09.12.2016

Декор интерьера. Керамическая посуда Японии XVI-XIX веков

Искусства керамики (и изготовления керамической посуды) для декора интерьера – одно из величайших достижений японского народа. В истории мирового искусства, керамическое производство, известное в Японии с середины I тыс. до н.э., получило особое развитие в XVI-XIX веках, в связи с массовым переселением в страну корейских мастеров, основавших наиболее знаменитые керамические печи «сэто», «сигараки», «тамба» и др.

Японская декоративная керамика.

Японская декоративная керамика.

В формировании национальных форм японской керамики важную роль играла чайная церемония (тяною). Первоначально, дззнские монахи ипользовали чай в ходе религиозной практики. В  XV в. буддийский священник Мурата Сюко составил правила этого своеобразного ритуала. В основу чайной церемонии было положено учение дзэн-буддизма, повествующее о возможности обретения истины, путем осознания своего единства с миром природы и значительности повседневного действия.

Таким образом, чаепитие стало воплощением принципов гармонии, почитания, очищения и покоя. Первый принцип обряда отражал органичную гармонию человека с природой. Почитание связывалось не только с идеей равноправия всех участников обряда, но распространялось также на все, употребляемые в церемонии, предметы. Очищение подразумевало освобождение от мирской суеты, посредством установления контакта с прекрасным. Покой отражал интуитивное, медитативное успокоение.

Законодатели чайной церемонии стали называться «тядзинами». В XVI веке, благодаря деятельности знаменитого тядзина Сэн-но Рикю, обряд «тяною» превратился в детально разработанное действо. Он получил распространение как в среде аристократов и военного сословия, так и среди горожан. Специально для «тяною» был установлен необходимый набор предметов деревянной и керамической посуды:

  • «мидзусаси» — сосуд для воды,
  • «тяван» — чаша для чая, из которой участники пили чай,
  • «тяирэ» — чайница,
  • «кого» — сосуд для ароматических курений,
  • «коро» — курильница для их сжигания,
  • «фуро» — глиняный очаг,
  • «тясэн» — бамбуковый венчик для взбивания чая в пену,
  • «кобоси» — полоскательница. 

Всего, существовало 34 принадлежности. Около 10 из них изготавливались из керамики. Керамические изделия воплотили эстетический идеал дзэн, основанный на 3 понятиях:

  • «Ваби» – красота скромности, ясность, простота и, одновременно, изысканность.
  • «Саби» – очарование старины, дань времени.
  • «Югэн» – истина, недоступная для словесного выражения, намек, подтекст, недоговоренность. 

В это время, утвердились такие принципы, как: естественная красота материала и гармония красоты.

Предметы формировались от руки. Их простота, определенная грубоватость и ассиметричность воспринимались как метод уподобления природе. Такой была керамика, изготовленная из крупнозернистой глины (с густой тяжелой глазурью светло-красного, черного, серебристо-зеленого цветов, наподобие раку), особенно ценимая мастерами чая.

Форма, сохранившая следы пальцев мастера, живописные пятна глазури, как бы случайно проступавшие на поверхности фрагменты росписи или иероглиф, вызывали в памяти поэтические строки, настраивали на философские размышления, открывали новый источник красоты. Так, вылепленная (подобно скульптуре) ваза мастерских ига, приземистая, тяжеловесная, с разрывами керамической массы, получившимися при обжиге, создавала образ могучей жизненной силы земли, которая сопоставлялась с трепетной недолговечностью поставленных в нее цветов.

Случайные результаты обжига (трещины и пятна, искривление формы, потеки глазури и запекшаяся в ней зола) превращались в художественный прием, раскрывали бесконечное многообразие свойств материала, неповторимую фактуру изделий (типа идо). Они создавали лопнувшие пузырьки, кипевшей во время обжига, глазури, которые образовывали неровную бугристую поверхность. Чайницы из сэто отличал тонкий слой коричневой глазури, покрытой сетью трещинок, сквозь который просвечивала темная глина. Четкие, строгие формы, в сочетании с серовато-белой, как рыхлый снег, поливой и пятнами блестящего коричневого лака, расписанного золотом, встречались в вазах «сино».

Поврежденные (при употреблении тяваны) изделия, склеивались и реставрировались лаком. В сознании участников ритуала, они приобретали значение драгоценной реликвии. Полученные таким образом шрамы — отметины золотого лака, как бы, рассказывали историю жизни предмета в нераздельном с человеком и космосом потоке бытия.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: