16.09.2017

Искусство шпалеры и декор интерьера. Часть 2

Цикл "Анжейский Апокалиписи". Фрагмент. Батай Н. 2-ая половина 14 в. Франция

Цикл «Анжейский Апокалиписи». Фрагмент. Батай Н. 2-ая половина 14 в. Франция

С конца 14 века шпалера становится неотъемлемой частью декора интерьеров, украшения балконов, окон и стен домов во время торжественных празднеств и процессий, трибун для зрителей рыцарских турниров. Шпалерное ткачество и текстильный дизайн превратилось в одну из наиболее развитых отраслей европейского художественного ремесла. Вскоре, начали создаваться уже не отдельные мастерские, а крупные мануфактуры. Здесь, над изготовлением шпалер вместе с художником (автором эскиза) работали картоньеры. Картоньер, глядя на эскиз, рисовал и раскрашивал картон (клеевыми красками на бумаге или масляными — на холсте) в натуральную величину будущей шпалеры. Ткачи работали над выполнением картона в материале. Большие по размеру шпалеры выполнялись целыми бригадами ткачей, где каждый мастер в совершенстве владел секретами технологии. Также, было необходимо уметь рисовать и обладать развитым колористическим чутьем. Иногда, ткачи прибегали к услугам красильщиков, но в процессе работы, подбирая тона по картону, часто сами подкрашивали пряжу, добиваясь точности цветов и оттенков. Бывало, что в процессе работы вносились существенные коррективы не только в колористическое, но и в композиционное решение произведения.

Центры шпалерного ткачества постоянно оспаривали пальму первенства.

  • В 14 веке ведущим был Париж, затем – Аррас.
  • В 15-м — Аррас и Турне.
  • В 15 — 16 веках — города в бассейне реки Луары.
  • В 16-м — Брюссель, Антверпен, Ауденарде — во Фландрии, Феррара и Флоренция — в Италии.
  • В 17—18 веках — Королевская мануфактура в Париже, мануфактура в Бове.

Лучшими среди всех европейских мануфактур до конца 18 века оставались фламандские и французские. Характерно также, что каждый центр специализировался на одной технике ткачества. Так, готлисному отдавали предпочтение мастера Парижа, Арраса, Брюгге, Турне, тогда как баслисное предпочитали в Брюсселе и Ауденарде.

В городах бассейна реки Луары (куда в годы Столетней войны переселились многие парижские ткачи) к концу 15 века зародился особый тип шпалер, так называемых «мильфлеров» (франц. mille fleurs — тысяча цветов).

Такое название они получили из-за своей отличительной особенности: множеством мелких цветов густо «усеян» темно-синий или темно-розовый фон отдельных изображений, сюжетных сцен, декоративной каймы. Трудно с полной определенностью назвать изобразительные источники «мильфлеров». В них отразился (существующий и по сей день во Франции) обычай украшать улицы во время праздника Тела Христова занавесями, к которым прикалывают множество букетиков живых цветов. Здесь, можно также увидеть и традиционные элементы народной вышивки. «Мильфлеры» непосредственно близки к готической фреске и витражу, к книжной миниатюре. И здесь, и там фигурам людей и животных, архитектуре, деревьям с птицами на ветвях, усыпанных плодами или цветами, «аккомпанируют» травы, цветущие кусты с бабочками на бутонах и многие другие растительные мотивы, подчеркивающие сезонные циклы природы. Особое место среди французских «мильфлеров» конца 15 века занимает созданный в Турени цикл из шести шпалер «Дама с Единорогом».

Цикл "Дама с Единорогм". Шпалера "Обоняние". Фрагмент. Конец 15 в. Франция, Турень (Тур)

Цикл «Дама с Единорогм». Шпалера «Обоняние». Фрагмент. Конец 15 в. Франция, Турень (Тур)

Современному зрителю нелегко прочесть всю необычную символику этого великолепного произведения, хотя существует мнение, что изображенная на шпалерах Дама — реальное историческое лицо, представительница одного из знатнейших семейств города Лиона — Клод ле Висте, а весь цикл был заказан ее женихом, Жаном де Шабанн-Ванденесом, к их свадьбе. Что же таится за изящной и многозначной символикой шпалер, где неизменно присутствует Единорог? Пять композиций, по мнению большинства исследователей, являются аллегориями пяти чувств, шестая изображает сцену обручения жениха и невесты. Всюду в центре — элегантная Дама в разнообразных нарядах, декорированных узорными накидками, лентами, цветами, драгоценными камнями. Грациозные движения Дамы и ее жесты, так же как весь комплекс символических изображений вокруг нее, должны образно воплощать:

  • «Зрение» (Дама с зеркалом, в котором видит свое отражение Единорог),
  • «Слух» (Дама, играющая на маленьком переносном органе, и внимающие ее игре звери),
  • «Обоняние» (Дама, сплетающая венок из цветов, позади — обезьянка, обнюхивающая цветы в корзине),
  • «Осязание» (Дама, левой рукой дотрагивающаяся до рога стоящего рядом Единорога, правой сжимает древко флажка с родовым гербом),
  • «Вкус» (Дама, на левой руке которой сидит хлопающий крыльями длиннохвостый попугай, правой берет сладости из чаши в руках служанки).
  • На шестой шпалере прекрасная Дама, стоя на пороге полураскрытого входа в шатер, украшенный лентой со словами «Мое единственное желание», тщательно выбирает драгоценности из шкатулки, которую держит перед ней служанка.

Композиционная схема в каждой шпалере одинакова. Гладкий розово-красный фон, заполнен всевозможными цветами и растениями, среди которых представлены изображения собак, лисиц и зайцев (возможно, это намек на страсть к охоте). Нижнюю часть изображения занимает темно-голубой овал. Возможно, изображение представляет уединенный остров, щедро усеянный цветами, травами и животными. Также, на нем произрастают деревья, которые (в соответствии с принятой символикой) изображены парами, олицетворяющими мужское и женское начало. Так, например, дуб (символ долголетия и прочности) соседствует с яблоней (символом жизненной силы и плодородия). Прекрасную Даму всегда сопровождают Лев (символизирующий силу и благородство) и Единорог (воплощающий древние представления о чистоте и целомудрии). Неизменность их сопутствования Даме также символизирует верность, постоянство и прочность брачного союза (Лев также присутствовал на гербе знатного рода Шабанн).

Вместе с тем, «Дама с Единорогом» — произведение светское, по духу своему далекое от символики древних «Физиологов» и ранних романских «Бестиариев». Представленные в нем аллегории ближе позднесредневековым и проторенессансным «Бестиариям любви», с их утонченной куртуазной эстетикой. По сравнению с более ранними образцами шпалер, цикл демонстрирует усложнение характера образов персонажей и более развитое пластическое мышление авторов. При сохранении традиций готической миниатюры, художественные и технические средства отображения сюжета значительно более индивидуализированы. В картине гармонично соединяются правдивость и условность, изобразительность и орнаментальность, плоскостность и объемность. По мастерству выполнения и образности, цикл из шести шпалер «Дама с Единорогом» способен дать не меньшее наслаждение, чем лирика провансальских трубадуров, звучание старинного органа, или благоухание цветов и трав на лугу. Его сложная символика не препятствует отражению гармонии мироощущения человека и природы, близкой нам и сегодня. «Дама с Единорогом», одна из вершин «мильфлеров», имела немало достойных образцов. В Обюссоне и Феллетене подобный тип шпалерной композиции был очень популярен. Он долго сохранялся не только в настенных коврах, но и на тканях для занавесей и подушек.

"Благовещение". Фрагмент. Начало 15 в. Фландрия, Аррас

«Благовещение». Фрагмент. Начало 15 в. Фландрия, Аррас

С конца 15 века ведущую роль в развитии шпалеры перешла к Фландрии.

Если во Франции это искусство поддерживалось главным образом заказами меценатов, а мануфактуры основывались по распоряжению королей, то во Фландрии, которая уже в 12—15 веках была одной из наиболее экономически развитых областей Западной Европы, ткачам покровительствовали городские цехи мастеров. Фламандские шпалеры в течение трех столетий (15—18 вв.) были ценнейшим предметом международной торговли. Превосходная организация производства шпалер в основных центрах — Антверпене и Брюгге — способствовала тому, что фламандские шпалеры в огромном количестве распространились по всей Европе. Этим объясняется их количественное преобладание в различных коллекциях (как частных, так и музейных), множественность сюжетных реплик, повторов и копий. Преддверием «золотого века» фламандской шпалеры стала деятельность мастеров Арраса.

Они первыми начали употреблять для утка, наряду с шерстью и шелком, так называемое «кипрское золото»: льняные или шелковые крученые нити, обвитые сплющенной проволокой из золота или серебра. Блистающие, искрящиеся шпалеры были столь великолепны, что очень быстро прославили город. «Аррасами» (или «арецци») начали называть любые шпалеры вообще. Завоевание Арраса (1477 г.) французским королем Людовиком XI, разрушившим город, положило конец и деятельность шпалерной мануфактуры. Ткачи из Арраса рассеялись по всей Европе.

Крупнейшим центром шпалерного ткачества был Брюссель.

В этом блистательном центре художественной жизни Фландрии шпалеры начали выполнять по картонам выдающихся мастеров живописи. Фламандские ткачи искали пути приближения к возможностям живописи, хотя они располагали довольно скромной палитрой основных цветов. Их было шесть: желтый, синий, два оттенка красного, «телесный» и серый. Более светлые или темные тона достигались за счет применения разных протрав либо за счет штриховки (при помощи длинных взаимопроникающих клиньев двух цветов, образующих промежуточный тон).

Цикл "Давид и Вирсавия". Встреча Давида и Вирсавии во дворце Давида. Фрагмент 1510 - 1520 гг. Фландрия, Брюссель

Цикл «Давид и Вирсавия». Встреча Давида и Вирсавии во дворце Давида. Фрагмент 1510 — 1520 гг. Фландрия, Брюссель

Один из прекраснейших образцов фламандского шпалерного ткачества начала 16 века —шпалера «Давид и Вирсавня». В ней еще сильны отголоски изысканного средневекового искусства, со сложной вязыо изобразительно-орнаментальных мотивов и подчеркнутой плоскостностью композиции. Однако, в остроте наблюдения природы, активном утверждении красоты и радости жизни уже заметны черты ренессансного мышления.

Новый период в истории фламандского шпалерного ткачества связан, в первую очередь, с именем Рафаэля.

В начале 16-го века, папа Лев X заказал итальянскому художнику  картон для шпалер Сикстинской капеллы. Для серии из десяти шпалер «Деяния апостолов» (1513—1516 гг.) Рафаэль создал композиции, практически не отличавшиеся от его фресковой живописи. В них сохранились: величественный масштаб, объемная моделировка форм, свобода расположения фигур на фоне пейзажа и архитектуры, уходящей в бесконечную даль перспективы. Знаменитый фламандский картоньер Бернар ван Орлей (автор известнейших серий «Охота Максимилиана», «Основание Рима», «Битва при Павии») со всей тщательностью подготовил эти картоны для ткачей. В 1514 году не менее знаменитый ткач Питер ван Алст уже приступил к работе над первой шпалерой.

Цикл "Деяния апостолов" (по картону Рафаэля). Фрагмент. 1517 - 1520 г. Фландрия, Брюссель

Цикл «Деяния апостолов» (по картону Рафаэля). Фрагмент. 1517 — 1520 г. Фландрия, Брюссель

Шпалеры, выполненные по картонам Рафаэля, определили дальнейшее развитие европейского шпалерного ткачества как искусства «шерстяной фрески», со всеми особенностями, присущими монументальной живописи того времени. Характерно, что именно благодаря Рафаэлю, шпалера 16 века получила и очень близкое ее специфике нововведение: тканые бордюры с изобразительными мотивами, которые, так же как рама, отделяющая полотно от стены, окаймляют центральный сюжет шпалерных композиций. Эти мотивы получили название «гротески». Своей причудливой формой они вернули шпалере изысканную орнаменталыюсть (утраченную ранее, в стремлении сблизиться с живописью). На развитие целой группы шпалер-гротесков решающее влияние оказали знаменитые фрески в Лоджиях Ватикана, выполненные учениками Рафаэля под его руководством.

Наряду с «гротесками» заметное развитие в декоративном искусстве шпалеры получили пейзаж и натюрморт.

Эти жанры оказалась особенно близки мастерам Фландрии и Голландии. Возрастающий интерес заказчиков к пейзажному жанру в живописи способствовал развитию его и в шпалерном ткачестве. Изображения животных и птиц на фоне растений получили в это время название «вердюр» (фр. verdure — зелень, трава, листва), равно применимое и к живописи, и к шпалере.

Вердюра "Борьба дракона с пантерой". Середина 16 в. Фландрия, Брюссель

Вердюра «Борьба дракона с пантерой». Середина 16 в. Фландрия, Брюссель

Одним из первых в жанре вердюры начал работать главный мастер брюссельских мануфактур Биллем Паннемакер, виртуозно включавший в растительный фон различные гербовые композиции. Великолепные фламандские вердюры середины 16 века украшают королевский дворец на Вавеле, в Кракове. Их отличают безупречное композиционное мастерство, изысканность колорита, тщательность проработки деталей. Лесные пейзажи полны гармоничной уравновешенности. Лишь изредка она нарушается в сценах стремительной борьбы реальных и вымышленных зверей: леопарда с медведем, дракона с пантерой. Пейзаж в шпалерной вердюре (как и в живописи) строился по кулисному принципу. Передача глубины пространства достигалась последовательной сменой коричневой краски (земля) и темной зелени ближнего первого плана; светлой зеленью второго и светлой голубизной дальнего третьего.

В 17 веке на производстве вердюр начал специализироваться один из центров фламандского шпалерного ткачества (известный уже с середины 15 века) — Ауденарде. Дело шло настолько успешно, что понятие «вердюра» стало синонимом шпалеры из Ауденарде. Изделия ауденардских ткачей отличала колористика, выдержанная в зеленых, коричневых, сине-зеленых и желтовато-кремовых тонах. Помимо излюбленной цветовой гаммы были и излюбленные птицы и животные (фазаны, павлины, цапли, петухи, олени), а также деревья и растения (дубы, клены, маки). Сырье в Ауденарде было грубее, чем в Брюсселе. Однако, фактура здесь неожиданно приобретала дополнительный, и по-своему привлекательный, пластический эффект.

Помимо Брюсселя и Ауденарде, широкую известность в 16 веке приобрели произведения еще одного центра — Турне. Его расцвет был связан с деятельностью талантливого ткача Паскье Гренье и четырех его сыновей. Работы Гренье отличала склонность к экспериментам. В частности, здесь впервые была использована система передачи оттенков цвета при помощи горизонтальной штриховки, отличной от традиционных ткацких приемов. На основе использования этой системы были созданы серии шпалер «История Улисса» и «Деяния Александра Великого». Самому Гренье приписывается одна из лучших шпалер «Дровосеки».

"Манна небесная" (по картону Рубенса). Фрагмент. Середина 17 в. Фландрия, Брюссель

«Манна небесная» (по картону Рубенса). Фрагмент. Середина 17 в. Фландрия, Брюссель

В первой четверти 17 века фламандское искусство ткачества пережило новый период расцвета.

Он был связан с именами Рубенса и Йорданса, которые создавали картоны для шпалер. Уже в самых первых картонах Рубенса определились ярко выраженные черты стиля барокко. Динамичная, чувственно-осязаемая живопись широких панорамных композиций, энергичные акценты цвета и резкая игра светотени требовали от ткачей особого мастерства, а порой и некоторой модернизации приемов ткачества. По картонам Рубенса шпалеры выполнялись лучшими мастерскими Брюсселя и Парижа. Известны серии шпалер: «История Деция Муса», «История Константина». Композиции их так же монументальны, как в шпалерах по картонам Рафаэля, но в них больше движения и экспрессии. Они более декоративны, за счет акцентов плотного цвета и широких бордюров из пышных гирлянд цветов, фруктов, охотничьих трофеев и т. п., по гибкой пластике форм напоминающих скульптурные фризы. Картоны Рубенса сыграли также важную роль в формировании французской шпалеры 17—18 веков.

Во Франции стилистика барокко была развита вернувшимся из поездки в Италию французским живописцем Симоном Вуэ. По его картонам выдающиеся фламандские мастера Марк де Команс и Франсуа де ла Планш выполнили знаменитые серии шпалер «Подвиги Одиссея», «История Ринальдо и Армиды», «Сцены из Ветхого Завета» и «Любовь богов». В свои картоны Вуэ пытался внести ряд нововведений. Он свободно располагал фигуры в пространстве, одевая своих героев в одежды, усложненные развевающимися складками, разнообразил пейзажный фон, и ввел в бордюры (наряду с традиционным декором) аллегорические мотивы. К середине 17 века славу фламандского шпалерного ткачества постепенно снова затмили французские мануфактуры, в которых работали и фламандские ткачи.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи В.Савицкой, М.1995 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: