10.12.2016

Старинные японские гравюры и живопись. Часть 7

Кано Цунэнобу, 1636-1713 гг. Живописец, школа Кано

Кано Цунэнобу родился в Киото в семье Кано Наонобу, младшего брата знаменитого мастера японской живописи и старинной гравюры Кано Таниу. В 15 лет (после смерти отца) он пошел в обучение к дяде, став одним из его луч­ших учеников. Кано Цунэнобу был довольно из­вестным в Японии живописцем, вторым после Кано Таниу. Встав во главе Кобикито (одного из множественных ответвлений школы Кано), Цунэнобу был признан ведущим живописцем Киото, где проживал император со своей семьей и огромным двором. Потакая вкусам аристократической и военной знати, расписывая их дворцы и замки, художник создавал про­изведения, ориентированные в основном на китайские образцы. Он писал портреты мудрецов, философов, отшельников, бессмертных, классические пейзажи с видами рек, водопадов, скалистых утесов, поросших мхом, лесистых кущ, в которых использовал особую технику «тентай» («пунктирный мох»). Он был лучшим мастером в изображении воды — ровной безбрежной глади, бушующейся, низвергающейся вниз каскадами или стремительно текущей меж горных скал. В 1704 году мастер был награжден почетным титулом «хогэн», которого редко удостаивались художники.

Символ «Дзю». Кано Цунэнобу. Период Эдо (конец XVII века). Вертикальный свиток, тушь и краски по бумаге, 112,9 х 60,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

Символ «Дзю». Кано Цунэнобу. Период Эдо (конец XVII века). Вертикальный свиток, тушь и краски по бумаге, 112,9 х 60,4 см. Бостон, Музей изящных искусств

Иероглиф «дзю», изображенный на свитке Кано Цунэнобу, означает удачу, мудрость и долго­летие. В мифологии эти качества связывались с даосскими мудрецами, бессмертными (сэннинами) и Семью богами счастья (Ситифукудзин), среди которых центральное место занимали Фукурокудзю и Дзюродзин. Фукурокудзю — один из Семи богов счастья, бог ученой карьеры, мудрости и интуиции. Его внешний вид сам за себя свидетельствует о большом уме и мудрости: голова божества имеет необычайно вытянутые раз­меры, гротескные черты лица, глубокие поперечные морщины на лбу. В руках Фукурокудзю обычно держит складной веер и посох со свитком, где записаны все мудрости мира Его изображение художник поместил в верхней части картины. Иногда, Фукурокудзю приравнивался к божеству долголетия Дзюродзину, еще од­ному божеству, способному наградить человека продолжительной жизнью. Он тоже изображался старцем с длинной белой бородой, но его макушка укрыта шапочкой, характерной для ученого. Он, так же как и Фукурокудзю, держит в руках свиток, на котором, как предполагается, записаны сроки жизни всех людей и животных. По другим поверьям, в свитке записан секрет долгой и счастливой жизни. Его обычно сопровож­дают черепаха, олень или журавль — существа, известные на Востоке как символы долголетия. Каждая часть иероглифа представляет собой какую-либо картину — эпизод из жизни богов и бессмертных или аллегорию, как центральная часть с изображением журавлей, резвящихся среди сосен. Это символизирует могущество, стойкость, жизнь в почете и богатство. Свитки с подобными благопожелательными изображениями в Китае и Японии развешивали в обычных домах, чтобы счастье и покой не покинули их.

Киёхара Юкинобу, 1643-1682 гг. Живописец, школа Кано

Киёхара Юкинобу, чье настоящее имя неизвестно, была одной из немногих в истории япон­ского искусства женщин-живописцев. Она родилась в Киото, училась в мастерской Кано Таниу, выдаю­щегося мастера эпохи Эдо, но большую часть жизни провела в столице. После окончания учебы у Кано Таниу Киёхара была приглашена сегуном для работы в Эдо. На нее был возложен контроль за оформление всех замком и дворцов сёгуната, расположенных в Киото и Нагоя. Вся ее жизнь прошла в постоянных разъездах и интенсивной напряженной работе. Возможно, это сыграло не последнюю роль в ранней смерти Киёхара Юкинобу. В своем творчестве Киёхара Юкинобу ориентировалась на классическое искусство — поэзию и литературу эпохи Хэйан, эпохи Ренессанса в японской культуре. Отдавая предпочтение национальному стилю ямато-э, она расписывала свитки на сюжеты из китайской и японской истории и мифологии, пейзажными компо­зициями на мотив «четырех сезонов», изображениями птиц и цветов. Любимой темой картин художницы были истории о любви, которые она «рассказывала» тонкой кистью, нанося на бумагу легкими движениями нежные пастельные краски.

«Тысяча журавлей среди сосен и бамбука». Киёхара Юкинобу. Период Эдо (середина XVII века). Два вертикальных свитка. Тушь и краски по бумаге. 104,6 x 41,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

«Тысяча журавлей среди сосен и бамбука». Киёхара Юкинобу. Период Эдо (середина XVII века). Два вертикальных свитка. Тушь и краски по бумаге. 104,6 x 41,0 см. Бостон, Музей изящных искусств

Свитки «Тысяча журавлей среди сосен и бамбука» являются частями триптиха, куда входили еще «Журавли среди слив». Как образ и тема журавль встречается во всех видах традиционных японских ис­кусств, особенно часто образ этой гордой и прекрасной птицы возникал в живописи. Изображение цветов, птиц, растений издавна носило в живописи аллегорический символ. В Японии журавль, называемый тантёд-зуру, птица бессмертия, она символизирует долголетие, счастье и процветание. Его изображение на ширмах или свитках имело благопожелательный характер и представляло огромное количество разновидностей, каждая из которых передавала тончайшие оттенки смысла. Резвящиеся среди сосен журавли означали могу­щество и стойкость. Потому что сосна — это символ внутренней силы, упорства и непоколебимости. Бамбук может вынести и жаркое лето, и холодную зиму, он символизирует выносливость и защиту. Изображения журавлей среди бамбука означают удачу, связанную с долгой и счастливой жизнью. Не случайно выбрано и сочетание трех растений — бамбук, сосна и слива. Их еще называют «три друга холодной зимы». Когда эти три дерева изображены вместе, они символизируют дружбу, способную противостоять любой беде.

Ямагути Сёккэй, 1644-1732 гг. Живописец, школа Кано

Ямагути Сёккэй — малоизвестный живопи­сец школы Кано. Он родился и вырос в Киото, здесь же изучал стиль Кано. Как известно, мастера Кано не входи­ли ни в какие религиозные секты. Они были светскими живописцами, обслуживающими императорский двор и военную элиту. Художники Кано оформляли замки и дворцы сегунов, дома аристократов, которые стали ак­тивно строиться с начала XVII века. Многочисленные комнаты и залы украшались росписями с изображе­ниями китайских львов с развевающимися гривами, драконов и тигров, журавлей, павлинов, сосен и кипарисов, четырех времен года, выполненных в технике кимпэки — яркими густыми красками на золотом фоне. Этот стиль, придуманный Кано Эйтоку, стал от­личительной чертой школы Кано. Ямагути Сёккэй — художник малых, лирических форм, его не увлекали крупномасштабные настенные композиции. Он расписывал свитки, ширмы и экранные панели изображе­ниями веток расцветающей сакуры или горящих огнем кленовых листьев. Произведения Сёккэя необы­чайно живописны и волнуют душу, воплощая эстетический принцип мононо аварэ («очарование вещей»). Он заключался в чувственном переживании красоты. Любование красотой окутано налетом поэтической грусти — ведь она недолговечна, эфемерна. И лишь тонкое чувствительное сердце способно оценить и насла­диться всей прелестью этой непостоянной красоты.

«Тигр и леопард». Ямагути Сёккэй, Период Эдо (начало XVIII века). Шестистворчатая ширма. Тушь и краски, золото по бумаге, 149,0x339,0 см. Кливленд, Музей изящных искусств

«Тигр и леопард». Ямагути Сёккэй, Период Эдо (начало XVIII века). Шестистворчатая ширма. Тушь и краски, золото по бумаге, 149,0×339,0 см. Кливленд, Музей изящных искусств

Тигр (тора) — одно из любимых животных, которых часто изображали японские художники. Правда, тигры на их картинах были мало схожи с живыми и больше походили на карикатуру. Все дело в том, что в Японии эти животные не обитают, и японские мастера перерисовывали изображения тигров с ки­тайских картин или книжных иллюстраций. Тигр — одно из зодиакальных животных, олицетворяющий силу, властолюбие, отвагу, свирепость и военную доблесть. Подобно тому, как дракон является повелителем всех водяных существ, тигр — владыка всех наземных животных, царь зверей, гроза демонов, приносящих болезни. Существует версия, что лоб тигра украшен иероглифом «ван» в виде трех горизонтальных черт, соединенных одной вертикальной линией. Этот символический знак, означающий «владыка», «правитель», свидетельствует об избранности тора и служит в качестве его царственного отличия. В буддизме тигр соот­носится с мужским началом ян, он обладает мужественностью и благородством. Голову свирепого хищника рисовали на щитах воинов; ее гравировали на дверях военных укреплений для устрашения неприятеля, до­мах и монастырях для отпугивания злых демонов. Изображение тигра, вышитое на одежде военных чинов, служило знаком различия. Леопард — близкое тигру существо, тем не менее, является знаком женского божества плодородия. Поэтому изображение тигра и леопарда представляет собой знак «инь-ян» — своеоб­разную двойственность всего сущего. Сюжет «тигр в бамбуковой роще», изображенный на картине Сёккэя, заимствован из китайской живописи. Но если там он имел философское значение, то в Японии приобрел вполне определенный светский смысл. Тигр (царь зверей) спасается от грозы в зарослях бамбука (символ стойкости и упорства). Ветви бамбука под порывами ветра пригибаются к земле, но не ломаются. Так и им­ператор (или правитель), каким бы могущественным он не был, нуждается в защите. И в трудную минуту к нему придут на помощь верные вассалы.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи А.В.Савельевой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: