10.12.2016

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 12

Исода Корюсай, 1735-1790 гг. Мастер укиё-э, жанр «бидзин-га»

Корюсай Исода (настоящее имя — Исода Масакацу) — один из талантливых японских художников, чье творчество относится к периоду «золотого века» укиё-э. О его жизни почти ничего неизвестно. Корюсай был из рода самураев. После смерти своего сюзерена он переехал в Эдо и увлекся искусством укиё-э. Предположительно, Корюсай был учеником известного художника Киёнага Тории. Но, знакомство с Судзуки Харунобу перевернуло его жизнь. Очарованный его творчеством, Исода взял псев­доним Харухиро, первый иероглиф которого был заимствован из имени его друга и наставника. В первые годы художник тщательно копировал стиль старинных гравюра мастера, посвятив свой талант жанру бидзин-га (изображения красавиц). Не обошел он стороной и жанры абуна-э и сюнга — эротические картины различной степе­ни откровенности. После смерти Харунобу в 1770 году художник принял новый псевдоним — Корюсай. К этому времени он уже выработал собственный стиль, став одним из первых создателей чувственных и реалистичных изображений красавиц. Его модели отличались тщатель­но прописанными деталями прически, одежды, располагаясь, как правило, на нейтральном фоне (серии «Образцы новых узоров для молодежи», «Пять конфуцианских достоинств», «Шесть поэтов»). Иногда, на картинах появлялись великолепные написанные экзотические животные или птицы, как-бы соперничающие своей красотой с девушками («Восемь картин с изображением птиц»). За годы своей деятельности Корюсай изготовил более 600 цветных гравюр (нисики-э), в основном женских и актерских портретов. Особенно изящными и удач­ными были рисунки формата хасира-э (листы узкого вертикального формата, которые вешали на столб). Корюсай Исода получил высокое признание еще при жизни, удостоившись в 1781 году высокого титула «хоккё» («почитатель законов Будды»).

«Двое под зонтиком». Исода Корюсай. Период Эдо (конец XVIII века), гравюра нисики-э.

«Двое под зонтиком». Исода Корюсай. Период Эдо (конец XVIII века), гравюра нисики-э.

К жанру бидзин-га обращались практически все мастера укиё-э: кто-то копировал картины именитых художников или подражал их стилю, а кто-то по-новому смотрел на старое и привычное. Одним из таких художников-новаторов был Исода Корюсай, создавший реалистические, чувственно-прекрасные образы женщин. Он был мастером лирического жанра, что в полной мере ощутимо в работе «Двое под зон­тиком». На старинной гравюре изображено двое влюбленных, встретившихся тайком от родителей, противников их союза. Картину отличают поэтичность и эмоциональная выразительность. Лица девушки и юноши печальны, дальнейшая судьба неизвестна. Даже природа не благоволит им в этот момент. Образы девушки и юноши схожи. На разницу указывают лишь некоторые детали — руко­ять самурайского меча, выглядывающего из-под кимоно у юноши, и прическа девушки, украшенная длин­ными шпильками. Таков был стиль Исода Корюсая, не стремящегося к передаче индивидуального облика персонажей. Художника интересовал не реальный мир, а мир эмоций и переживаний.

Танкэ Гэссен, 1741-1809 гг. Живописец, школа Маруяма-Сидзё

Танкэ Гэссен, по прозвищу «Скупой Художник», был одним из известнейших живописцев своего времени. О его жизни известно мало. В 7 лет Гэссена отдали в монастырь Дзодзодзи в Эдо, позже, став священ­ником, он обосновался в храме Тионин в Киото. С детства Гэссен любил рисовать и в монастыре изучил живопись и каллиграфию. О скупости художника ходили легенды. Прежде, чем начать работу, он всегда требовал плату впе­ред и, как правило, очень высокую. Однажды его пригласи­ла к себе известная гейша и попросила написать ее портрет, прямо во время пира, который она устраивала. Художник согласился и написал в изысканной манере картину. Закончив работу, он потребовал высокую плату. Девушка заплатила художнику, но, обратившись к своим гостям, сказала: «Деньги — вот все, что этому мастеру нужно. Картины его прекрасны, но ум его грязен, он думает лишь о деньгах. А потому его картине самое место на одной из моих юбок». И попросила художника нарисовать на внутренней стороне ее юбки другую картину. Невозмутимый Гэссен нарисовал требуемую картину, получил за работу огромную сумму денег и ушел. Лишь позднее люди узнали о причи­нах, побуждавших художника требовать большие гонорары. У него было три заветных желания, которые он хотел исполнить. Чтобы люди, жившие в его родной деревне, никогда не голодали, он устроил тайный склад и наполнил его до краев зерном. Чтобы богомольцы не мучались, идя из деревни к монастырю, он решил построить новую дорогу. Учитель Гэссена ушел из жизни, не успев достроить храм, и ученик решил закон­чить за него это дело. Говорят, что когда Гэссен осуществил три своих желания, он ушел в горы, стал жить отшельником и никогда уже больше не рисовал.

«Осенняя прогулка по горе с друзьями». Танкэ Гэссен, период Эдо (конец XVIII века). Вертикальный свиток, тушь и краски по бумаге, 183,0x47,0 см. Оксфорд, Музей Ашмолеан

«Осенняя прогулка по горе с друзьями». Танкэ Гэссен, период Эдо (конец XVIII века). Вертикальный свиток, тушь и краски по бумаге, 183,0×47,0 см. Оксфорд, Музей Ашмолеан

Любимой темой художника было изображение друзей на прогулке или тихая беседа на лоне природы. Этот мотив пришел из китайского пейзажа сан суй («горы-воды»), частыми персонажами ко­торого были ученые или монахи, созерцающие водопад либо плывущие в лодке, поэт, сочиняющий стихи, отшельник, обитающий в горах. Таких героев называли «уединенным человеком, вольным мужем», они наслаждались покоем и созерцательностью одинокой жизни в горах, предавались беседам с друзьями и размышлениям о природе. Все это присутствует в картине Танкэ Гэссена. На переднем плане видны двое мужчин. Гуляя по горным тропам, они набрели на деревянный мостик. Он перекинут через узкое ущелье, по дну которого течет бурный ручеек. На другом берегу ущелья растет старое дерево, мощными корнями оно крепко вросло в край скалы. Одна его часть совершено засохла, вторая покрылась желтыми листьями, но среди них пробивается юная зеленая поросль. Как будто дерево проживает одновременно три жизни, три возраста — молодость, зрелость и старость. Один мужчина показывает другому на необычное дерево и виднеющуюся за ним ветхую хижину, пристанище отшельника, в которой сейчас никто не живет. Он пред­лагает пойти туда, чтобы укрыться от сильных порывов ветра. Скупая на детали живописная композиция очень выразительна в своей лаконичности и недосказанности.

Тории Киёнага, 1752-1815 гг. Мастер укиё-э, жанр «бидзин-га»

Киёнага Тории — выдающийся мастер пери­ода расцвета укиё-э. О его жизни известно очень мало. Настоящее имя — Сэки (Сэкигути) Синсукэ (Исибэй). Он родился в городе Урага в семье книготорговца Сиракоя Исибея, учился в Эдо в мастерской знаменитого художника Киёмицу Тории, после смерти которого при­нял пост главы школы Тории. Как и все художники этой школы, Киёнага начинал с театральной гравюры якуся-э, но лучшие и самые известные его работы выполнены в жанре бидзин-га (изображения красавиц). Он прославился, прежде всего, как мастер диптихов и триптихов с изображением праздничных процессий, прогулок, пикников. Излюбленная тема художника — многофигурные шествия куртизанок. Героини его гравюр — величавые, красивые, прекрасно сложенные — в слож­ном взаимодействии друг с другом образовывали единые ритмические группы. Непревзойденный мастер композиции, Киёнага помещал их в рамки хорошо прорисованного интерьера или на фоне реалистического пейзажа, используя западные приемы изображения пространства и света. Этот подход он применил и в театральной гравюре, представляя картину как обзорную панораму с артистами, певцами и музыкантами, расположившимися на сцене. При этом, фон, на котором разворачивалось действие, не выглядел чужерод­ным элементом. Это – та среда, где жили его герои, и художник стремился передать их единство и гармонию. За свою жизнь Киёнага выполнил огромное количество цветных станковых гравюр (более тысячи) и около 120 иллюстрированных книг. Среди прославивших художника работ: серии «Состязания модных кра­савиц из «веселых кварталов»», «Двенадцать портретов южных красавиц», «Десять видов чайных лавок» и другие. Его стиль, отличающийся ясностью и простотой рисунка, насыщенной цветовой гаммой, досто­верностью и реалистичностью в изображении фигур и окружающего мира, оказал сильное влияние на самых разных мастеров: Тоёкуни Утагава, Хокусай Кацусика, Эйси Тёбунсай и Утамаро Китагава.

«Январь». Тории Киёнага. Период Эдо (датировано 1785 г.), гравюра «нисики-э», тюбан, 25,7x19,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Январь». Тории Киёнага. Период Эдо (датировано 1785 г.), гравюра «нисики-э», тюбан, 25,7×19,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

В Японии любят и умеют отмечать праздники, особенно Новый Год. Он всегда связан с домом, семьей и обозначал рубеж, разделяющий прошлое и будущее. Различные обычаи и обряды, сохра­нившиеся до наших дней, должны были обеспечивать благополучие и здоровье всей семьи, успех и благосо­стояние. В Японии, до сих пор почитаются «Семь богов счастья» (Ситифукудзин). Полагают, что эти боги прибывают (или приплывают) с Небес на Землю на три первых дня Нового года на такарабунэ — корабле сокровищ, наполненном волшебными вещами. В праздничное время, принято встречаться с близкими родс­твенниками и друзьями. Люди из больших городов устремляются в родные места повидаться с близкими, а из деревень — к городским знакомым. Японцы заготавливают к этому случаю красиво упакованные коробки с печеньем, сладостями, вещи и суве­ниры с новогодней символикой. В зимний период, начиная с новогодних праздников, люди устремляются к святым местам, отправляют­ся в храмы и монастыри, чтобы помолиться о новом счастье и попросить богов быть благосклонными к ним в новом году. Женщины и мужчина на гравюре Киёнага Тории отправляются как раз в такой путь. Дорога предстоит длинная и трудная, они одеты в теплые зимние одежды. За плечами мужчины висит рюкзак и колчан со стрелами, он должен охранять своих спутниц.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: