная поверхность площадок вокруг зданий почти исключали передвижение по земле. Из одного здания в другое можно было попасть лишь по подъемным мостам на высоте второго или третьего этажей, а также по лестницам в толще стен, многократно проходя при этом через помещения с вооруженной охраной. Главная башня, хранившая в себе имперские сокровища, имеет свое собственное укрепление: она заключена в квадрат высокой зубчатой стены с башенками для стражи по углам. Совершенство своей фортификационной системы Карлштейн доказал в период гуситских войн. Он так и не был взят осаждавшими его войсками гуситов.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: