21.09.2018

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 11

Судзуки Харунобу. 1724-1770 гг. Мастер укиё-э, школа Нисимура (Исикава)

Харунобу Судзуки — выдающийся японский художник, чье творчество совершило целый переворот в искусстве укиё-э. Ходзуми Дзиробэй (таково его настоя­щее имя) происходил из торгового сословия. Он родил­ся в Эдо, вероятно, в юности учился живописи в школе Кано, однако под влиянием работ Окумура Масанобу и Нисикава Сукэнобу увлекся укиё-э. Собственный стиль у художника сформировался довольно поздно, но за ос­тавшийся короткий период (около 6 лет) он создал более восьмисот работ и около 20 иллюстрированных книг. Основной темой творчества Харонобу стал образ хрупкой изящной молодой женщины. Его героини — кур­тизанки, танцовщицы, простые горожанки, дочери торговцев, прославившиеся своей красотой. Несмотря на то, что художник изображал реально существовавших женщин, он не стремился передать их индивиду­альный облик. Даже мужчины на его гравюрах мало чем отличались от женщин (их можно было определить лишь по самурайскому мечу). Харунобу не интересовала реальность, его миром был мир чувств и пере­живаний. Художник создавал идеальный образ, который стал обобщенным выражением одухотворенной красоты. С именем художника связано введение в ксилографию полихромного изображения. Технология изготовления старинных гравюр в два-три цвета существовала уже с начала XVIII века. Увлеченный возможностями цветного изображения Харунобу начал печатать девятицветные гравюры с трех досок, комбинируя три ос­новных цвета — красный, синий и желтый, а потом увеличил количество досок до десяти, что позволило при­менить богатейшую цветовую гамму. Появившись вначале в суримоно (открытки к праздникам) и э-гоёми (иллюстрированные календари) техника полихромной печати быстро завоевала и станковую гравюру, ко­торая получила название нисики-э («парчовая гравюра»).

«Бамбук, растущий под снегом». Серия «24 образца сыновней почтительности». Судзуки Харунобу. Период Эдо (после 1765 г.). Гравюра «нисики-э», тюбан 27,8x20,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Бамбук, растущий под снегом». Серия «24 образца сыновней почтительности». Судзуки Харунобу. Период Эдо (после 1765 г.). Гравюра «нисики-э», тюбан 27,8×20,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

Одним из любимых жанров Судзуки Харонобу были старинные гравюры митатэ-э («картинки-подмены»), своеобразный вид пародии, когда фигуры современников вставлялись в рамки классических литера­турных мотивов. Подобные аллюзии не только подтверждали неразрывную связь с искусством прошлого, но и намекали на что-то, о чем нельзя было говорить открыто, вносили в сюжет долю иронии и сатиры. Одна из митатэ-э — гравюра «Бамбук, растущий под снегом» из серии «24 образца сыновней почтительности», которые лежат в основе учения сяо. Согласно Конфуцию, сяо — основа гуманности. Быть почтительным сы­ном обязан каждый, а особенно — человек благородный, образованный, стремящийся к идеалу цзюнь-цзы. Смысл сяо заключался в служении родителям по правилам ли, согласно которым почтительный сын должен всю жизнь преданно заботиться о родителях, прислуживать и угождать им, быть готовым на все во имя их здоровья и блага, чтить их при любых обстоятельствах. Даже если отец недобродетелен, если он злодей или вор, почтительный сын обязан лишь смиренно увещевать родителя, униженно просить его вернуться на сте­зю добродетели. В китайской, а за ней в японской живописи имелась целая серия из 24 образцов сыновней почтительности, в которой изображались морализаторские истории о детях, отличившихся самоотвержен­ным служением родителям. Одна история рассказывала о некоем Мэн Цзуне, жившем в III веке. Однажды его мать захотела поесть бамбуковых побегов, однако стояла зима, и достать их было негде. Тогда Мэн Цзун пошел бродить по лесу, досадуя, что не может доставить матери удовольствие, как вдруг вокруг него стал расти бамбук. На гравюре Харунобу изобразил вместо почтительного сына дочь, прекрасную куртизанку. В теплой одежде, с покрытой головой, но босая, она выкапывает мотыгой из-под снега молодые побеги бамбука.

Маруяма Окё. 1733-1795 гг. Живописец, основатель школы Маруяма-Сидзё

«Летняя ночь». Маруяма Окё. Период Эдо (датировано 1784 г.). Парная шестистворчатая ширма. Тушь, золото и серебро по бумаге, 154,0x362,0 см. Кливленд, Музей искусств

«Летняя ночь». Маруяма Окё. Период Эдо (датировано 1784 г.). Парная шестистворчатая ширма. Тушь, золото и серебро по бумаге, 154,0×362,0 см. Кливленд, Музей искусств

Маруяма Окё был сыном крестьянина по фамилии Иссо из окрестностей Киото. В молодости он отправился в Киото, чтобы стать живописцем, и учился в мастерской Исида Ютэя. Бедного студента заметил Юдзё, настоятель храма Эмман-ин, и разрешил ему ознакомиться с коллекцией произведений искусства, хранящейся в монастыре. По окончании учебы юноша, взявший себе псевдоним Окё, довольно быстро стал из­вестным живописцем, а созданный им стиль получил широкое распространение в среде киотоских масте­ров. Стиль Маруяма Окё сформировался под влиянием традиционной живописи Кано и Римпа, а также благодаря изучению западного и китайского искусства. Молодой художник писал крупномасштабные картины природы, птиц и цветы на ширмах и экранах, ис­пользуя тушь с водяными красками, иногда применяя присыпку серебряной и золотой пудрой. Он работал во всевозможных стилях и форматах, но его произведения отмечены несомненным тяготением художника к реализму. Известно, что он заставлял своих учеников делать наброски с натуры, он первый из японских мастеров стал писать обнаженную натуру. Правда, изображение ню привело его к увлечению эротической темой. Окё стал делать гравюры, построенные по законам западной перспективы, которые рассматривали в специальных приборах через увеличительное стекло. Исследования Окё Маруяма были поддержаны его другом, художником Мацумара Госюном, с которым они организовали художественную школу Маруяма-Сидзё (Сидзё — район Киото, в котором жил Госюн). В разное время к ней примыкали художники Нагасава Росэцу, Танкэ Гэссен, Морумара Тэцудзан. Для работ Маруяма Окё и его последователей характерно соче­тание общей условно-декоративной трактовки композиции с подчеркнуто реалистичным изображением деталей.

«Зимний день». Маруяма Окё. Период Эдо (датировано 1784 г.). Парная шестистворчатая ширма. Тушь, золото и серебро по бумаге, 154,0x362,0 см. Кливленд, Музей искусств

«Зимний день». Маруяма Окё. Период Эдо (датировано 1784 г.). Парная шестистворчатая ширма. Тушь, золото и серебро по бумаге, 154,0×362,0 см. Кливленд, Музей искусств

Маруяма Окё любил расписывать свитки и большие ширмы традиционными сюжетами китайской живописи. Избрав мотив «четырех сезонов», художник изобразил динамичные картины приро­ды — летний жаркий день и зимнюю холодную ночь. Написанные водяными красками в академическом живописном стиле, эти работы, тем не менее, несут отпечаток новаторства и творческих поисков Маруяма Окё. Натурализм в передаче природных явлений достигается благодаря постепенным переходам цветов от светлого к темному и наоборот. Этот эффект, придуманный Окё, называется бокаси. Он заключается в особой технике размывки туши и красок. С легкой кисти Маруяма Окё бокаси широко использовалась художниками школы Маруяма-Сидзё, а затем и мастерами гравюры укиё-э.

Тории Киёмицу. 1735-1785 гг. Мастер укиё-э, жанр «якуся-э»

Киёмицу Тории был представителем тре­тьего поколения прославленной династии художни­ков Тории, один из лидеров жанра якуся-э в 1760-е годы. Он родился в Эдо и вошел в мир укиё-э под ру­ководством своего отца, Киёмасу II Тории. Первую серьезную работу Киёмицу выполнил в 13 лет: это были иллюстрации для детской книжки «Таймэн но бива». В течение жизни художник проиллюст­рировал немало романов и повестей, но прославил­ся станковыми гравюрами с портретами актеров и сценами из спектаклей. Изящный стиль Киёмицу особенно подходил для изображения актеров в амплуа оннагата (исполнители женских ролей) и красавиц. Он создал немало изысканных гравюр в жанре бидзин-га, как правило, изображающих девушек в интерьерах чайных домов, за игрой, чтением или после купания, которые носили порой эротический оттенок. Именно в период расцвета творческой карьеры Киёмицу про­изошел переход от бэнидзури-э (двух-трехцветной старинной гравюры) к настоящей полихромной ксилографии нисики-э, нередко служившей прекрасным подарком. В немалой степени этому способствовал и сам художник, обеспечив прогресс в технике ксилографии за счет увеличения числа печатных досок, добавивших к красному и зеленому цветам оттенки серого, голубого и желтого. Ему приписывают и изобретение кэнто — отметки на печатной доске, позволявшей идеально выровнить и максимально точно сопоставить различные цветовые зоны. Однако сам Киёмицу остался верен технике бэнидзури-э. Несмотря на ограничения, которые возникали в связи с использованием небольшого количества цветов, гравюры мастера отличает яркая выразительность и живость созданных образов.

«Актеры Сэгава Кикунодзё II в роли Ивахаси-химэ и Отани Хиродзи III в роли Еситани». Тории Киёмицу. Период Эдо (1767 г.). Гравюра «бэнидзури-э», хособан 31,4x14,1 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Актеры Сэгава Кикунодзё II в роли Ивахаси-химэ и Отани Хиродзи III в роли Еситани». Тории Киёмицу. Период Эдо (1767 г.). Гравюра «бэнидзури-э», хособан 31,4×14,1 см. Бостон, Музей изящных искусств

На гравюре Тории Киёмицу изображены актеры Сэгава Кикунодзё II и Отани Хиродзи III в ма­лоизвестной пьесе театра Кабуки «Синода атоно яма». Эти актеры во второй половине XVIII века считались ведущими исполнителями в Эдо. Сэгава Кикунодзё II родился в деревне Одзи, расположенной недалеко от столицы. Считают, что он был незаконнорожденным сыном Сэгава Кикунодзё I, а потому, став актером в 17 лет, взял имя отца. Кикунодзё II был неподражаемым исполнителем оннагата (женские роли). В 1764 и 1771 годах актер был награжден титулами «йо-йо-киси» («превосходный») и «дай-йо-йо-киси»(«великий»). С начала 1760-х годов популярность Кикунодзё II не знала границ, ему поклонялись, подражали, он стал законодателем мод. Любимый актером коричневый цвет стал называться «коричневый Роке» (Роке — сце­нический псевдоним Кикунодзё II), появились прически, украшения для волос и пояса оби «в стиле Роке». Отани Хиродзи III, напротив, прославился ролями самураев и благородных разбойников. Часто играя вместе на сцене, Сэгава Кикунодзё II и Отани Хиродзи III составили прекрасный актерский дуэт. Особенно им удавались роли любовников, как на гравюре Тории Киёмицу. Ивахаси-химэ (Сэгава Кикунодзё II) проща­ется со своим возлюбленным Еситани (Отани Хиродзи III). Девушка с грустью наблюдает за Еситани из-за прозрачных фусума (раздвижных перегородок). Сцена изображает момент прощания.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой

Читайте также:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: