04.12.2016

Картины художников. Головин А.Я (1863—1930). Часть 2

ИСПАНСКАЯ ТЕМА

Испанка. Головин А.Я.

Испанка. Головин А.Я.

Совершенные Головиным в 1890-е годы путешествия в Испанию, на протяжении многих лет вдохновляли его на создание самобытных женских образов, составивших серию «Испанки» (1900—1910-е гг.). Различные по композиции и колористическому решению, картины художника навеяны ностальгическим чувством и преклонением перед красотой и силой духа испанского народа. В безымянных «испанках» угадываются швеи театральной костюмерной мастерской, служившие моделями художнику.

Триумф постановки оперы Ж. Визе «Кармен» на сцене Мариинского театра в 1908 году был обязан увлечению мастера культурой этой страны. «Нас ослепили светом южного солнца, согрели горячим дыханием южного воздуха, поместив в самую сердцевину колоритной испанской жизни. В своей гармоничной красоте они уже не только пленяют глаз, они поют, сочетаются в могучий хор, создают своими красочными аккордами глубокое настроение. И сколько во всем утонченного вкуса и деликатности» — писала критика после премьеры.

«МАСКАРАД»

Подготовка эскизов декораций к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад». Головин А.Я.

Подготовка эскизов декораций к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад». Головин А.Я.

Работа над подготовкой постановки драмы М. Ю. Лермонтова «Маскарад» стала вершиной многолетнего сотрудничества А. Я. Головина и В.Э. Мейерхольда. За время пятилетней подготовки спектакля, они во всех деталях изучили особенности эпохи 1830-х годов, совместно разработали сложный режиссерский план и оригинальное художественное оформление. Сцена продолжала зрительный зал, повторяя в своем оформлении декор и архитектуру здания Александрийского театра, построенного К. И. Росси. На лепном портале были помещены зеркала, в которых отражались огни и публика в зале. Застланный красным ковром просцениум отделялся от сцены пятью разного цвета занавесами — своего рода «эмоциональными камертонами», настраивающими зрителя на развитие драматического сюжета в следующем акте. Все было подчинено идее колористического воздействия, усиливающегося с каждой картиной спектакля. Премьера представления, поставленного 25 февраля 1917 года стала последним спектаклем императорской России.

РУССКАЯ ТЕМА

Эскизы декораций к балетам «Волшебное зеркало» и «Лебединое озеро», операм «Русалка», «Псковитянка», «Борис Годунов», а также живописные портреты Ф. И. Шаляпина в ролях Бориса Годунова, Фарлафа («Руслан и Людмила») представляют отдельную тему творчества Головина. Они выявляют глубокое знание им русского быта и любовь к истокам национальной культуры.

Приступив в 1900 году к декорационному оформлению оперы А. С. Даргомыжского «Русалка» для Большого театра, Головин обратился в разработке сценического пространства к композиционному решению и стилистическим приемам, использованным им в интерьере Кустарного отдела для Всемирной выставки в Париже. Тот же принцип «превращения» (но уже обратного — «с подмостков») в выставочное пространство — будет применен художником в 1903 году в интерьере «Теремок», специально сочиненном для выставки «Современное искусство» в Санкт-Петербурге.

«ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА»

Храм Эроса. Эскиз подготовки декорации к постановке оперы К.В.Глюка “Орфей и Эвридика”. Головин А.Я. Мариинский театр. 1911 г.

Храм Эроса. Эскиз подготовки декорации к постановке оперы К.В.Глюка “Орфей и Эвридика”. Головин А.Я. Мариинский театр. 1911 г.

Живописные произведения Головина часто перекликаются с его театральными работами во многих мотивах и деталях. В этом, сказалось «театральное» мышление мастера, нивелировавшее границы реального и вымышленного, станкового и сценического. Так, создавая художественное оформление оперы К. В. Глюка «Орфей и Эвридика», в декорации «Царство Эроса» он повторил образ, найденный им в картине «Пейзаж. Павловск».

Пейзажное творчество Головина пронизано чувством поэтической ностальгии и возвышенного переживания утраты «идеального былого». Художник обращался к этому жанру с конца 1900-х—1910-е годов, словно выражая в нем накопившуюся тоску по прошлому и щемящую боль от ускользающей красоты минувших эпох, умирающей усадебной культуры и опустевших дворянских гнезд. Неслучайно, в своем обширном театральном наследии Головин выделял постановку «Орфей и Эвридика» как самую любимую, где все было подчинено красоте пейзажных фонов.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: