20.10.2017

Шампольон. Тайна Египетских иероглифов

Жан-Франсуа Шампольон (1790 - 1832). Л.Конье (1831 г.) Лувр, Париж.

Жан-Франсуа Шампольон (1790 — 1832). Л.Конье (1831 г.) Лувр, Париж.

Ученый мир был потрясен. 22 сентября 1822 года стало известно, что Жан Франсуа Шампольон прочел древнеегипетские иероглифы. Его открытие тогда казалось невероятным. Более двух веков пытались прочесть египетские письмена, но до того никто еще не смог проникнуть в их тайну. Известный французский востоковед Сильвестр де Саси считал эту тайну неразрешимой. Поэтому, когда его ученик Шампольон прочел доклад о дешифровке иероглифов, де Саси и некоторые другие ученые не сразу признали это открытие.

Жан Франсуа Шампольон родился 23 декабря 1790 года. Его отец был книготорговцем. В детстве Франсуа часто оставался в лавке, рассматривая книги. Он рано научился читать и удивлял окружающих блестящими способностями. Интересы с детства были сосредоточены на истории, географии, культуре Египта. В восемь лет Франсуа знал о Египте все, что было написано на французском языке, к девяти годам он выучил древнегреческий и латинский языки, чтобы читать в подлиннике книги о стране чудес. По мере взросления, Шампольон все более углубленно занимался историей и языками. Он изучил коптскую письменность, появившуюся в Египте в III веке до н. э. Иероглифы в ней в это время уже были заменены греческими буквами. В круг интересов Шампольона входили арабский и арамейский языки, т.к в документах на этих языках сохранилось много сведений о Древнем Египте. Так, еще учась в лицее, Шампольонстал полиглотом.

Розеттский камень

Розеттский камень

В 1798 году генерал Бонапарт, через пять лет ставший императором, готовился к походу в Египет. Вместе с армией туда же отправились представители науки и культуры. Они должны были изучить и зарисовать египетские древности. После африканской кампании Наполеона многие европейцы впервые получили возможность увидеть интереснейшие материалы, в том числе и таинственные иероглифы. В 1799 году случайная находка привлекла внимание к иероглифам. Около города Розетты французские солдаты рыли траншеи. Лопата одного из них наткнулась на что-то твердое. Предмет оказался большой базальтовой плитой с надписью на одной стороне, сделанной тремя видами письма: иероглифами в верхней части, скорописью в средней и греческими буквами внизу. Греческий текст прочли без затруднений. Оказалось, что жрецы повелели высечь на плите постановление в честь фараона Птолемея V Епифана, правившего в 196 году до н. э. Итак, греческий перевод должен был помочь проникнуть в тайну египетских письмен. Однако, попытки не увенчались успехом. Трудность заключалась в том, что никто не знал языка египтян. Мешала работе главная ошибка ученые считали каждый иероглиф не буквой, а целым словом, то есть идеографическим письмом.

Ряд правильных  наблюдений при изучении иероглифов удалось сделать английскому математику Томасу Юнгу. Он обратил внимание на то, что скоропись представляет собой измененные иероглифы. В розеттской надписи Юнг, так же как и другие ученые, искал царское имя Птолемей. Его нетрудно найти, так как оно вписано в овальную рамку картуш, в который египтяне обычно заключали царские имена. Юнг предположил, что в имени должны быть алфавитные знаки буквы, заимствованные от греческого письма. Когда он попытался подставить греческие буквы в имени фараона, то оказалось, что в египетском написании не хватает нескольких знаков. Очевидно, подумал Юнг, в имени иероглифы частично равны буквам, частично целым словам. Работая над текстом Розеттского камня, Юнг смог установить только несколько букв. В то время Жак, старший брат Франсуа, жил в Гренобле, куда назначили префектом известного физика Фурье. Он недавно возвратился из Каира, где занимал должность ученого секретаря комиссии по изучению Древнего Египта. Фурье пригласил Жака посмотреть коллекцию египетских памятников, привезенных из Каира. Смотреть памятники попросился и Франсуа. Подлинные вещи древней страны пирамид произвели на него неизгладимое впечатление. Он мечтал найти ключ к их прочтению. В 17 лет Франсуа написал первый том Географии древнего Египта, сделал доклад о своей работе и представил план второго тома Гренобльской академии наук. Несмотря на молодость докладчика, его избрали в члены академии. Живя в Париже, Франсуа практически все свое время посвящал изучению имеющиеся в библиотеках папирусов.

Когда в 1821 году в Париж привезли графическую копию с Розеттского камня, Шампольон вернулся к исследованию надписи, начатому им еще в студенческие годы. Вначале, он повторил ошибку предшествующих исследователей считая египетское письмо идеографическим. Однако, в этом случае было бы почти невозможно написать имя. Он решил сравнить количество слов в греческом тексте с числом иероглифов. В случае приблизительного совпадения, можно было бы предположить, что египтяне писали идеограммами. В греческом тексте оказалось 486 слов, в египетском 1419 иероглифов. Таким образом, письмо не было идеографическим. Подставив в имя Птолемея соответствующие греческие буквы, Шампольон прочел Птолмис. Его, как Юнга, не смутило, что имя фараона по-египетски оказалось короче, чем по-гречески, т.к было известно, что в ряде восточных языков гласные при написании не указываются. Определив буквы в имени Птолемея, Шампольон проверил их на именах других греческих царей, определив, таким образом, новые буквы. В результате, был получен алфавит из 19 букв. Однако, убеждение, что алфавитом пользовались лишь для написания греческих имен, не проходило. Решению вопроса помогла доставленная из Египта графическая копия с надписи, выполненная иероглифами. Шампольон внимательно изучил каждый знак. Утром 14 сентября 1822 года ученый, как обычно, сидел за столом и раздумывал, вглядываясь в таблицы с иероглифами. Его особенно интересовали картуши. В одном из картушей стоял кружок с точкой внутри и два иероглифа с и м. Кружком египтяне обозначали солнце, которое называли ра, и Шампольон догадался: Рамсе, то есть Рамсес (буква е, как обычно, была опущена). Второе имя начиналось иероглифом с изображением ибиса. Ибис священная птица бога Тота. Это говорило о том, что речь шла об имени Тутмес, а Рамсес и Тутмес были именами египетских фараонов. Таким образом, египетские иероглифы означали буквы, а это открывало возможность чтения слов не только в картушах, но и в самом тексте.

Значения слов были понятны Шампольону из коптского языка. Многовековая тайна иероглифов оказалась раскрыта, подтвердив, что письменность древних египтян была алфавитной. 22 сентября Шампольон написал письмо секретарю королевской Академии надписей Дасье, подробно изложив в нем систему египетской письменности. 27 сентября ученый сделал доклад о своем открытии на заседании в академии. Через шесть лет после выступления в академии свершилась давняя мечта Шампольона прикоснуться к памятникам древней цивилизации на земле Египта. Экспедиция оказалась плодотворной. Были сделаны зарисовки памятников, скопированы росписи гробниц, записано множество текстов, собраны исторические подлинники. Шампольон прожил всего девять лет после своего открытия. За этот короткий промежуток времени он создал учение о древнеегипетском языке и сумел его обосновать. Учение выдержало проверку временем. На его основе выросла египтология новая наука изучения история Египта. Появилась возможность читать написанные на папирусах и каменных плитах в храмах древнеегипетские тексты в подлиннике. А они, в дополнение к росписям, рельефам и скульптурам, помогают воссоздать живую картину жизни древнего народа.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи «Тайна Египетских иероглифов» Р.Рубинштейн

Читайте также:

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: