14.10.2017

Искусство шпалеры и декор интерьера. Часть 3

Начиная с 1653 года, Никола Фуке (генеральный контролер финан­сов и всесильный министр Людовика XIV) развивает мануфактурное производство разнообразных предметов убранства королевских рези­денций и придворных замков. В том числе, не забыт и собственный замок Во-ле-Виконт близ города Мелена. Так, в 1658 году в Менси, в окрестностях замка Фуке, была основана небольшая мастерская шпалер. Возглавить ее, было поручено молодому живописцу Шарлю Лебрену, ученику Симона Вуэ. В 1661 году Фуке был арестован по обвинению в заговоре и хищении государственных средств. Его место занял Ж.-Б.Кольбер, который весьма способствовал расширению мануфактур, так что ско­ро Франция сделалась одним из главных европейских центров производства шпалеры. Основные центры текстильного дизайна и шпалерного ткачества находились в Париже, Бове и Обюссоне.

"Октябрь" (фрагмент). Цикл "Месяцы", или "Королевские замки" по картонам Шарля Лебрена. 1670 - 1679 гг. Тюильри. Франция

«Октябрь» (фрагмент). Цикл «Месяцы», или «Королевские замки» по картонам Шарля Лебрена. 1670 — 1679 гг. Тюильри. Франция

В 1662 году Кольбер объединил мастерскую в Менси с мастерской наследников Команса и Планша. Лебрен, ставший к этому времени «первым живописцем короля», в 1663-м году был назначен директором самой крупной во Франции мануфактуры. Она размести­лась в предместье Парижа Сен-Марсель и включала в себя еще не­сколько шпалерных заведений, в том числе и красильную мастерскую Гобеленов (так называемый «Отель Гобелен»). Объединение получило название «Королевской мануфактурой гобеленов и ме­бели». Помимо ткачей, в мастерских работали ремесленники разных специальностей: кроме шпалер здесь изготовлялась мебель, а также всевозможные обивочные ткани и фурнитуры. Лебрен исполнял не только функции директора. Он был автором картонов знаменитых серий шпалер:

  • «Времена года»,
  • «История Александра Македонского»,
  • «Королевские замки»,
  • «История Людовика XIV».

Художник вошел в историю шпалеры не только как талантливый автор эскизов и картонов, но и как тонкий знаток специфики художественного ткачества. Картоны в парижской мануфактуре исполнялись в натуральную величину будущей шпалеры, с тем чтобы наиболее точно воспроизвести эскиз. Каждый художник — картоньер специализировался на определенном типе эскизов: архитектурном, пейзажном или декоративном.

В 1664 году мануфактура в Бове получила королевские привилегии. Прежде всего, она обслуживала королевский двор, и для нее создавал эскизы прославленный живописец — Франсуа Буше. Сорок четыре шпалеры по эскизам Буше составили несколько циклов, из которых наиболее известны «История Психеи» и «Любовь богов».

В 1665-м году, следом за Бове, королевские привилегии получила мануфактура в Обюссоне. Но, она больше ориентировалась не на столичные придворные вку­сы, а на провинциальные. Здесь, в шпалерах, глав­ным образом, копировались фламандские пейзажи, иногда — вердюры из Ауденарде, а также рисунки мебельных тканей из Бове. Качество исполнения было несколько ниже, чем на мануфактурах Бове и Парижа.

Особенным успехом пользовались шпалеры Обюссона в модном «китайском стиле» — так называемые «шинуазери». Именно в этом стиле художником Буше были созданы эскизы для трех больших шпалер, подаренных французским королем китайскому императору.

В 18 веке в Обюссоне (а в 19-м – в Бове) также выполнялись заказы на большие, роскошные и дорогие напольные ковры «савоннери», которые делались в технике шпалерного ткачества. В них сохранялись пышность и великолепие барочных напольных ков­ров: растительно-акантовый орнамент, аллегорические символы, гербы, архитектурные элементы (во­люты, кессоны, люнеты и т.п.) и предметы декора интерьера.

С 30-х годов 18 века в деятельности французских шпалерных ману­фактур наметилось стремление к максимально точному копированию произве­дений живописи. Особенно виртуозно выполняли такие копии ткачи мануфактуры Гобеленов. Для этого им приходилось окрашивать пря­жу во множество цветов и тончайших оттенков. К концу 18 века число оттенков достигало 14 600. Одновременно (для предельного сходства с живописным полотном), стремились сделать поверхность шпалеры как можно более гладкой, за счет увеличения плотности ткачества.

Посещение Людовиком XIV мануфактуры Гобеленов. 1694 - 1699 гг. Франция

Посещение Людовиком XIV мануфактуры Гобеленов. 1694 — 1699 гг. Франция

Сближение шпалеры со станковой живописью определялось не толь­ко придворными вкусами. Во многом, ему способствовало и то, что на протяжении нескольких десятилетий в деятельности мануфактур актив­ное участие принимали крупные живописцы. Кроме Лебрена, парижской ма­нуфактурой руководил Жан-Баттист Удри (из шпалер, выполненных по его эскизам, наиболее известна серия «Охота Людовика XV») и Франсуа Буше.

Удри настаивал на буквальном воспроизведении в шпалере живо­писного полотна. Он добивался от ткачей высокой колористической культуры и живописной цельности шпалер. Художник стремился к тому, чтобы ткачи «полностью прочув­ствовали и поняли картину». В рапорте королевскому министру, Удри резко критиковал устаревшие, по его мнению, методы, «этот ужасный колорит шпалеры, который в сочетании с грубым исполнением способ­ствует невыносимой пестроте красок, ярких и взаимно несочетаемых».

Он ввел вспомогательные шаблоны, на которых отдельные фраг­менты рисунка оконтуривались и обозначались цифрами, соответство­вавшими шкале цветов. Творческая инициатива ткачей, претендовав­ших на определенные коррективы, неизбежные в процессе тканья, была в значительной степени подавлена. Им вменялось в обязанность строго придержи­ваться подробно разработанной колористической схемы. Право на инициативу отсутствовало. Постепенно, шпалера пре­вращалась из произведения искусства (созданного творческими усилия­ми художников и мастеров-ткачей) в продукт художественной промыш­ленности.

Наряду с французскими существовал ряд шпалерных мануфактур в других странах Европы. Свое название (франц. Savonnerie) они получили от одной из парижских королевских мануфактур, где с 1624 г. производились орна­ментальные ворсовые ковры. В Англии, в городке Мортлейк, в 1610 году была создана королев­ская мануфактура, где работали приглашенные из Фландрии ткачи. Вначале здесь выполнялись шпалеры по картонам Рубенса, затем — по купленным в Брюсселе картонам Рафаэля для серии «Деяния апо­столов». Согласно вкусам времени, они были обрамлены бордюрами, эскизы для которых создал Ван Дейк. Однако, просуществовав менее ста лет, в 1703-м мануфактура была закрыта.

В Испании, в Мадриде, в 18 веке была основана королевская шпалер­ная мануфактура, которая прославилась лишь благодаря тому, что эскизы для картонов, в основном со сценами из современной жизни, создавал Франсиско Гойя. Однако, деятельность мануфактуры имела весьма закрытый характер и вскоре прекратилась.

В первой четверти 18 века в Петербурге, по указу Петра I, была создана шпалерная мануфактура, производство которой налаживали мастера, приглашенные из Парижа. Периодом расцвета Петербургской шпалерной мануфактуры приня­то считать 1760 — 1770-е года. К этому времени, здесь работали рус­ские мастера, среди которых были не только красильщики и ткачи, но и художники — картоньеры. Было создано немало эффектных сюжетных и декоративных композиций для украшения интерьеров дворцов. Здесь, как и во Фран­ции, не прошли мимо увлечения китайскими мотивами. Создавались так называемые «китайские обои», всевозможные обивочные ткани.

Среди произведений петербургской мануфактуры особое место за­нимал портрет — жанр, не распространенный в шпалерном ткачестве. Ткачам заказывались портреты Петра I, Елизаветы, Екатерины II. С тех времен со­хранились далеко не все. К числу наиболее известных работ следует отнести портрет Екатерины II, выполненный в 1766 году Василием Фроловым.

С конца 1770 года в деятельности петербургской мануфактуры все больше места занимает буквальное копирование живописных полотен. Но, если раньше это были преимущественно произведения западноевро­пейских мастеров, то теперь появился интерес и к отечественным ав­торам. К числу наиболее совершенных по тонкости колорита и точности воспроизведения оригинала относятся две шпалеры (в вытканных зо­лоченых рамах). Они воспроизводят два известных пейзажа Павлов­ска, созданных С.Щедриным: «Колоннада Аполлона» и «Храм дружбы». К концу 1820-х годов мода на шпалеры в России проходит, деятель­ность петербургской мануфактуры постепенно сокращается, и в 1858-м мануфактуру упраздняют.

Неуклонный рост промышленного производства в Западной Европе не способствовал, а скорее препятствовал дальнейшему развитию тех областей декоративно-прикладного искусства, которые были связаны с индивидуальным исполнительством. Во второй половине (и, особенно, в конце 19 века) не избежало упадка и шпалерное ткачество в его классическом виде. Шпалерную мануфактуру, в конце концов, должна была заменить ткацкая фабрика, воспроизведение замысла художника вместо рук ткача взяла на себя машина.

"Лес" (фрагмент с изображением животных). Уильям Моррис. 1887 г. Англия, Лондон

«Лес» (фрагмент с изображением животных). Уильям Моррис. 1887 г. Англия, Лондон

В этих условиях, «классической» шпалере трудно было сохранять свои прежние позиции. Но, в европейской художественной жизни складывались движения, направленные против тотальной машинизации. Были худож­ники, пытавшиеся возродить искусство индивидуального творчества и художественных ремесел. Особую роль в этом сыграл английский живописец, писатель и теоретик искусства Уильям Моррис. Он высту­пил с романтической критикой индустриальной культуры, с призывом вернуть искусство к ранним, «чистым» эпохам и стилям. Вы­сочайшим мерилом художественности Моррис считал готику и мечтал восстановить в его исконном значении труд средневекового ремеслен­ника (ткача, столяра, ювелира), который досконально знал свойства каждого материала, особенности сырья и технологии, умел сочетать простую логику конструкции с благородной красотой формы. В целях такого возрождения Моррис уже в 1861—1862 годах создал кустарные мастерские, где по его эскизам выполнялись декоративные росписи, ткани, вышивки, обои, шпалеры.

Моррису было присуще редкостное понимание природы. С особой чуткостью он ощущал органику растительной флоры: завитка лозы, рисунка древесного листа, соотношения цветка со стеблем и листьями. Обладая неистощимым воображением, художник создал множество ор­наментальных композиций из цветов и растений, удивительно гармонич­ных и уравновешенных. Пышные розы и пионы, лилии и тюльпаны, ветки ивы и жимолости сплетаются в его композициях в бесконечном разнообразии и природной естественности. Но, эта естественность — результат не только знания, но и искус­ного расчета. Используя открытую готикой закономерность «непрерыв­ного роста искривленных линий», Моррис широко применял два вари­анта построения орнаментальной композиции — диагональную ветвь и ромбическую сетку. Так, были созданы многие эскизы и картоны для ковров и шелковых тканей, картоны для фона и бордюр шпалер, которые он ткал собственноручно (фигуры на картонах прорисовывал Э.Берн-Джонс):

  • «Лес» (1887 г., в соавторстве с Ф.Уэббом и Д.Дирлом),
  • «Фруктовый сад»,
  • «Менестрель»,
  • «Поклонение волхвов» (1890 г.),
  • «Поющие ангелы» (1894 г.).

Морриса в совершенстве владел не только техникой ткачества — шпалерного и коврового, но и приемами ремесла красиль­щика, что значительно расширяло его творческие возможности. Однако, его намерениям было суждено реализоваться лишь спустя многие десятилетия.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи В.Савицкой, М.1995 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: