07.12.2016

Картины художников. Головин А.Я (1863—1930). Часть 1

Среди русских художников конца XIX — начала XX века вряд ли найдется более романтичный и утонченный мастер, чем Александр Яковлевич Головин (1863—1930 гг.). Мир, представленный на картинах художника и в театральных декорациях, подобно волшебной грезе, манит зрителя в удивительное царство Красоты и Гармонии, о котором он так мечтал.

Искусство Головина вобрало в себя почти все разнообразие художественных исканий мастеров Серебряного века. Его станковые полотна привлекают совершенством техники и дарованием колориста. Оформленные художником театральные представления снискали славу в Европе еще при жизни мастера, являя истинную реформу театрально-декорационного искусства. Его работы в сфере декоративно-прикладного искусства представляют еще одну, ранее мало известную, грань творчества художника.

ЖИВОПИСЬ

"Фарфор и цветы". Головин А.Я. 1915 г.

«Фарфор и цветы». Головин А.Я. 1915 г.

Художественное наследие Головина, представляющее почти все жанры (портрет, пейзаж, натюрморт), сосуществует с эскизами декораций и сценических костюмов. Оно наглядно демонстрирует его «театральное мышление», преображающее реальность в соответствии с прихотливой игрой фантазии художника.

Натурные виды природы, изображенные в картинах художника, свободно превращаются в пейзажные фоны театральных декораций (которые, после этого, служили задниками портретов, представленных на сцене или в художественной мастерской Мариинского театра). Нередко, мастер живописал свои любимые предметы, вошедшие в его художественную «лабораторию». Так, неизменным атрибутом его картин была роза, украшающая и театральные костюмы и платья героинь художественных произведений. Важным изобразительным средством для Головина также был ритм разноцветных полос, представленный на драпировках и фонах. Традиционным аксессуаром его многочисленных портретов и натюрмортов была рокайльная ваза.

ТЕАТР

Головин умело формировал художественный облик театрального спектакля, мастерски передавая атмосферу различных эпох, стилей и образов (от мифов Древней Греции – до драматургии Г. Ибсена). Самобытность режиссерского замысла и успех его сценического воплощения, в значительной степени, были заслугой Головина. Художник внимательно (делая пометки) знакомился с содержанием пьесы или либретто, а также другими произведениями автора, вникая во все тонкости режиссерского замысла. Он перечитывал много книг, просматривал репродукции, изучал экспонаты музеев, копировал рисунки из зарубежных журналов мод и т.д. Собранные им образы, волшебным образом перерабатывались в сознании мастера и неизменно приводили в восторг зрителей красочными импровизациями, богатством и тонкостью проработки деталей.

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО

На исходе 1890-х годов Головин трудился в гончарной мастерской «Абрамцево» С. И. Мамонтова у Бутырской заставы в Москве. По его эскизам были созданы поливные блюда и кувшины, по использованию орнаментов, похожие на образцы кустарной керамики. Используя приемы стилизации народного искусства, керамика Головина не теряла дух народного творчества, его яркость, праздничность и изысканную орнаментальность. В те же года, Головин занимался оформлением фасадов гостиницы «Метрополь». По заказу С. И. Мамонтова, он выполнил на фасаде гостиницы несколько керамических панно на античные и мифологические сюжеты. В 1897 году, совместно с Е. Д. Поленовой, художник принимал участие в проектировании интерьера столовой для загородного дома М.Ф. Якунчиковой в Наре. В 1900 году, его дизайнерские способности нашли отражение в оформлении интерьера Кустарного отдела («Русская деревня») на Всемирной выставке в Париже, где он был удостоен золотой и серебряной медалей.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: