04.12.2016

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 3

Хасэгава Тохаку

«Дракон». Период Момояма (XVI век). Хасэгава Тохаку. 1539-1610 гг. Живописец, школа Кано. Пара шестистворчатых ширм. Тушь по бумаге. 153,5x333,2 см. 153,1x335 см. Бостон. Музей изящных искусств

«Дракон». Период Момояма (XVI век). Хасэгава Тохаку. 1539-1610 гг. Живописец, школа Кано. Пара шестистворчатых ширм. Тушь по бумаге. 153,5×333,2 см. 153,1×335 см. Бостон. Музей изящных искусств

Один из японских мастеров периода Момояма, Хасэгава Тохаку, чье настоящее имя Окумура, родился в семье, состоящей на службе у клана Хатакэяма, владельца замка Нанао. Вероятно, в детстве он остался сиротой, и мальчика приняли в семью Хасэгава, занимав­шуюся живописным ремеслом. Большая часть сохранившихся до наших дней работ Тохаку написана цветными красками на золотом фоне в традициях школы Кано. Это и немудрено, ведь его учителем был известный мастер Кано Сёэй. Но, в зрелые годы Тохаку отошел от традиции Кано. Его живописные фусума (раздвижные перегородки) в храме Тисякуин, выполненные в 1592 году, положили начало целому направлению — «живописи кленов и вишен». Помимо Кано, художник учился у малоизвестного мастера Сога Сёсё, связанного с живописными традициями монастыря Дайтокудзи. Долгое время Тохаку выполнял заказы столичного монас­тыря Хомподзи, создавая большие композиции буддийского содержания. Однако, главным своим учителем он считал выдающегося мастера туши Сэссю и называл себя его наследником в пятом поколении. По этому по­воду даже вышел спор между Тохаку и Ункоку Тоганом, тоже считавшем себя последователем Сэссю. Тохаку проиграл, но остался верен монохромной живописи тушью. Он писал свитки с изображением обезьян, журав­лей, драконов и тигров, сосен, в которых демонстрировал умелое пользование многотональными оттенками туши. Вершиной его виртуозного мастерства стали росписи парных шестистворчатых ширм (мобильных перегородок) «Сосновая роща», ставшей настоящей монохроматической симфонией. На поверхности огромных ширм изображены лишь несколько сосен, наполовину скрытых туманом, а большая часть живописной плоскости оставлена пустой. Быстрыми уверенными движениями мазки нанесены на бумагу. Тон туши варьируется от бледного до темного. Эта композиция, сильно контрастирующая с броским великолепием произведений Кано и Тоса, стала при­мером прекрасного синтеза китайской техники и японских мотивов, надолго определившего пути развития живописи суйбокуга.

«Тигр». Период Момояма (XVI век). Хасэгава Тохаку. 1539-1610 гг. Живописец, школа Кано. Пара шестистворчатых ширм. Тушь по бумаге. 153,5x333,2 см. 153,1x335 см. Бостон. Музей изящных искусств

«Тигр». Период Момояма (XVI век). Хасэгава Тохаку. 1539-1610 гг. Живописец, школа Кано. Пара шестистворчатых ширм. Тушь по бумаге. 153,5×333,2 см. 153,1×335 см. Бостон. Музей изящных искусств

В основу сюжета ширм положены поэтические строки, написанные китайским монахом XIII столетия My Ки: «Когда дракон поднимается, на небе облака появляются «Когда тигр ревет, взрывы ветра — вперед». Несмотря на свой зловещий вид, на Востоке дракон является позитивной и созидательной силой, он обладает космической, сверхъестественной энергией и повелевает силами природы: землей, воз­духом, водой и огнем. В старину люди верили, что драконы наделены огромными знаниями и мудростью, это – самые могущественные существа на планете. Существовало несколько разновидностей драконов: драконы, охраняющие землю, обитающие под водой и в глубоких пещерах, небесные драконы, один из кото­рых изображен на ширме Хасэгава Тохаку. В Японии дракон с тремя когтями считался символом дождя, повелителем морей и рек. Все грозные явления природы люди объясняли как последствия битв драконов между собой или с врагами, желающими завладеть небесными сокровищами. Чаще всего, драконы вступали в схватку с тиграми. Эти лютые животные олицетворяли силу, отвагу, свирепость. В Китае и Японии дракон был символом императора, Сына небес, а в Корее тигр воплощал боевой дух. Его изображение встречалось преимущественно на знаменах и значках корейских войск, которым, как считалось, он покровительствует. Сюжет «дракон, борющийся с тигром» имел двойное толкование. В первом, философском, он представлял собой знак «инь-ян» — двойственность всего сущего, символ взаимодействия крайних противоположностей (света и тьмы, жизни и смерти, неба и земли). Во втором содержалась скрытая аллегория: Япония — это могущественный и неустрашимый дракон, который всегда побеждает своих врагов, даже столь сильных как Корея (тигр).

Ункоку Тоган

Ункоку Тоган, чье настоящее имя Хара Дзихэй, родился в провинции Нидзен (совр. префек­тура Нагасаки). Он происходил из знатного саму­райского рода, его отец Хара Наойе, был владельцем большого замка Нокоми. О жизни художника сохранилось мало сведений. В юности, будущий художник сделал блес­тящую военную карьеру, но в 1584 году со смертью отца его жизнь изменилась: он потерял полити­ческое и материальное (так как был вторым сыном) положение и, вероятно, начал заниматься живопи­сью. Кто были его учителя, до конца не известно: он учился у мастеров школы Кано, возможно, у Кано Сёэя или его сына Эйтоку. Однако знакомство с работами масте­ра XV столетия Сэссю Тойо обратило художника к монохромной живописи суйбокуга («живопись тушью»). Приверженность стилю Сэссю прослеживается во всем: художник даже взял псевдоним «Ункоку» по назва­нию созданной учителем студии — Ункоку-ан. Свои работы он подписывал «писано Ункоку, потомком Сэс­сю». К тому же, когда даймё Мори Тэрумото (1553—1625) заказал художнику копию «Длинного пейзажного свитка» Сэссю, он с блеском выполнил работу, поставившую точку в давнем споре между Ункоку Тоганом и Хасэгава Тохаку. С этого времени Ункоку получил право называть себя «последователем Сэссю в пятом поко­лении». Но это были лишь внешние атрибуты, потому что в живописи ученик так и не смог достичь высот свое­го великого учителя. Среди самых известных работ Ункоку — ширмы с изображением оленей и горы Ёсино, славящейся великолепными видами цветущей сакуры, которые хранятся в монастыре Дайтокудзи в Киото.

«Хан-рю, едущий на муле». Период Момояма (XVII век). Ункоку Тоган. 1547-1618 гг. Живописец, мастер суйбокуга. Шестистворчатая ширма. Тушь и водяные краски по бумаге. 158,2x357,4 см. Бостон. Музей изящных искусств

«Хан-рю, едущий на муле». Период Момояма (XVII век). Ункоку Тоган. 1547-1618 гг. Живописец, мастер суйбокуга. Шестистворчатая ширма. Тушь и водяные краски по бумаге. 158,2×357,4 см. Бостон. Музей изящных искусств

Сюжеты ширм взяты из китайской истории. В основе первой картины — эпизод из жиз­ни Су Ши (1036—1101), великого китайского поэта северосунской эпохи. Он был не только литератором, живописцем, каллиграфом, но и государственным чиновником, выступавшим против проводимых первым министром Ван Ань-ши реформ в стране, за что Су Ши назначали на административные должности в провинциальные районы Китая. По названию места одной из служб он взял себе литературный псевдоним Дун-по-сюйши (или Су Дунпо), который означал «Ученый, проживающий у Восточного склона». В конце жизни Су Ши был ложно обвинен, лишен всех должностей и сослан в отдаленную провинцию Гуандун. Китайские и японские художники часто изображали поэта, находящегося в ссылке или объезжающего с инспекцией вверенные ему территории (как на картине Ункоку Тогана).

«Су Дунпо, взирающий на упирающегося мула». Период Момояма (XVII век). Ункоку Тоган. 1547-1618 гг. Живописец, мастер суйбокуга. Шестистворчатая ширма. Тушь и водяные краски по бумаге. 158,2x357,4 см. Бостон. Музей изящных искусств

«Су Дунпо, взирающий на упирающегося мула». Период Момояма (XVII век). Ункоку Тоган. 1547-1618 гг. Живописец, мастер суйбокуга. Шестистворчатая ширма. Тушь и водяные краски по бумаге. 158,2×357,4 см. Бостон. Музей изящных искусств

Во второй картине рассказывается об отшельнике по имени Хан-рю. Он служил конюхом у императора Му-вана из династии Цу (1023—957 г. до н. э.). У Му-вана была великолепная восьмерка породистых коней, которой он необычайно гордился. Однажды Ханрю позволил себе неподобающе высказаться о лошадях, император пришел в ярость и сослал его в провинцию Шаньси. Там находилась гора Хэншань, одна из пяти священных вершин даосизма, которые считались местом обитания даосских святых и бессмертных. Правда, император довольно быстро одумался и простил своего слугу. Ункоку Тоган изобразил на ширме (мобильной перегородке) момент возвращения Ханрю домой. Он едет на муле, но задом наперед, не в силах оторваться от великолепного вида горы. В картине есть несомненный посыл к образу одного из «Восьми Бессмертных», сэннина Чжан Голао, который всегда ездил на муле задом наперед, чтобы смотреть не вперед, а назад.

Хоньами Коэцу

Хоньами Коэцу происходил из прослав­ленной семьи оружейников, известной со времен первых сегунов Асикаги. Как и его предки, Коэцу тоже занимался полировкой и оценкой мечей, но был славен не только этим. Он писал картины, занимался керамикой и лаковой росписью, считался знатоком искусств, но особо выделял среди своих талантов каллиграфию. В искусстве каллиграфии Коэцу не уступал признанным авторитетам — Сёкадо Сёдзё и Коноэ Нобутаде. Последний был создателем известного стиля «саммякуин», который снискал необычайную популярность. Все трое были известны как «Три кисти эры Канъэй». В 1615 году сёгун Токугава Иэясу выде­лил мастеру земельное владение в Такагаминэ, расположенное вблизи Осака. На этой земле Коэцу построил поселок художников, названный Коэцу-мура. Здесь появилось на свет немало шедевров изобразительного и прикладного искусства, среди которых поэтические свитки, созданные благодаря содружеству талантов Коэцу Хонъами и его друга, выдающегося живописца Таварая Сотацу. Сотацу разрисовывал бумагу изображениями цветов, трав, птиц и животных, а Коэцу каллиграфической вязью выписывал стихи из знаменитых поэтических антологий «Кокинвакасю» («Собрание старых и новых песен Японии») и «Синкокинвакасю» («Сто стихотворений ста поэтов»). Затем, такие свитки размножали ксилографическим способом. У Хонъа­ми был большой опыт в этом деле: начиная с 1604 года, он сотрудничал с купцом из Киото Суминокура Соаном. Совместно они выпускали книги с пьесами для театра Но и избранными отрывками из классической литературы.

«Волны». Период Эдо (XVII век). Хонъами Коэцу. 1558-1637 гг. Живописец, каллиграф, мастер по лаку. Вертикальный свиток, тушь, краски, золото и серебро по бумаге. 18,2x16,1 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Волны». Период Эдо (XVII век). Хонъами Коэцу. 1558-1637 гг. Живописец, каллиграф, мастер по лаку. Вертикальный свиток, тушь, краски, золото и серебро по бумаге. 18,2×16,1 см. Бостон, Музей изящных искусств

Говорят, что Хонъами Коэцу был удивительно честолюбив, об этом его недостатке ходили легенды. Одна из них рассказывает о том, что однажды художник находился в гостях у Коноэ Нобутады. Речь зашла о кал­лиграфии, и любопытный хозяин попросил Коэцу назвать трех крупнейших каллиграфов страны. Гость, не колеблясь, ответил: «Второй — это вы, третий — Сёкадо Сёдзё». «А кто же первый?», — спросил озадаченный Нобутада. «Разумеется, я», — без улыбки отозвался Коэцу, глядя в глаза недогадливому хозяину. В Японии, как и в других странах дальневосточного региона, каллиграфия (седо) считалась одним из видов изящных искусств. В Китае, вместе с поэзией и живописью, она входила в понятие «Три со­вершенства», что рассматривалось непременным знанием и умением каждого образованного человека, по качеству почерка определяли характер пишущего. Благоговейное отношение к каллиграфии сохранилось и в Японии. Коэцу был хорошо знаком и с придворным искусством, ориентирующимся на идеалы эпохи Хэй-ан, он изучал каллиграфию начала XIV века в стиле императора Сёрэнина, и стиль китайского каллиграфа IV века аристократа Ван Сичжу. Он получил звание лучшего каллиграфа своего времени, удивив общество в Киото публикацией произведений «Исэ моногатари» («Повесть об Исэ») и «Ходзёки» («Записки из кельи»), каллиграфически написав их на специально созданной бумаге и украсив рисунками в стиле эпохи Хэйан. Данная работа создана по мотивам стихотворения Какиномото Хитомаро, поэта VI века, чьи произведения вошли в поэтическую антологию «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»):

Бухта Акаси…
Утренний туман,
Челн уплывает вдаль,
Едва мелькая меж островов,
И мысль меня уносит вслед…

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: