04.12.2016

Золотой век датской живописи. Картины художников

Отправляясь с туром в Данию, целесообразно выделить время, чтобы ознакомиться с картинами художников этой страны. В первой трети XIX столетия здесь возникло искусство, получившее впоследствии название «золотого века». В нем воплотилось стремление датчан к миру, покою и согласию, после череды смут связанных с войнами времен французской революции. Культурную традицию этого времени определяли не героизм и пафос, а стремление передать красоту окружающей действительности. В этом, датское искусство «золотого века» можно сравнить с голландской живописью XVII века. Своеобразие же датской культуры состояло в попытке соединения собственных художественных  традиций с общеевропейскими. С конца XVIII сто­летия в стране было сильно влияние немецкой культуры: значительная часть чи­новников была выходцами из Герма­нии, большинство торговых домов принадлежало немецким семействам, датская армия набиралась в Германии. Немецкий язык был официальным языком страны.

Наиболее значительной фигурой в датской живописи XIX столетия, родоначальником искусства «золо­того века» считается Кристофор Виль­гельм Эккерсберг (1783—1853).

Эккерсберг получил образование в Копен­гагенской академии художеств (открытая в 1754 году, она зани­мала одно из первых мест в ряду европейских учреждений такого рода, в ней обучались многие не­мецкие художники, в частности, знаменитый романтик Каспар-Да­вид Фридрих), а затем долгие годы провел за границей — во Франции и Италии. В 1810 году в Париже он посещал мастерскую Жака Луи Давида, в 1813—1816 годах жил и работал в Италии. Рим в то вре­мя был одним из центров художест­венной жизни Европы. Поездкой и стажировкой сюда награждались лучшие ученики европейских академий.

В это же время, в Риме работал выдающийся соотечественник Эккерсберга — скульптор Бертель Торвальдсен. Дружба с ним, начавшаяся именно в Италии, сохранилась на многие годы. Вернувшись в Данию, художник получил большой королевский за­каз на роспись дворца Кристиансборг, пострадавшего от пожара в Копенгагене в 1794 году. Парал­лельно с творческой деятельностью Эккерсберг преподавал в академии. Его назначение на пост профессора сыграло важную роль в развитии национальной ху­дожественной школы. Почти все датские живописцы либо яв­лялись его непосредственными учениками, либо испытали влияние его искусства. «Вы всегда хо­тите сделать лучше господа бога; право же, будьте довольны, если вам удастся сделать не хуже не­го», говорил Эккерсберг своим ученикам. Им организовывались поездки в окрестности Копенгагена для ра­боты с натуры. Сам Эккерсберг мог подолгу работать в порту, на берегу моря, потому его часто называ­ли «портретистом кораблей». Его привлекала их конструкция и изящество силуэта. В жанре ма­рины художник стремился передать состояние воды, атмосфе­ры, ощущение бесконечности морской дали. Среди картин художника сохранились пейзажи, портреты и жан­ровые сцены. Он был также хоро­шим рисовальщиком. Искусство Эккерсберга стало важной частью общеевропейской культуры.

Портрет Биргитты Хохленберг. К.А.Иенсен. Масло.1826 г. 23x19.

Портрет Биргитты Хохленберг. К.А.Иенсен. Масло.1826 г. 23×19.

Известным датским портрети­стом был Кристиан Альбрехт Иенсен (1792—1870).

Как и большин­ство его соотечественников, стре­мившихся продолжить художественное образование в Италии, Иенсен провел в Риме три года. До этого, художник успел почти год проу­читься в Академии художеств Дрездена. В 1822—1823 годах он жил и работал в Голландии. Одно из известнейших произведений Иенсена — «Портрет Биргитты Хохленберг» относится к периоду 1825—1830 годов — поре его сла­вы. Облик молодой девушки отличают: живость, непосредственность и сознание собственной привлекательности. Изысканность сочетания и ясность колорита картины художника ста­вят ее в ряд лучших женских об­разов первой трети XIX века. В 40-е годы Иенсен трижды посе­тил Петербург, где также выполнял заказы. В Государственном Эрмитаже хранится один из порт­ретов его работы.

Улица в Роскильде. И.Рюд. Масло.1836 г. 80x77.

Улица в Роскильде. И.Рюд. Масло.1836 г. 80×77.

Особое место в датском изоб­разительном искусстве занимает пейзаж.

Многие художники включали в свои картины жанровые сцены. Подчас, это рож­дало гармоничный и даже фи­лософский образ. Примером тако­го произведения служит «Вид со­бора в Роскильде» Йоргена Рюда (1808—1888). В картине много технических достоинств. Это – и удачно выбранная точ­ка зрения, и умело сочетание горизонталей и вертикалей, и мастерски построенная перспектива. Ритм композиции размерен, не­тороплив. Тщательно выписаны детали зданий, в осо­бенности собора. Сюжет картины повествует о печальном событии, это – похороны. Но, важно отметить связь всех изображенных, на первый взгляд случайно, групп людей. Из дверей дома, тяжело опираясь на трость и дер­жа в руке цилиндр, выходит муж­чина. Его заботливо поддерживает человек, стоящий в дверях. Мужчина в красном сюр­туке с траурной повязкой на ру­каве жестом правой руки соеди­няет две группы — уходящую про­цессию и людей, сопровождающих ее. Чтобы задержать взгляд зрите­ля, художник помещает на первом плане справа фигуры трех мальчи­ков, позы и жесты которых также выражают отношение к происхо­дящему. Если приглядеться к тру­бам на крышах домов, можно уви­деть, что лишь из одной не идет дым — из трубы дома, откуда вы­ходит процессия: жизнь кончилась для одного из его обитателей, по-видимому, хозяйки, и замерла для других. Но, вместе с тем, она про­должается: на переднем плане изображены дети, юные жите­ли городка. Несет надежду и коло­рит картины, в котором холодные светлые тона неба, белизна снега сочетаются с карминными тонами здания.

Собор в Калунборге. И.Т.Лундби. Масло.1837 г. 32x22.

Собор в Калунборге. И.Т.Лундби. Масло.1837 г. 32×22.

Если сравнить пейзаж Рюда с «Собором в Калунборге» Йогана Томаса Лундби (1818—1848), станет очевидна разница творческого метода художников и понимания ими пейзажа. Рюд, в первую очередь, – мастер архитек­турного ландшафта. Он подходит к изображению архитектуры с точ­ки зрения конструкции. Лундби – более живописец чем рисо­вальщик. Он может допустить ошибки в деталях, нарушить перс­пективу, но созданный им образ отличается цельностью. Собор воз­вышается на пологом холме как неприступная крепость. Его башни словно вырастают из склона, а вся монолитная масса выглядят естественным завер­шением последнего. В понимании природы, Лундби более романтичен чем Рюд. Романти­ческое направление, захватившее в первой половине столетия европейскую культуру, не было чуждо датским художникам. Наиболее заметно это отразилось в творчестве пейзажистов. «Цель моей жизни как художни­ка, писал Лундби, состоит в том, чтобы изобразить любимую Данию в, столь свойственных ей, простоте и скром­ности. Сколько красоты и очарования в очертаниях наших холмов. Они так волнисты, что, кажется, буд­то возникли из моря, могучего мо­ря, по берегам которого высятся круглые желтые утесы. Сколько красоты в наших полях, лесах, ве­ресковых пустошах!»

Одним из известных пейзажистов-романтиков был Пе­тер Кристиан Скоугор (1817— 1875), получивший признание изображением лесных пейзажей. В 1838 году современный критик так писал о нем: «Живое чувство и поэтиче­ское отношение к природе уверяют нас в том, что этот художник имеет талант многообещающий». Среди картин, изображающих датскую природу, работы Скоугора отличает мягкая монумен­тальность. Они наполнены ощуще­нием покоя, тишины, вечности природы. Фигуры людей, вводи­мые в пейзаж, второстепенны и своими размерами лишь подчерки­вают масштаб и величие природы.

Даже в такой небольшой работе, как «Беление холстов под деревья­ми», Скоугору удалось создать мо­нументальный и, в то же время, ли­рический образ. Стремление быть вместе в заграничных поездках в период обучения в академии, способствовали тому, что большинство датских художников находилось в тесном контакте, дру­жили семьями, многих связывали родственные отношения. Сохранились многочисленные портреты, на которых живописцы изображали своих друзей-художников. Дружба объединяла Лундби и Скоугора, Йорген Рюд был близок со своим соучеником по мастер­ской Эккерсберга Константином Хансеном (1804—1880). Они в од­но время закончили Академию художеств в Копенгагене, а затем, во второй половине тридцатых, годов работали в Италии.

Элиза Кёбке. К.Хансен. Масло. 39x35.

Элиза Кёбке. К.Хансен. Масло. 39×35.

Хансен был из тех немногих датских живописцев, кто обратился к историческому жанру, античным сюжетам.

Картины художника отличает классицисти­ческая ясность композиции, прису­щая лучшим ученикам Эккерсбер­га, он обладал также даром коло­риста. По возвращении из Италии, Хансен написал серию детских портретов. В нее вошел и «Порт­рет Элизы Кёбке с чашкой». Де­вочка была дочерью рано умерше­го художника Кристена Кёбке, не оцененного по достоинству при жизни, и получившего признание лишь в конце XIX столетия. Не­сомненно, особое отношение художников к дочери их покойного товарища. Это чувствуется и в портрете, написанном Хансеном. По-отечески трогательно передает он изящество овала лица девочки, гладкость кожи и, что на­иболее ценно в портрете, внут­реннее состояние грусти и од­новременно ожидания, выраженное во взгляде. «Точное повторе­ние, полная иллюзия не являются задачей искусства. Цель художни­ка — не в том, чтобы копировать на­туру. Он должен выделить наиболее существенное, оставляя в стороне незначительное, смягчая или заостряя выразительность, смотря по тому, как подсказывает ему его талант», писал Хансен в дневнике. Художник выразил симпатию к модели, но не скрыл капризный характер Элизы, который выдает характерный изгиб ее губ. Палитра портрета построена лишь на сочетании светлых и темных тонов – такими сдержанными средствами Хансену удалось соз­дать полотно, ставшее одним из шедевров датского искусства.

Здание тюрьмы в Копенгагене. М.Рёрби. Масло.1831 г. 47x63.

Здание тюрьмы в Копенгагене. М.Рёрби. Масло.1831 г. 47×63.

Картину художника Мартинуса Рёрби (1803 — 1848) «Здание тюрьмы в Копенгагене» многие современники восприняли не как жанровую сцену, а как аллегорию преступления и наказания. Подробнейший комментарий к картине был дан в одном из номеров «Копенгагенской художественной газеты» 1838 года (сама картина была исполнена годом раньше и сразу же выставлена в Салоне, а затем приобретена для королевского собрания). Все персонажи работы символизировали что либо. Так, например  черный пес означал дурное предзнаменование, а трубочист на заднем плане — условия, в которые попадает человек, совер­шивший преступление. Массивные формы здания тюрьмы должны были создать у зри­теля ощущение страха перед неиз­бежным наказанием. Подобная нази­дательность картины Рёрби позволила не­которым критикам определять его манеру как сухую и дидактичную. В какой-то мере, это так и было, но, принимая их, все же нельзя от­казать художнику в яркости типажей. Сейчас же, картина Рёрби, написан­ная более полутора веков назад, является ценным документом эпо­хи, повествующем о быте и нра­вах жителей Датской столицы в пер­вой трети XIX века.

 При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Золотой век датской живописи» О.Малиновской, М.1989 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: