04.12.2016

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 15

Тани Бунтё, 1763-1840 гг. Живописец, школа «Бунтё»

«Ландшафт в стиле «хабоку»». Тани Бунтё. Период Эдо (конец XVIII века). Вертикальный свиток; тушь по бумаге. 197,0x50,0 см. Кливленд, Музей искусств

«Ландшафт в стиле «хабоку»». Тани Бунтё. Период Эдо (конец XVIII века). Вертикальный свиток; тушь по бумаге. 197,0×50,0 см. Кливленд, Музей искусств

Тани Бунтё, один из известных японских живопис­цев эпохи Эдо, был родом из потомственной семьи во­енных. Его отец, служивший семейству Таясу, состояв­шему в родстве с восьмым сегуном Токугава, дал сыну прекрасное образование и ввел в высшие политические круги. Первым же патроном молодого художника стал глава правительства Мацудайра Саданобу. Сопровож­дая его в поездках, Тани Бунтё объездил полстраны, по­сетил множество храмов и монастырей, где познакомился с богатейшими коллекциями китайской и японской живописи. По результатам своих путешествий и исследований художник написал несколько трактатов о живописи, создал серию старинных гравюр с изображением прославленных гор и несметное количество свитков. Стиль Тани Бунтё можно назвать эклектичным, в котором соединились стили и техники разнообразных школ — Кано, Тоса, укиё-э и даже европейской живо­писи. Но, все же, спонтанная, лаконичная манера письма художника органично вписалась в стиль нанга (или бундзинга). В традициях нанга он писал в основном монохромные пейзажные композиции, привнеся в старинные гравюры непосредственность, оригинальность видения и трактовки.

«Ландшафт в стиле «хабоку»» Тани Бунтё является репликой одноименной работы великого мастера кисти XV века Сэссю Тойо. Его знаменитый «Ландшафт», созданный в 1495 году, представлял собой пример стиля «разбрызгивания туши». Этот свободный, экспрессивный стиль письма японские художники заимствовали у китайского живописца VIII века Ван Мо. Сэссю запечатлел на свитке мгновение, когда по­рыв ветра клонит верхушки деревьев, а в дожде размываются очертания далеких гор. Подобное воспроизвел на картине Тани Бунтё, но ввел в нее образ реки с плывущими лодками и маленькую хижину, приткнувшу­юся к скале. Случайными, как бы разбрызганными по бумаге штрихами и пятнами художник создает образ неистовой бури, ее огромной эмоциональной силы. Именно в ней, в торжестве стихии открывается мощь природы, ее красота и изменчивость.

Кацукава Сюнтё. Годы творчества 1780-1795 гг. Мастер «укиё-э», жанр «бидзинга»

«Красавица Окита из дома Нанивая». Период Эдо (между 1780 и 1795 гг.). Гравюра «нисики-э», хособан 37,4x24,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Красавица Окита из дома Нанивая». Период Эдо (между 1780 и 1795 гг.). Гравюра «нисики-э», хособан 37,4×24,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

Сюнтё Кацукава — представитель второго поколения художников школы Кацукава. Он родился в Эдо и учился в мастерской Сюнкё Кацукава. Мало ин­тересуясь театральной темой, на которой специализи­ровались художники школы Кацукава, Сюнтё направил свое дарование в другую сторону — на изображения красивых женщин. Он нашел свой идеал в работах Киёнага Тории, ведущего мастера жанра бидзинга в конце XVIII века. Переняв творческий стиль Киёнага, Сюнтё подражал ему до конца своей художественной карьеры (после 1795 года он оставил занятия живописью и стал литератором). Из-за отсутствия новизны Сюнтё нельзя назвать большим мастером, хотя исследователи отмечают некоторые явные достоинства, поднимающие его работы до уровня творений Киёнага. Женские образы Кацукава — эфемерные создания, несущие в себе какую-то загадку, тайну, и одновременно земные, живые существа, которые занимаются своими повседневными делами: ходят в храмы, нянчат детей и даже ловят рыбу. Располагая изящных красавиц на фоне живописных пейзажей, художник намеренно избегает сложных композиционных решений и пестрой цветовой гаммы, стремясь передать гармонию мира и чело­века, опоэтизировать окружающую действительность.

Героинями произведений мастеров бидзинга часто становились известные гейши и куртизанки или простые горожанки, прославившиеся своей красотой и обходительностью. Красавица Окита ра­ботала официанткой в чайном доме Нанивая, расположенном неподалеку от храма Асакуса Каннон в Эдо. Люди, совершающие паломничество в храм, заходили в трактир Нанивая, где их встречала Окита. Слава о ее красоте далеко разнеслась по округе. Окиту писали многие художники, и среди них был Утамаро Китагава. Кацукава Сюнтё изобразил девушку в возрасте шестнадцати лет. Окита прекрасна как весенний цветок, о чем говорят стихи, размещенные в круглом картуше в левом углу гравюры. Портреты, подобные этому, художники делали на заказ: они служили наглядной рекламой заведения, в котором работали красавицы.

Эйсёсай Теки. Годы творчества 1780-1800 гг. Мастер «укиё-э», жанр «бидзинга»

«Восход солнца утром Нового года». Эйсёсай Теки. Период Эдо (конец XVIII века). Гравюра нисики-э, обан 38,6x25,5 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Восход солнца утром Нового года». Эйсёсай Теки. Период Эдо (конец XVIII века). Гравюра нисики-э, обан 38,6×25,5 см. Бостон, Музей изящных искусств

Теки Эйсосай — представитель классическо­го периода истории укиё-э. Как во многих случаях с мас­терами укиё-э, факты жизни Теки неизвестны. Он был учеником Сэкиэна Торияма, учителя Утамаро Китагава, и специализировался на изображениях куртизанок и портретах актеров. Если его театральные гравюры якуся-э чем-то напоминали работы Сяраку Тосюсая, то работы в жанре бидзинга стилистически отличались от тех, что делали другие художники. Умело выстроенные композиции, великолепные цветовые сочетания, создание особой поэтической атмосферы в картине, умение передать тончайшие оттенки настроения и при этом стремление к идеалу говорили об индивидуальном стиле художника. Пристальное внимание Теки уделял фону: однотонный или выполненный в технике кира-э (использование слюдяного порошка, придающего серебряное мерцание картине), но чаще реалистический фон, как падающий на зонтик красавицы белый, пушистый снег («Девушка с зонтиком и слуга»), или ночное небо с волшебными светлячками («Ловля светлячков»). При всем изобилии и разнообра­зии технических приемов и сюжетов, художник создал мало подлинных шедевров графики, таких как «Гей­ша, которая ведет себя как замужняя женщина». Молодая куртизанка сидит перед жаровней, на которой варится обед, в ожидании любимого она надела кимоно с двумя воротниками — наряд замужней женщины, но он не придет. Девушка грустит о своих несбывшихся мечтах. Поэтические строки вверху картины гово­рят об ее чувствах и надеждах.

Новый Год — любимый в Японии праздник, которого с нетерпением ждут все — от мала до ве­лика. Какой он будет? Принесет с собой радость или грусть? Об этом думает девушка, встречающая зарю первого дня нового года (гандзицу). Она стоит на берегу моря и смотрит вдаль, как будто надеется там уви­деть свою судьбу. Позади нее виднеются крыши домов, зеленеющие кроны деревьев. Рядом с ней — бочка, полная воды, и миниатюрное деревце (бонсай). Возможно, в новогоднюю ночь девушка надеется обрести счастье, и что красота ее сохранится долго как бонсай, известный своим долголетием.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: