05.12.2016

Строительство домов. Деревянное зодчество Русского Севера

Незабываемы на Севере белые ночи. Чутко дремлет чернеющий сосновый бор; светлая гладь реки, могутные дома все залито тихим жемчужным светом. На фоне немеркнущей зари над всем земным, обыденным высоко взметнулся ввысь стройный шатер одной церкви, рядом виднеется россыпь главок другой и ажурный силуэт колокольни между ними. Завораживает это величавое, надолго запоминающееся зрелище, созданное вдохновенным талантом безвестных зодчих. Строя дома, крестьяне заранее определяли, где будет центр поселения. Композиционным центром становились: в деревне — храм, в селе, объединяющем несколько деревень, — погост (на Севере религиозный, культурный и торговый центр). Бывало, погост ставили на перекрестках дорог розстанях, и к нему, словно лучи, сходились улицы деревни. Высившийся в центре храм, а чаще классический для Севера России ансамбль: высокая, просторная летняя и поменьше зимняя церковь да колокольня объединяли воедино все постройки селения. Большие их размеры подчеркивали важное общественное значение погоста в жизни волости.

Строительство домов на Русском Севере органично слито с окружающей природой. Здесь, в полной мере проявилось тонкое художественное чутье народных мастеров. На местах равнинных, на низких берегах рек ставили они церкви могучие, стройные, словно бы противопоставляя свое строение монотонности окружающего пейзажа. Церкви любили возводить и на высоких берегах озер и рек, чтобы отражались они в холодной глади вод и за многие версты были надежными ориентирами для всех плавающих и путешествующих. Деревянные храмы строили и в стороне от селений, в рощах, где плотно обступали их ели да сосны, под ветками которых стояли древние, покосившиеся могильные кресты. Деревянное строительство в северном крае находилось в руках самого народа, и в нем особенно ярко проявились его вкусы и народные архитектурные традиции. Крестьяне сообща решали, что им возводить и кому это дело доверить. Затем заключали письменный договор с мастерами, который представлял собой схематическое описание будущего строения и нередко заканчивался словами: а рубить, как мера и красота скажут. Плотницкие артели состояли тогда из нескольких мастеров первой руки, выполнявших самые ответственные работы, и помогавших им.

Преображенская церковь в Кижах. 1714 год.

Преображенская церковь в Кижах. 1714 год.

Для строительства домов, подбирали стройный, сосновый рудовый, или, как его еще называли, кондовый лес, с мелкослойной смолистой древесиной.

Рубили лес в зимнюю пору, когда дерево спит. Работали одним топором пилы до конца XVIIIсередины XIX века не употребляли, ведь пиленый лес легко впитывает влагу и скоро загнивает, а у рубленого дерева смолистые поры запечатаны на века. Бревна заготовляли одно к одному, затем расчищали место под стройку и лишь тогда приступали к складыванию первого венца будущей постройки. Самые длинные бревна шли на трапезную преддверие церкви, которая напоминала просторные боярские хоромы. Служила она и местом для мирского совета и сбора податей, здесь вершили суд, заключали сделки и хранили волостные документы. Пришедшие издалека богомольцы дожидались в трапезной начала службы, а после нее подкреплялись пищей перед дорогой. В храмовые праздники в складчину устраивали здесь пиры братчины и кануны, поминали всем волостным людом умерших. Трапезная к церкви примыкает с западной стороны, с восточной же у нее устраивается небольшой алтарный прируб. После складывания первого венца для крестьян-заказчиков был ясен план будущего строения, и они могли воочию представить его в натуральную величину. И затем венец за венцом росли стены будущей церкви. На нижние ряды бревна подбирали потолще, следили, чтобы ложились они по углам то комелем, то вершиной. Поднимать лес наверх помогали им сами заказчики. Когда церковная стопа поднималась над землей, приспевало время возводить кровли, шеи глав, ставить маковки с крестами. Прежде по тесовой кровле прокладывали слой бересты, чтоб оберечь ее от гниения, сверху же крыли чешуйчатым осиновым лемехом. На высоком срубе рундуке ставили тесовое крыльцо на два всхода, украшая его красным тесом досками с вырезанными на концах узорами. Строительство больших храмов продолжалось до двух лет, малые рубили за сезон и быстрее.

Северная земля — редкий заповедник деревянного зодчества, где можно встретить все основные типы русских церковных строений и множество их вариантов.

Самыми простыми в строительстве домов были клецкие часовни и церкви. Их можно было бы спутать с жилыми или хозяйственными постройками, если б не стройная, словно еловая, шишка-маковка на щипце кровли. Небольшие размеры делали их созвучными окружающему пейзажу. Объем клецких церковных построек прост и целен. Он состоит из трех поставленных по продольной оси прямоугольных срубов-клетей, разновеликих по высоте и размерам. Клецкие строения, подобно Троицкой церкви Елгомского погоста, являются далеким отголоском затейливо крытых древнерусских хором. Несколько верхних венцов их стопы развалены сделаны один шире другого, и сверху возведена бочка, наподобие перевернутой вверх килем лодки с опиленным носом и кормой. Крытые осиновым лемехом, они светились то под цвет северного неба спокойной голубизной, то золотились в лучах солнца.

Златоустовская церковь. Саунино. 1665 год.

Златоустовская церковь. Саунино. 1665 год.

Типичной для деревянного зодчества Севера Руси была и форма круглого храма.

В его основе лежит сруб с восемью и более углами, наподобие сторожевых башен древнерусских крепостей. Таким построили в 1655 году в селе Красная Ляга, под Каргополем, Сретенский храм, который походит на богатырскую крепостную башню. Объем его строг и предельно прост: на могучий бревенчатый сруб поставлен легкий стройный шатер, создающий впечатление взлета и отрешенности от всего мирского. С востока и запада два прируба, крытые бочками. Суровость стен, с живописными выпусками концов бревен по углам, оттеняет и ровная гладь шатра, и ювелирная отделка лемехом серебристых глав. Сегодня этот храм сиротливо стоит на большой лесной распадине в окружении берез.

Возводили на Севере Руси и шатровые храмы несколько иного вида.

В этих строениях слились церкви клецкие и башенные. Их увенчанный шатром восьмерик приподнят над землей и покоится на квадратном срубе, к которому пристраивалась длинная трапезная. Продолговатую композицию строения усиливает повторяющийся ритм горизонтальных венцов, а противопоставляется им. взлетающий ввысь шатер. По этому образцу была построена в 1665 году в селе Саунине на архангельской земле церковь Иоанна Златоуста. Тридцатипятиметровая, высотой с одиннадцатиэтажный дом, встала она посреди золотого поля ржи, в некотором отдалении от деревень, и казалась уплывающим вдаль сказочным кораблем. Близок к этому типу церковных построек «Богоявленский храм в Лядинах», возведенный в 1793 году. Он покрыт не величавым шатром, а низкой кровлей, украшенной главками. В основе удивительно стройной «Вознесенской церкви» 1651 года в селе Пияла все та же высокая стопа, но уже крещатая в плане. С каждой из сторон к ней пристроено по приделу. Высота церкви сопоставима с пятнадцатиэтажным домом.

Деревянная церковь Кушерской волости. 1668 г. Архангельский район.

Деревянная церковь Кушерской волости. 1668 г. Архангельский район.

Новое время строительства деревянных домов рождало свои архитектурные формы, и со второй половины XVII столетия начинают возводить на Русском Севере кубовые храмы.

Кровля этих сооружений, словно невысокий причудливый шатер с криволинейным профилем, чем-то напоминала бочку. Наиболее сооружения этого типа украшала всего одна поставленная в центре главка, как, например, у Успенской церкви 1675 года в Чекуеве. Пятиглавые же в общих чертах напоминают каменные храмовые строения. Трудно сказать, чем вызвано появление кубовых храмов гонениями ли на шатер со стороны церкви или просто желанием зодчих сделать свои строения еще более нарядными, замысловатыми.

В храмах с кубовым покрытием фантазия строителей проявлялась в большей мере. Изысканно украшен статный, широкий сруб «Вознесенской церкви 1668 года с берега реки Куши». Четыре малые маковицы встали поближе к центральной, а их высокие шеи окружены у основания теремками. Средняя же, большая, утверждена на крещатой, что на четыре стороны света, бочке. Под маковицами нарядные воротнички, на бочках и теремках резные гребни, а тонкое, словно отчеканенное чешуйчатое покрытие оттеняет потемневший за триста с лишним лет мощный сруб, лишь изредка тронутый скромным узором.

На кровле «Никольской церкви 1678 года в Бережной Дубраве» маковиц уже девять: вокруг верхней, центральной, в два круга повели они хоровод.

Церковная стопа подняла свой куб повыше, чтобы и с реки, и с суши далеко было видно это радостное ликование куполов. Сродни ей и вельми высокая и причудная Преображенская церковь 1687 года в Чекуеве. Она крещатая в плане и отдаленно напоминает пияльскую, но ее стопа перекрыта уже не шатром, а ладным пятиглавным кубоватым верхом, да еще по луковичке-куполку выросло по сторонам, на бочках пристроек.

Вершиной искусства деревянного зодчества стала Преображенская церковь, возведенная в 1714 году в Кижах. Из всех известных нам творений деревянного зодчества она самая сложная и самая нарядная. Это уже иной тип ярусного храма. Состоит он из трех разновеликих восьмигранных срубов-ярусов, поставленных один на другой. К нижнему восьмерику с востока пристроен маленький алтарь, а с западной невысокая трапезная и крыльцо с широкими всходами. С четырех же сторон примыкают еще и прирубы, которые завершаются сразу двумя, одна над другой, бочками с главками. Также и каждую из восьми граней среднего яруса венчают килевидные кровли с главками. Малый верхний ярус имеет уже четыре кровли с маковками, расположенные по сторонам света. А между ними, на возвышенности, величаво утверждена большая центральная глава. Общее впечатление такое, что все купола, а число их двадцать один, словно взбираются по уступам кровель к горной величавой центральной главе. Каждая же деталь этого дивного храма еще более подчеркивает впечатление общей устремленности в небо.

Преображенская церковь в Кижах. 1714 год.

Преображенская церковь в Кижах. 1714 год.

Деревянное зодчество, по сравнению с каменным строительством домов, недолговечно.

Опасны для него пожары, немилосердно и само время. Церковное строение в лучшем случае живет лет 300350, но для этого необходимо ремонтировать кровли, заменять сгнившие бревна, а то и вовсе перебирать его до основания. В большинстве случаев, такой ремонт делается несвоевременно, и дивные произведения деревянного зодчества гибнут. А ведь каждое из них, несмотря на повторяемость конструктивных приемов, неповторимо, как неповторим и художественный облик тех мест, которые осеняют они своей благодатной красотой.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Как мера и красота скажут» Д. Геннадьева.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: