19.11.2017

Готика в Чехии. Архитектура, дизайн интерьера, скульптура, живопись. Часть 16

Яркое эмоциональное воздействие замка Карлштейн отнюдь не исчерпывается впечатлением его неприступности. В планировке его ансамбля и в соотношениях архитектурных форм и дизайна интерьера был найден образный, пластический эквивалент идейному замыслу сооружения. Замок построен на трех террасах. Под ними, но уже в черте стен, находились дом бургграфа и дома для стражников, еще ниже — колодезная башня. Таким образом, в нижней части замка были сосредоточены постройки, отвечавшие практическим, повседневным нуждам жизни его обитателей.Стена с воротами отделяет утилитарную (по своим функциям) часть ансамбля от основной его части, включающей в себя жилой дворец и две башни с капеллами. Дворец (с парадными залами в двух нижних этажах и с жилыми покоями императора и императрицы наверху) намного превосходит здание бургграфа своими размерами, кроме того, расположен гораздо выше, и доминирует над ним как жилище властителя над домом челяди. Уровень следующей террасы значительно превышает уровень той, на которой находится дворец. На ней стоит приземистая, почти кубическая башня, заключающая в себе капитульную церковь и молельню императора.

Перепад между террасами представляет собой отвесную стену, так что попасть в башню можно было только из дворца по подъемному мосту. Переход между строениями находился в третьем этаже дворца и вел из-за разницы в уровнях построек во второй этаж башни.На верхней террасе (и без того возвышающейся над остальными) была воздвигнута самая большая и самая высокая башня, в третьем этаже которой помещалась капелла св. Креста. В ступенчатой композиции Карлштейна наглядно представлена иерархия степеней идеологической значимости составляющих ансамбль зданий. Обслуживающие замок постройки занимают зримо подчиненное положение по отношению к дворцу. Светский, по своим функциям, дворец находится у подножия башен, содержащих культовые помещения. Башня же, предназначенная служить хранилищем имперских и чешских святынь, доминирует над всем ансамблем.

Замок Карлштейн. Фрагмент интерьерного убранства.

Замок Карлштейн. Фрагмент интерьерного убранства.

Тому же принципу движения (от светского — к сакральному) был подчинен живописный декор интерьеров Карлштейна. Необходимость попадать из одного здания в другое по подъемным мостам вынуждала посетителя замка, направлявшегося в капеллу св. Креста, миновать сначала дворец с его парадным залом (росписи которого имели светский сюжет), затем первую башню (где в росписях капитульной церкви и оратория религиозная тематика сочеталась со светскими изображениями) и только в конце пути приступить к созерцанию декора капеллы св. Креста, воплощающему христианское представление об управляемом божественными силами универсуме.

Принято считать, что строительством замка занимался местный чешский архитектор. О старомодности замка свидетельствует простота дворцовых интерьеров: на каждом этаже они выстроены в один ряд. Как в некоторых современных Карлштейну (или возникших вскоре после него чешских замках — Бездез, Точник), внутренние помещения связаны между собой более сложным образом. Достаточно просты и конструктивные решения внутренних пространств. Лишь 2 капеллы замка (не считая двух сводчатых помещений во втором этаже главной башни, предназначавшихся для стражников) — капелла св. Креста и ораторий Карла IV — перекрыты крестовыми сводами, остальные помещения (дворцовые залы и покои, а также капитульная церковь) имеют балочные деревянные покрытия. При этом, средняя продольная балка опирается на ряд деревянных столбов, делящих зал на две части.

Замок Карлштейн. Фрагмент интерьера.

Замок Карлштейн. Фрагмент интерьера.

Вместе с тем, консерватизмом архитектора нельзя объяснить необычный (для рассматриваемой эпохи) характер карлштейнских башен. Две призматические большие башни — главная имела площадь 17,04 х 25,81 кв. м, вторая лишь немного уступала ей — были явлением совершенно нетипичным для замков XIV в. Для современных Карлштейну европейских и чешских замков характерно слияние башни с дворцом в единый массив, так что башня, имевшая лишь фортификационный смысл, образовывала укрепленный угол дворца, с наиболее опасной в случае нападения стороны. Иногда, башня строилась отдельно, но предшествовала в ансамбле зданию дворца, как бы заслоняя его собой. Чаще же, в европейских замках этого времени башни включались в линию крепостных стен.

В предыдущий период (со второй половины ХIII до начала XIV в.), башни строились внутри замковой территории изолированно друг от друга, но были, как правило, цилиндрическими, высокими и тонкими. Тип мощной призматической башни был выработан и существовал в более ранние эпохи средневековья. Карлштейнские башни повторяют форму и масштабы романского донжона X-XII веков. Выбор этого (в XIV в. уже определенно архаичного) типа башни и акцентирование этой формы ее двукратным повторением, по всей вероятности, были идеей не архитектора Карлштейна, а его заказчика, скорее всего, самого Карла IV.

В художественном отношении карлштейнские башни (хоть и необычные для своей эпохи) представляют собой органичное явление в придворном искусстве Карла IV. В архитектуре Карлштейна берет начало тот монументализм и тяготение к крупным, лаконичным, объемным и тяжелым формам, которое стало отличительной чертой архитектуры собора св. Вита и ансамбля Карлова моста в Праге, скульптуры Петра Парлержа и его артели, живописи мастера Теодорика и его школы. В идейном отношении «ретроспективизм» карлштейнских башен имеет такой же смысл, как стремление Карла IV прославить себя и свое правление приобретением реликвий, столь же ценных, как у германских императоров и французских королей в эпоху, когда подобный способ утверждения своей власти уже переставал быть актуальным.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: