09.12.2016

Гвидо Маццони и театр скульптурного декора

Рождество. Гв.Маццони, 1485 г. Модена, Собор, крипта.

Рождество. Гв.Маццони, 1485 г. Модена, Собор, крипта.

В 1473 году, супруга герцога феррарского Эрколе I д’Эсте Элеонора Арагонская посетила Модену. В честь герцогини горожане устроили грандиозное празднество, во время которого, по традиции, была разыграна мистерия с представлением живых картин. В XV веке театра в современном смысле слова не существовало. Священные представления, которыми отмечались в итальянских городах дни больших религиозных праздников, военных побед, встреч и проводов знатных особ, представляли собой как бы игровое наглядное воплощение событий Священной истории, описанных в Евангелии.

Излюбленной формой инсценировки была живая картина. Актеры в костюмах евангельских персонажей на маленькой передвижной сцене-колеснице представляли ту или иную мизансцену и застывали в определенных позах. Повозка двигалась по улицам, актеры искусно, в течение длительного времени сохраняли позу и гримасу без единого движения и даже не мигая. Иногда, повозка останавливалась перед ратушей или церковью для исполнения несложной пантомимы, сопровождавшейся хоровым пением, короткими диалогами или какой-нибудь эффектной сценой с участием нечистой силы, чудесными превращениями, оживлениями. Очевидцы оставили красочные описания пышных процессий, заполнявших улицы.

Рождество. Гв.Маццони, 1485 г. Фрагмент: Иосиф.

Рождество. Гв.Маццони, 1485 г. Фрагмент: Иосиф.

Знаменитый биограф итальянских художников Вазари рассказывает о диковинных машинах, которые сооружались для этих передвижных инсценировок вращающихся деревьях и облаках, гигантских фигурах святых и мучеников, манекенах, приводившихся в движение при помощи скрытого механизма. Такие манекены (деревянные, терракотовые, восковые или одетые в настоящие костюмы) вместе с живыми актерами или вместо них участвовали в живых картинах (картины, составленные из одних кукол, назывались мистери).

Устройством мистерии обыкновенно занимался фестайоло — лицо, наделенное многочисленными полномочиями режиссер, антрепренер, ведущий, художник-декоратор. Многие имена известных итальянских художников того времени упоминаются в хрониках в связи с постановкой мистерий. В 1473 году в Модене скромный ремесленник, занимавшийся вместе с женой и маленькой дочерью изготовлением театральных масок, впервые был назначен фестайоло мистерии, готовящейся по случаю прибытия герцогини Элеоноры. Звали счастливца Паганино да Модена. Это был один из интереснейших североитальянских скульпторов второй половины XV века Гвидо Маццони.

Род Маццони происходил из местечка Монтекукколо, что в горах близ Модены.

Один из Маццони Паганино получил в 1432 году моденское гражданство (дядя скульптора), и после всех Маццони, которые селились в Модене, стали звать Паганини. Молодому Гвидо в качестве театрального постановщика и портретиста пришлось работать при дворах правителей Феррары, Венеции, Неаполя; в 1494 году сам могущественный Карл VIII Французский пожаловал его в рыцари, сделал придворным художником. Занимаясь изготовлением манекенов и масок, он увлекся пластикой и вошел в историю итальянского искусства как мастер раскрашенных скульптурных групп из терракоты. Во второй половине XV века в Северной Италии появился ряд мастеров, занимавшихся, под впечатлением священных представлений, изготовлением натуралистически раскрашенных скульптур из терракоты.

Особенно популярными были сюжеты Рождество и Оплакивание Христа. Дань этому оригинальному виду пластики отдал и такой значительный североитальянский мастер второй половины XV века, как Никколо дель Арка. На примере его великолепной композиции из болонской церкви Сайта Мария делла Вита можно представить, насколько терракотовые скульптуры, воспроизводящие в полумраке церковного интерьера известные сцены из Евангелия, должны были поражать зрителя непосредственностью эмоций, движений, резкой, почти гротесковой выразительностью образов. Иными словами, создавался особый театральный эффект: как актеры в застывшей пантомиме напоминают живые статуи, так и терракотовые группы это как бы замершие живые картины.

Оплакивание Христа. Гв.Маццони, 1470 г., Феррара, Церковь Иисуса.

Оплакивание Христа. Гв.Маццони, 1470 г., Феррара, Церковь Иисуса.

Работая в Модене, Венеции и Неаполе, Гвидо Маццони создал немало скульптурных групп для местных церквей.

Однако, терракота материал недолговечный, и сохранилось их менее десяти. Шедевр в своем роде Оплакивание Христа из церкви Сант Анна деи Ломбарди (монастырь Монте Оливето) в Неаполе, выполненное в 1492 году по заказу герцога Альфонсо II Арагонского. Некоторые ученые считают, что создаваемые портретные группы являлись монументальными вотивными образами, то есть произведениями искусства, заказывавшимися по обету или в ознаменование какого-либо важного события.

Наиболее часто такими образами были натуралистические манекены из воска или других мягких материалов бюсты, человеческие фигуры в рост, иногда конные, слепки различных частей тела рук, ног, голов, помещавшиеся в церквах. Обычай таких приношений существовал в Италии со времен языческой античности, особенно был развит у этрусков. Введение портретов реальных лиц в религиозные сюжетные композиции также было не ново: существовала давняя традиция изображения донаторов (заказчиков) или просто усопших на надгробных памятниках. Кроме того, в XV веке в Европе процветал своего рода культ монархов, причисленных к лику святых.

Великолепные портретные образы встречаются почти во всех скульптурных группах Маццони.

В моденском Рождестве — в виде Иосифа и святой изображены заказчики, супруги Поррини; в Оплакивании из феррарской церкви Сайта Мария делла Роза — в образах Иосифа Аримафейского и Марии Клеофы представлены герцог Эрколе I дЭсте и уже упомянутая Элеонора Арагонская, а в образе Иоанна Аццо д’Эсте живший в XIII веке основатель герцогской династии; в Оплакивании из церкви Сайта Мария дельи Анжели в Буссето Иосиф и Никодим — это портреты гуманистов Джованни Лонги и Джованни Панчера. Изображения реальных исторических лиц у Маццони отличает не просто иллюзионистический натурализм, но и необычное для итальянского портрета того времени соотношение между натурой и идеалом. Внешне и по своему эмоциональному состоянию, персонажи Маццони далеки от ренессансных понятий о телесной и духовной гармонии. Но как раз эта их приземленность, близость к естественному состоянию реального человека чрезвычайно нравилась массовому зрителю: скульптуры устанавливали прямо на полу, фигуры меняли местами, раздвигали, сдвигали, между ними можно было походить, присесть рядом.

Оплакивание Христа. Никколо дельАрка, 1485-1490 г. Терракота. Церковь Санта мария делла Вита. Больнья

Оплакивание Христа. Никколо дель Арка, 1485-1490 г. Терракота. Церковь Санта мария делла Вита. Больнья

Простонародный, грубоватый но очаровательный в своей непосредственности бытовой мотив Маццони вводит в трактовку сцены Рождества (из моденского собора).

Служанка, пришедшая подать еду, показана сосредоточенно дующей на ложку, прежде чем поднести ее маленькому Христу. Иногда скульптор словно забывает о легендарном характере сюжета, сложившихся изобразительных канонах. Так, в неаполитанском Оплакивании Никодим представлен без молотка и клещей его обязательных в этой сцене атрибутов (он при снятии с креста вынимал клещами гвозди из тела учителя). Зато, Маццони не преминул снабдить Никодима бытовыми атрибутами изображенного в данном случае герцога Альфонсо: сумкой у пояса, рожком. Кстати, фасоны театральных костюмов были тогда максимально приближены к современным, а для Маццони костюм важное иллюстративное средство. В нем, мастера привлекали не пластические возможности драпировок, но подробности фасона, расцветка. К сожалению, оригинальная раскраска его групп почти не сохранилась.

При всем стремлении к повествовательности, мистериальный театр XV века не был многословен.

Он значительно более выразительно изъяснялся на языке жеста. Тексты представлений сопровождались пространными ремарками, предписывавшими персонажам определенную жестикуляцию, соответствующую эмоциональному настрою образа: в сценах Оплакивания Христа персонажи заламывают руки, горестно подносят их к лицу, наклоняются, падают на колени. Наглядный пример упомянутая выше группа работы Никколо дельАрка. Однако, группы Гвидо Маццони, будучи менее эмоциональными, не менее пластически выразительны: их персонажи разнообразно выражают одно и то же душевное состояние на языке жеста, и медлительность, растянутость во времени этих движений, напоминающих как бы застывшие па басса данца медленного театрализованного танца, помогают зрителю прочувствовать и понять смысл воспроизводимого события.

Раскрашенная скульптура из мягких материалов, была частью вотивных комплексов Сакро Монте, появившихся в Италии в самом конце XV века.

Основная идея их заключается в создании натуралистического макета священного города Иерусалима, Голгофы (Сакро Монте — священная гора) и в воспроизведении на этом макете средствами изобразительного искусства евангельских событий. Улицы-тропинки, домики-капеллы, наполненные фигурами людей и животных, раскрашенными или одетыми в подлинные костюмы, с приклеенными настоящими волосами, глазами из стекла; люди эти живут в пространственной среде, созданной при помощи настенной живописи с иллюзорными эффектами, которая объемно продолжается в интерьере (по принципу современных диорам). Это уже не просто застывшая живая картина, как у Маццони, но целая застывшая мистерия, а по существу город, играющий сам для себя евангельскую драму, город, погруженный в феерию праздника, театра и одновременно в мир священной истории.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Застывший театр Гвидо Маццони» Е. Кукиной, М. 1991 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: