04.12.2016

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 16

Кацукава Сюндзан. Годы творчества 1782-1798 гг. Мастер «укиё-э», жанр «якуся-э»

Сюндзан Кацукава — представитель второго поколения художников школы Кацукава. Он был учени­ком прославленного мастера старинной гравюры Сюнсё Кацукава и в ранние годы, как и его учитель, работал в традиционном жанре театральной гравюры якуся-э. Позже, Сюндзан ув­лекся изображениями красавиц (бидзинга), в которых ощущалось сильное влияние Киёнага Тории и Утамаро Китагава, пейзажами и жанровыми композициями, сюжетами для которых служили классические литературные произведения и современная художнику жизнь. Соединение двух жанров бидзинга и якуся-э стало интересной находкой Сюндзана Кацукава. Ежегодно осенью в известном квартале любви Есивара проходил праздник, посвященный японскому богу Инари (покровитель урожая, бог пищи и плодородия). Он прохо­дил в виде театрализованного представления с танцами и назывался Нивака. Девушки, певицы и танцовщи­цы, а также актеры-комедианты и шуты, жившие в этом квартале, переодевались в костюмы и разыгрывали какую-нибудь пьесу, зачастую фривольного содержания. При этом, мужские роли исполняли женщины, а женские — мужчины. Дух розыгрыша и импровизации ощущался и в работах Сюндзана: он изображал актеров в обычных костюмах, лишь незначительными атрибутами подчеркивая принадлежность к роли. Сюндзан Кацукава не добился большой известности, но его творчество внесло свою лепту в старинную историю гравю­ры укиё-э.

«Паломничество в храм Асакуса». Кацукава Сюндзан. Период Эдо (конец XVIII века). Гравюра «нисики-э», хособан 37,2x25,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Паломничество в храм Асакуса». Кацукава Сюндзан. Период Эдо (конец XVIII века). Гравюра «нисики-э», хособан 37,2×25,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

В Японии существует большое количество религиозных праздников, во время которых японцы отправляются в храмы и монастыри. Буддийский храм Сенсёдзи (или храм Асакуса Каннон) был любимым местом паломничества жителей Эдо. Он был посвящен Каннон, богине милосердия и сострадания, и имел интересную историю. Согласно легенде, два рыбака в 628 году нашли в реке Сумида золотую статую богини. Они поместили ее в маленьком храме, расположенном в Асакуса, чтобы все окрестные деревенские жители могли почитать Каннон. К этому месту со всех концов страны стекались люди, чтобы помолиться богу. И со времен здесь вырос прекрасный храм, он не раз перестраивался, пережил множество пожаров, а в XVII столетии сёгун Токугава Иэмицу пожертвовал на храм большие деньги, и здесь было выстроено несколько великолепных зданий. Люди приходили в храм, чтобы попросить богиню о заступничестве, поблагодарить за защиту и поддержку, помолиться о благословении своих семей. На гравюре Сюндзана жители Эдо при­шли на праздник, устроенный в честь богини Каннон. Нарядно одетые, радостно возбужденные, они входят на территорию храма через ворота Нитэмон, и первой их встречает статуя богини. Каннон имела тридцать три обличья, а потому ее изображали многоликой и многорукой.

Байицу Ямамото, 1783-1856 гг. Живописец, школа Маруяма-Сидзё

Байицу Ямамото родился в Нагая в семье скульптора, работающего для семейства Овари. Мальчи­ком его отдали в обучение к Ямамото Ранэю, живописцу школы Кано. Юный Байицу сменил немало учителей и изучил стили многих живописных школ, среди которых помимо Кано были и Римпа, и Тоса, но отдавал пред­почтение художественным поискам мастеров Маруя-ма-Сидзё. Основателем этой школы был выдающийся художник Маруяма Окё, первый в японской живописи, обратившийся к реалистическому изображению. Вслед за ним Байицу Ямамото создавал картины природы, расписывая свитки, ширмы и экраны изображениями птиц, цветов и животных. Помимо живописи он занимался стихосложением, был довольно известным поэтом и мастером чая.

«Белая слива». Байицу Ямамото. Период Эдо (датировано 1834 г.). Вертикальный свиток, тушь по шелку, 252,7x105,4 см. Кливленд, Музей искусств

«Белая слива». Байицу Ямамото. Период Эдо (датировано 1834 г.). Вертикальный свиток, тушь по шелку, 252,7×105,4 см. Кливленд, Музей искусств

Образ белой сливы, изображенный на свитке, пришел из китайской живописи. Растительный мир Китая ярок и неповторим. В китайском, а за ним и в японском искусстве растения занимают важное место. Растительные образы пронизывают мифологию, литературу и поэзию, неся в себе скрытый, аллего­рический смысл. Исходя из традиционного представления о «гармонии человека и природы», китайские ху­дожники персонифицировали многие растения, наделили их человеческими качествами, и они стали ассо­циироваться с человеческими типами и определенными настроениями, как, например, слива с ее изящной вытянутой формой и не имеющей никаких пятен на стволе способна быть партнером поэта. Слива распус­кается раньше других растений, она цветет поздней зимой или ранней весной, поэтому символизирует силу, стойкость, отшельничество и чистоту. С цветением сливы связывается наступление новой жизни, приход радостных дней. Веточками цветущей сливы было принято украшать женские прически, а потому это рас­тение символизировало красоту. Цветущая слива подобна ранней юности девушки, еще только входящей в пору зрелости. В японской живописи образ сливы не был так популярен как в китайской, его заменил образ сакуры (японской вишни), ставший национальным символом страны.

Утагава Кунисада, 1786-1864 г. Мастер «укиё-э», жанр «суримоно»

«Создание образцов узоров для кимоно». Утагава Кунисада. Период Эдо (I половина XIX века), гравюра «нисики-э», сикисибан 21,1x18,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Создание образцов узоров для кимоно». Утагава Кунисада. Период Эдо (I половина XIX века), гравюра «нисики-э», сикисибан 21,1×18,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

Кунисада Утагава — выдающийся мастер поз­днего периода истории укиё-э. Настоящее имя худож­ника — Цунада Седзо. Он был выходцем из зажиточной семьи, владевшей паромной переправой. С малых лет Кунисада увлекался рисованием и в пятнадцать поступил в мастерскую Тоёкуни Утагава. Свою творческую деятельность художник начал как иллюстратор. Одна из самых известных работ Кунисада в жанре книжной гра­фики — серия рисунков к «Лже-Мурасаки, деревенский Гэндзи», пародийному роману на классическое произведение XI века. Еще в начале пути Кунисада обра­тился к жанру театральной гравюры якуся-э, который стал основным видом его творческой деятельности и принес художнику заслуженную славу ведущего мастера школы Утагава. Первое признание пришло к молодому Кунисада после исполнения серии гравюр с изображением знаменитого актера театра Кабуки Накамура Утаэмона. Изучение разных стилей привело его к созданию собственной индивидуальной мане­ры. Уже в ранних работах художника сложился своеобразный тип театральной гравюры — портрета, харак­теризующийся сочетанием ярко выраженных индивидуальных черт актера на фоне театрального действия. Творческое наследие Кунисада огромно: он был одним из самых плодовитых мастеров укиё-э. Работы этого художника интересны сюжетным и стилевым разнообразием, усложненностью композиционного реше­ния. Темы его произведений не новы для японского искусства, однако их трактовка необычна и тщательно разработана В популярной серии пейзажей «53 станции Токайдо» художник вывел на первый план актеров. В серии поясных портретов «Отражения современных женщин в зеркале» он показал женские лица сквозь призму зеркала, помещенного в центре старинной гравюры. Надо отметить, что жанр бидзинга — один из любимых в творчестве художника Стремясь к достоверности образов, Кунисада изображал красавиц, занятых своими каждодневными делами: они читают, пишут любовные послания, причесываются, играют на сямисэне, кор­мят детей. Не выявляя индивидуальности модели, он подчеркивал только их внешнюю чувственную красоту и женственность. В 1844 году после смерти Тоёкуни Утагава Кунисада стал официальным главой школы Утагава и сменил имя на Тоёкуни III. Прирожденный педагог, он в течение нескольких десятилетий возглав­лял школу и воспитал немало талантливых художников.

На гравюре «Создание образцов узоров для кимоно»Кунисада Утагава изображена мастерская художника по текстилю. Он делает тра­фареты всевозможных узоров для кимоно. Мастер вырезает их из бумаги и раскрашивает опытные образ­цы на миниатюрных, кукольных платьях. В эпоху Эдо текстильное производство достигло своего расцвета, появились новые методы окраски тканей и нанесения узоров, и кимоно превратились в настоящие произ­ведения искусства. Многие мастера укиё-э начинали свой профессиональный путь с текстильного дизайна, что помогло им приобрести необычайное чувство и видение цвета. Художник скрупулезно наносит рисунок на ткань; он торопится закончить работу к празднику любования сакурой, который скоро наступит.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: