04.12.2016

Хох, Питер де (1629 — 1684). Картины художников

"Интерьер". 1673 г. Питер де Хох

«Интерьер». 1673 г. Питер де Хох

Для всех любителей искусства, творчество Питера де Хоха является предметов постоянного интереса во время организации туров в Нидерланды. Питер де Хох не был избалован богатством и известностью. В молодости он служил камердинером у богатого торговца сукном, в более зрелые годы, попытавшись сделать самостоятельную карьеру, впал в нищету. Судьба художника сложилась трагически – свои дни он окончил в амстердамском сумасшедшем доме. Питер де Хох родился в Роттердаме в 1629 году в семье каменщика. О жизни Хоха в родительском доме почти ничего не известно. Семья его не отличалась богатством, вела скромное существование, хотя и не бедствовала. Предполагалось, что Питер, как и его отец, освоит ремесло каменщика. О развитии художественных способностей речи не шло. Поэтому, желание Хоха посвятить себя живописи, вероятно, стало его личным решением.

Семнадцати лет от роду будущий Питер де Хох уехал из родного Роттердама в Харлем, где поступил в мастерскую живописца Николаса Берхема (1620—1684). Член харлемской Гильдии святого Луки с 1642 года, Берхем был всего на девять лет старше своего ученика. В 1642—45 годах он жил в Риме, а позже занимался писанием пейзажей в «итальянском стиле», в которых природа представала в «облагороженном» виде. Подобные пейзажи пользовались большим спросом, и подмастерья Берхема занимались обыкновенно лишь тем, что копировали произведения учителя, или создавали вариации на заданные им темы. Питер де Хох, очевидно, не был удовлетворен подобным методом обучения. Его привлекала живопись харлемских художников — жанристы круга Франса Хальса. Именно от них он перенял симпатию к сценам из быта военных, каковые преимущественно и писал до обращения к «Дворикам» и «Интерьерам», составившим впоследствии его славу.

В 1648 году Хох вышел из мастерской Берхема и вплоть до 1650 года, работал в Харлеме, совершенствуя свое живописное мастерство и зарабатывая на жизнь писанием жанровых картин. Приблизительно в 1650 году Хох поступил на службу к богатому торговцу тканями Юстусу де ла Гранже. Специальностью де ла Гранже было сукно, а любимым занятием, которому он посвящал все свободное от основной работы время, — коллекционирование картин. Хох исполнял при нем обязанности камердинера и личного художника. Такая двойственность положения, вероятно, не тяготила его. Он не чувствовал унижения для себя в том, что по утрам чистил костюм своего господина, а днем писал для него картины. О том, что Хох и де ла Гранже сумели найти общий язык, говорит тот факт, что художник состоял па службе у последнего более десяти лет. Здесь, помимо стабильности положения, Хох получил важную для своего развития возможность путешествовать. По торговым делам де ла Гранже часто посещал Гаагу, Делфт, Лейден и Амстердам. В поездки он регулярно брал с собой своего камердинера. Новые впечатления, получаемые Хохом во время этих путешествий, много значили для него, хотя сразу и не находили «сюжетного» отражения в живописи. Примерно в 1652 году Юстус де ла Гранже перебрался на постоянное жительство в Делфт. Вместе с ним в Делфте обосновался и Хох. Здесь он в 1654 году женился на местной уроженке Аннетье ван дер Бурх, от которой в браке родились семеро детей. Здесь же художник написал свои лучшие работы.

"Во дворе". 1663 г. Питер де Хох

«Во дворе». 1663 г. Питер де Хох

«Во дворе». 1663 г. Питер де Хох.

Картину «Во дворе» Хох написал уже после переезда в Амстердам, в 1663 году. В представлении большинства любителей голландской живописи Делфт связан с Яном Вермером. В описываемую пору, однако, Вермер был слишком юн, чтобы составить конкуренцию Хоху. Хотя он и вступил в Гильдию святого Луки в 1653 году, то есть двумя годами раньше Хоха, он еще не развился в того великолепного мастера бытового жанра, каким знает его весь мир. О «влиянии Вермера на Хоха» можно говорить применительно лишь к концу 1650-х годов, когда появились такие вермеровские шедевры, как «Офицер и смеющаяся девушка» (1658 г.) и «Служанка с кувшином молока» (1658—60 гг.). В первой половине 1650-х годов имел место скорее обратный процесс: Вермер черпал нечто новое для себя в картинах Хоха.

Около 1660 года Юстус дела Гранже переехал в Америку. Отныне Хоху больше незачем было оставаться в Делфте, где на большой успех рассчитывать не приходилось. И Хох решился попытать счастья в Амстердаме. Небольшой капитал, скопленный им за годы службы у де ла Гранже, он употребил на то, чтобы перевезти семью на новое место и обзавестись новым хозяйством. Деньги таяли с угрожающей быстротой, а жители Амстердама не спешили заказывать Хоху картины. Думая, что дело в «простоватости» его работ, художник решил изменить стилистику. Он стал вводить в свои композиции богатые интерьеры, роскошные наряды и прочие приметы «богатой жизни». Но он не чувствовал быта «патрициев» и, прослужив десять лет камердинером, судил о нем так, как обычно судят слуги. Кроме того, в Амстердаме уже имелись живописцы, сделавшие своим главным «жанром» именно сцепки из «патрицианского» быта (так, в 1655 году сюда переехал Габриэль Метсю), поэтому подобные работы Хоха пользовались лишь очень ограниченным спросом. Ему приходилось снижать цены на свои картины, браться за совсем уж не свойственные его кисти сюжеты (известно несколько парадных семейных портретов, написанных им), и все-таки он не мог обеспечить должным образом свою семью. А она, между тем, продолжала увеличиваться: последнего своего ребенка мастер крестил в 1672 году.

Последние годы жизни Хоха сложились трагично. К середине 1670-х годов он впал в нищету и не имел средств, чтобы платить необходимые подати. Неудачно складывалась и судьба старших детей Хоха: они не могли материально поддерживать своего престарелого родителя. Несчастья пошатнули здоровье художника. Рассудок его начал мутиться. Свои дни Хох, некогда писавший удивительно светлые и одухотворенные картины, окончил в амстердамском сумасшедшем доме. Он ни с кем не говорил, никого не узнавал, и был ли кто-нибудь рядом с ним в момент кончины — неизвестно. Не известно также ни точной даты смерти мастера, ни места, где он похоронен. В биографиях говорится, что умер Хох после 1684 года.

«Интерьер голландского дома». Конец 1650-х. 60 х49 см Лувр, Париж.

«Интерьер голландского дома». Конец 1650-х. 60 х49 см Лувр, Париж

«Интерьер голландского дома». Конец 1650-х. 60 х49 см Лувр, Париж

«Интерьер голландского дома» — картина, иногда называемая «Голландским интерьером», считается одной из первых интерьерных работ Хоха. В ней, художник полностью сосредоточился на передаче особой эмоционально-бытовой среды, размеренности течения жизни. Как и в большинстве других подобных произведений, в «Интерьере,» нет какого-либо главного события. Все буднично и просто, так просто, что даже, кажется, не стоит внимания. Но, «будничная» живопись, под кистью Хоха, обретает поэтическое звучание. Глядя на картину художника, видно как плетется ткань человеческого бытия. Работу отличают цельность и ценность деталей. Именно это создает эффект «озарения жизнью», в котором есть и тревожное знание непрочности мира, и благодарность за то, что пока он устойчив.

«Дама с двумя кавалерами». 1658 г. 69×60 см Лувр, Париж.

«Дама с двумя кавалерами». 1658 г. 69x60 см Лувр, Париж.

«Дама с двумя кавалерами». 1658 г. 69×60 см Лувр, Париж.

«Дама с двумя кавалерами» относится к периоду творческого расцвета Хоха. Стилистически, она отсылает зрителя к живописи Вермера, чему способствуют такие очевидные «цитаты» как: яркий боковой, свет, видимая сквозь дверной проем анфилада комнат, панорамная гравюра на стене. Заметна также и нравственная двойственность картины художника: девушка пьет вино с мужчинами (в Голландии такая женщина считалась развратной), двое кавалеров Хоха ведут себя с фамильярностью, почти невозможной в светском дамском обществе.

«Хозяйка и служанка». 1660е гг. 53 х 42 см. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

«Хозяйка и служанка». 1660е гг. 53 х 42 см. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

«Хозяйка и служанка». 1660е гг. 53 х 42 см. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

«Хозяйка и служанка» — важная веха творческой судьбы Хоха. Неизвестно, когда в точности была написана картина. Некоторые исследователи относят ее к концу 1650-х, некоторые – к началу 1660-х. Она стала одной из первых живописных работ Хоха, в которых появились изображения людей более высокого уровня социальной иерархии. Так называемые «хозяйки» появлялись в работах мастера и раньше, но то были хозяйки, недалеко ушедшие от собственной прислуги. Было очевидно, что богаты, они от рождения, а лишь благодаря случаю, или упорному труду. Да и о богатстве в более ранних произведениях Хоха речь не шла – то была лишь небольшая зажиточность. В «Хозяйке и служанке» видна уже прирожденная «патрицианка», которую выдают как манеры и одежда, так и окружающая обстановка.

«Женщина и мальчик с гранатовыми яблоками». Ок. 1662 г. 73,2×60,2 см. Собрание, Уоллес, Лондон.

«Женщина и мальчик с гранатовыми яблоками». Ок. 1662 г. 73,2x60,2 см. Собрание, Уоллес, Лондон.

«Женщина и мальчик с гранатовыми яблоками». Ок. 1662 г. 73,2×60,2 см. Собрание, Уоллес, Лондон.

Картину художника «Женщина и мальчик с гранатовыми яблоками» характеризует смену стиля живописи Питера де Хоха после переезда в Амстердам. Темы, пока еще, остается прежними, но детали претерпевают выразительные метаморфозы детали. Вместо мутноватых оконных стекол «Интерьера голландского дома» — сияющие окна с витражами; вместо просто одетых детей – щегольски наряженный ребенок; вместо задворок или скромной улочки – изящно вымощенный плитками дворик и даже портик в «античном стиле». Но, пока еще, эти детали выглядят органично, т.к сохраняется главное – атмосфера спокойной и тихой жизни. Герои Хоха начала 1660-х годов еще не перешагнули из состояния достатка, обеспечивающего комфорт – в богатство, подталкивающее к роскоши. Пока еще, это, практически, та же самая жизнь и те же самые люди, что были в Делфте.

«Дворик» (фрагмент). 1658 г. 73,5 х 60 см. Национальная галерея, Лондон.

«Дворик» (фрагмент). 1658 г. 73,5 х 60 см. Национальная галерея, Лондон.

«Дворик» (фрагмент). 1658 г. 73,5 х 60 см. Национальная галерея, Лондон.

«Дворик» — одна из наиболее известных живописных картин художника. Как и почему она приобрела такую популярность — не вполне понятно. У художника есть множество полотен подобной стилистики. Часть из них не задерживают на себе внимания зрителей, а некоторые, и к таковым относится «Дворик», чем-то завораживают. Подобный эффект дает удачное соединение композиции со множеством мелких деталей. В этом, вероятно, и заключается феномен особой притягательности лучших работ Питера де Хоха. Эжен Фромантен в очерке, посвященном трем «великим малым голландцам» Терборху, Метсю и Хоху, писал, что он непрестанно испытывает удивление, глядя на работы последнего, ибо не понимает, откуда происходит волшебство его искусства, где он научился ему. Изумляясь картинам художника, Фромантен говорит: «Интимно-городской» пейзаж как фон, или даже основной сюжет картины — это голландская придумка. Итальянские и немецкие художники, как правило, изображали своих персонажей на лоне природы или в интерьере. Особый уклад жизни голландского общества привел во второй половине XVII века к рождению особого искусства. Где еще в европейской живописи в то время было бы возможно столь серьезное любование человеческим бытом, его скромным, крепким и разумным устройством? Где еще самым популярным героем картин становился не святой, не античный герой и не богиня красоты, а рядовой бюргер, или его жена, или, того лучше, его служанка с каким-то прозаическим ведром для мытья пола в руках?»

Сейчас подобная живопись кажется простой, милой, и, конечно, очень «патриархальной». Однако, во времена Хоха она выражала совершенно новую эстетику. У картин появлялись не только новые герои, но и новые декорации, т.е — новая «среда обитания» новых героев. Такой средой становились, в отличие от итальянских и немецких роскошных интерьеров и пленэрных видов с горами и синей далью — скромные комнаты, внутренние дворики домов и чистые, до блеска выметенные улицы.

С точки зрения интонации, искусство Хоха не имеет себе равных.

Быть может, отчасти оно родственно искусству Вермера. В наши дни известно около двухсот картин, с большей или меньшей степенью достоверности приписываемых Питеру де Хоху. Далеко не все из этих работ являются шедеврами. В сущности, лучшие картины художника — лишь около тридцати полотей. В них Хох достиг наивысшего мастерства, и они составили славу жанровой живописи Нидерландов. Круг тем Хоха очень узок. Интерьеры, дворики, непритязательные сценки из жизни голландского бюргерства. Но в каждой работе присутствует свое настроение, у каждой — своя интонация.

Влияние Вермера на творчество Хоха было непродолжительным, несмотря на общераспространенное мнение о «связанности» этих художником. Сам Вермер «пошел в силу» лишь в конце 1665-х годов, до этого он не мог предложить Хоху ничего такого, чем бы тот мог заинтересоваться. Но в начале 1660-х годов были полтора-два года, когда Хох пытался перенять у Вермера некоторые стилистические новшества. Используя его приемы, он приближал фигуры к зрителю, применял сильный боковой свет – как, например, на картине «Женщина, чистящая яблоко». Кроме того, Хох заимствовал определенные световоздушные эффекты. Но вермеровские «серебристостъ» и прозрачность воздуха часто не отвечали настроению картин Хоха.

"Солдат и служанка". 1653 г. Питер де Хох

«Солдат и служанка». 1653 г. Питер де Хох

Живя в Харлеме, молодой Питер де Хох находился под влиянием художников круга Франса Хальса, в творчестве которых получил развитие специфический военно-бытовой жанр. Военные, как правило, изображались в минуты отдыха от ратной службы – т.е в кабаке, у сводни, или в ином подобном месте. Увлеченный этими работами Хох попробовал делать нечто подобное. Однако, очень скоро он внес в этот жанр существенные изменения. Художнику, будто видит эти «изыски» глазами простолюдина, только что приехавшего в город из деревни, они ослепляют его своим блеском, и он изображает их чуть ли не с внутренним трепетом. Не они служат художнику, как должно быть, а он служит им. Вероятно, Хох и сам чувствовал, что находится на ложном пути, поэтому и в 1660-е, и в 1670-е годы время от времени возвращался к своим «делфтским» темам. Но кисть, привыкшая писать парчу и мрамор, уже не слушалась его, и поздние картины художника, где он пытался «вернуться в Делфт», уже не так хороши, как его полотна конца 1650-х годов.

Питер де Хох рано начал самостоятельную художественную жизнь.

Собственного жанра он создать не смог. Ему, в силу тихости его нрава, претили буйные забавы солдат, и он стал помещать их в скромных, почти домашних интерьерах, в непредосудительной обстановке. Таково его «Утро солдата» 1655-57 гг. Даже если Хох писал военных более традиционно – с девушкой и бокалом вина, он умудрялся придать сцене целомудренность. Например, на картине «Солдат и служанка», ок. 1653 г. девушка не выглядит «безвозвратно павшей», да и в лице военного заметна не только молодецкая удаль, но и некое внутреннее благородство.

Хох интуитивно выбрал из имеющихся жанров именно тот, который лучше всего соответствовал складу его дарования. Сценки из солдатского быта, писанием которых Хох увлекся в Харлеме, находились буквально в полушаге от интерьерных сцен «делфтского» Хоха. На дальнейшее становление таланта живописца большое влияние оказали путешествия, проделанные им вместе с Юстусом де ла Гранже. В Амстердаме Хох имел возможность познакомиться с новыми колористическими и световыми приемами мастеров крута Рембрандта, в Лейдене, его внимание должны были привлечь полотна Геррита Доу, жанровые сцены которого изображались при искусственном освещении. Немалое воздействие оказал на Хоха и Карел Фабрициус – удивительный, но, к сожалению, ныне почти забытый художник.

"Мыльные пузыри". Питер де Хох

«Мыльные пузыри». Питер де Хох

Будучи отцом семерых детей, Хох имел возможность непрестанно наблюдать за детьми.

На его картинах дети всегда ведут себя, непосредственно. Хох изображает детей равноправными участниками той или иной композиции, тонко подмечая излюбленные детские повадки. Например, в «Делфтском дворике» (1658 г.) девочка укромно примостилась на порожке – именно так любят примоститься дети, набегавшись и наигравшись. Даже в поздних работах Хоха, уступающим работам делфтского периода, дети ведут себя, сравнительно естественно.

"Мать, кормящая ребенка". 1674-76 гг. Питер де Хох.

«Мать, кормящая ребенка». 1674-76 гг. Питер де Хох.

К моменту переезда в Делфт Хох был уже вполне сложившимся мастером. Работы Хоха делфтского периода (а это почти исключительно «интерьеры» и «дворики») построены по принципу равнозначности всех деталей композиции. То есть картина строится не вокруг какого-либо одного «события», а складывается из совершенно не связанных друг с другом элементов. Девочка выдувает мыльный пузырь; по улице, удаляясь, идет человек – его видно в проем калитки; служанка наполняет ведро водой, а рядом стоит кадка, или метла, или какой-нибудь еще «представитель мира вещей», и с ним тоже что-нибудь происходит – у каждого персонажа и предмета идет «своя жизнь». И, благодаря том, что Хох видит все эти «существования» (девочки, мыльного пузыря, удаляющегося человека, служанки, кадки…), в его картинах присутствует то сложно поддающееся объяснению ощущение медленного течения жизни, которое так завораживает. Эжен Фромантен, автор книги «Старые мастера», говоря о картине художника «Голландский интерьер», точно сформулировал суть его творчества: «Здесь то же скрытое значение, тот же рисунок, лишенный индивидуального отпечатка, то же непостижимое сочетание искусства и природы. Ни тени предвзятости в этом выразительном изображении вещей, настолько простодушном и искреннем, что совершенно не видишь формулы, положенной в его основу. В картине нет шика, а это на языке художников означает: никаких дурных привычек, никакой самонадеянности, никаких причуд».

"Семейный портрет на террасе", 1667 г. Питер де Хох

«Семейный портрет на террасе», 1667 г. Питер де Хох

Переехав в начале 1660-х годов в Амстердам, Хох оказался в совершенно чуждой, для себя культурной среде.

Он почти никого здесь не знал, да и его не очень-то знали. Он был популярен лишь в очень узком кругу молодых живописцев (некоторые из них кое-чему научились у него). Но покупать его «Дворики» здесь никто не хотел. Художник, не будучи знаменитым, мог рассчитывать в Амстердаме на заработок только в том случае, если соглашался писать что-нибудь прикладное, например – портреты. В описываемую эпоху особенную популярность в бюргерской среде получили портреты семейные.

"Портрет семьи Якоба Хоппесака" Питер де Хох

«Портрет семьи Якоба Хоппесака» Питер де Хох

Человеку, достигшему определенного благополучия и положения в обществе, хотелось, чтобы его запечатлели на фоне его достижений. И Хоху приходилось запечатлевать. Таков «Семейный портрет на террасе», 1667. Стол накрыт богатой скатертью, на столе — попугай (эти экзотические птицы стоили очень дорого), вдалеке, во дворе, сияет мраморными баками «античная» статуя. Примерно в том же духе исполнен «Портрет семьи Якоба Хоппесака».

"Концерт в Амстердаме". Питер де Хох

«Концерт в Амстердаме». Питер де Хох

Легкая и беззаботная жизнь амстердамцев виделась Хоху сплошной чередой увеселений. Такой он изображал ее на своих полотнах. Такое развлечение, как «музицирование», представлялось в то время несколько фривольным. Музицирующими в живописи Нидерландов обычно изображали любовников. Довольно часто наличие музыкального инструмента в комнате указывало на то, что зрителю предлагают заглянуть в публичным дом.

"Концерт". 1677 г. Питер де Хох

«Концерт». 1677 г. Питер де Хох

Во всех этих тонкостях Хох, вероятно, не очень хорошо разбирался. Он знал близкую себе среду добронравных торговцев и заботливых матерей семейств, досуги которых были скромны и неприхотливы. Светские развлечения не были ему близко знакомы. Возможно, поэтому, его «концерты», хоть и похожи на семейные портреты, но, вместе с тем – холодны и лишены естественности.

Живопись Хоха делфтского периода естественна и безыскусна. Он устраивается с мольбертом в укромных уголках дома и двора и переносит на холст то привычное, что видит, будь то – кирпичная стена или мальчик с фруктами. Пользуясь покровительством своего хозяина и не зная необходимости подделываться под вкусы заказчиков, Хох пишет лучшие свои полотна.

С отъездом из Делфта в жизни Питера де Хоха все изменилось.

Художник не мог представить себе, с какими трудностями ему предстоит столкнуться, наивно полагая что его стиль окажется «подходящим» для амстердамских заказчиков. Уже в Амстердаме он пытался некоторое время сохранить «делфтские» традиции. Но, приблизительно в 1663-65 годах манера художника коренным образом меняется. Его колорит, совершенно естественный в 1650-е годы, утрачивает тональное единство. В нем начинают преобладать неприятные белесоватые и голубые оттенки, тень становится глухой, а свет, наоборот, слишком резким. Из интерьеров уходят свойственные им ранее интимность и ощущение «обжитости», люди и предметы не находят более себе единственно верных мест в композиции, и автор, вероятно, чувствуя это, пытается создать дополнительные связи между персонажами и окружающей их средой. Он заставляет своих героев играть в карты, застает их за передачей любовного письма и т.д. Но это мало что меняет. Богато одетые мужчины и женщины выглядят потерянными и неприкаянными в роскошных интерьерах Они напоминают забывших выучить свои роли актеров-любителей на фоне дорогих, но совершенно не идущих к пьесе декораций.

"Игра в карты". 1663-1665 гг. Питер де Хох

«Игра в карты». 1663-1665 гг. Питер де Хох

Хоха заслуженно считают мастером интерьеров. К интерьерам он обратился еще в первой половине 1650-х годов, а к кон¬цу десятилетия они заняли главенствующее место в его живописи. В. Лазарев, говоря об интерьерах Хоха 1658-62 годов, отмечал: «Первое, что выделяет интерьеры де Хоха среда всех голландских мастеров – полное гармоническое созвучие между человеком, пространствам, и светом. О картинах Питера де Хоха этого периода нельзя сказать, что окружение подавляет человека или что человек господствует над окружением; нельзя именно потому, что они неразрывно связаны друг с другом, и равноценны друг другу. Положения и движения фигур в той же мере обусловлены взаимоотношениями пространства и света, в какой они сами содействуют жизненности этих взаимоотношений».

"Перед прогулкой". 1670 г. Питер де Хох

«Перед прогулкой». 1670 г. Питер де Хох

Позднейшие интерьеры Хоха уже не так хороши как ранние.

Они как бы разрастаются ввысь и вширь, обильно украшаются мрамором, бархатом и дорогими породами дерева. Но, расширяясь и украшаясь, они перестают быть обитаемыми. Если ранние интерьеры Хоха – это всегда дом, милый и уютный, то поздние интерьеры остаются только интерьерами.

Сравнивая Хоха с Терборхом, Фромантеи писал: «У Питера де Хоха все неопределенно, затуманено, словно покрыто дымкой, все уходит вглубь; полутона еще более преображают, отдаляют от зрителя все части полотна, сообщая вещам таинственность и одушевленность, более ощутимый смысл, большую теплоту и заманчивую интимность». В этих словах выражена сама суть искусства Хоха — его «одушевленность». В работах мастера нет торжества материального мира. Внешняя оболочка предметов – совсем не то, что интересует художника. Его влечет к себе, по словам искусствоведа В. И. Лазарева, «интимная поэзия упорядоченного человеческого жилья, домашних забот и радостей маленького человека».

"СЛУЖАНКА С ВЕДРОМ ВО ДВОРЕ". 1660 г. Питер де Хох

«СЛУЖАНКА С ВЕДРОМ ВО ДВОРЕ». 1660 г. Питер де Хох

«Служанка с ведром во дворе». 1660 г.

Здесь, Хох в очередной раз подчеркивает открытость изображаемых двориков городскому пространству. Они впускают в себя свет и воздух, человеческие голоса, скрип тележных колес и т.д. Но, в то же время, уединение не изолирует их от внешнего мира.

"ХОЗЯЙКА СО СЛУЖАНКОЙ ВО ДВОРЕ" (фрагмент). 1660-61 гг. Питер де Хох

«ХОЗЯЙКА СО СЛУЖАНКОЙ ВО ДВОРЕ» (фрагмент). 1660-61 гг. Питер де Хох

«Хозяйка со служанкой во дворе». 1660-61 гг.

Эта картина иллюстрирует симпатию Хоха к цветовым полутонам. Художнику ближе неопределенная туманность, сквозь которую привычный мир видится нечетко, размыто, акварельно.

"ПЛАТЯНОЙ ШКАФ". 1663 г. Питер де Хох

«ПЛАТЯНОЙ ШКАФ». 1663 г. Питер де Хох

«Платяной шкаф». 1663 г.

Эта милая бытовая сценка, написанная в начале амстердамского триода, когда Хох еще не окончательно отошел от круга своих обычных там. Судя по всему, художник изобразил выдачу хозяйкой белья служанке (или же они вместе проводят его «инвентаризацию»). Но, в сущности, сюжет здесь не так уж важен. Важнее, как и всегда у Хоха, – атмосфера.

«Зал совета бургомистров в ратуше Амстердама».1660-е гг. — одна из немногих удачных картин позднего Хоха. Интерьеры Зала совета бургомистров художник использовал во многих своих амстердамских картинах. Обычно, колонны и мраморные панели залов ратуши смотрелись, довольно странно в качестве фона для «домашних сцен». Но для этого торжественного интерьера Хох нашел нужное звучание.

При подготовке публикации были использованы материалы из открытых источников.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: