07.12.2017

В.Кандинский. Цвет и духовность в живописи. Картины художников

Василий Кандинский открыл новый художественный язык живописи в XX столетии. Именно с его именем связывают становление и развитие абстрактного искусства, и ему же удалось сформулировать его цели и предложить их интерпретацию. Для этого были необходимы: талант живописца, знание особенностей художественных и философских традиций, собственная концепция творчества, и определенные социально-культурные условия.

Для раннего творчества Кандинского были характерны разные манеры письма.

Первые картины художника, близкие импрессионизму, с густо положенными мазками, в основном воплотились в небольших натурных этюдах, начатых в 19011 — 903 годах в Швабии и подмосковной Ахтырке, продолженных в 1906 году в Сен-Клу и завершенных в 1908 году в Мурнау близ Мюнхена. То были мотивы усадеб и пригородов, пляжей и деревенских проселков, гор и озер. Чуть позже сложилась вторая манера, близкая по своему характеру, И. Билибину и Н. Рериху. Кандинский работал темперой в мозаичной технике декоративной пуантили, характерной для стиля модерн. То были сцены базаров, прогулок на древних парусных судах, гусляров и грустящих красавиц в лесу, иногда перемежавшиеся различными стилизациями. Последние произведения второй манеры создавались в 1907 — 1908 годах. Важными оказались занятия гравюрой на дереве. Обращением к технике продольной резьбы в ксилографии Кандинский обязан примеру Поля Гогена и Эдварда Мунка, которых высоко ценил. Здесь проявляется особая выразительность, умение обобщать, находить отношение между пятном и свободным пространством, что так пригодилось ему в дальнейшем. В эпоху модерна, гравюра на дереве, как плакат и карикатура, помогала определять возможности формализации художественных средств, границы условности. Примерами могут быть гравюры из Третьяковской галереи: «Игра на гуслях» и «Свет Луны». Их стиль близок самым современным исканиям тех лет.

После знакомства в 1906 — 1907 годах в Париже с произведения Анри Матисса, Робера Делоне и Пабло Пикассо, Кандинский по-другому стал оценивать собственные опыты тех лет.

Абстрактная композиция. В.Кандинский.

Абстрактная композиция. В.Кандинский.

Он был поражен картиной Матисса «Радость жизни» а также другими его произведениями, включая статью «Заметки о живописи». Исследование искусства композиции и использования чистого цвета, стало вскоре одним из главных интересов будущего мастера. Матиссовские краски будут часто встречаться в абстрактных композициях Кандинского; они экспрессивны, выражают и цвет, и саму идею цвета, працвет синего, красного, белого, зеленого. Даже манера наложения красок на холст порой напоминает приемы французского художника. Благодаря Клоду Моне, а затем и Матиссу, Кандинский стал осознавать, что форма и цвет не нуждаются в предметной мотивировке.

Столицей югендштиля, названной Кандинским «островком духовного в громадном мире», в начале столетия был Мюнхен.

Здесь издавались ведущие журналы Югенд, Ди Кунст, Симплициссимус, Декоративе Кунст. В этом городе работали Август Эндель теоретик нового искусства, Герман Обрист (Обрихт) создатель отвлеченных пластических композиций. В кружках Мюнхена и Штутгарта выделялся Адольф Хельцель, который в 1905 году разрабатывал теории абстрактной живописи. Обращение художника к немецкой культуре не было случайным: в то время многие увлекались немецкой философией, будь то гегельянство, кантианство, Шопенгауэр или Ницше. На рубеже веков теософская литература, оккультные и спиритические трактаты были весьма популярны в среде художественной интеллигенции. Многие термины, впоследствии появившиеся в теоретических работах Кандинского, вибрация, созвучие, космические лучи, восхождение и другие взяты из этих работ. От Штейнера он позаимствовал идею борьбы трех миров: высшего духовного, среднего астрального и низшего материального.

Важное воздействие на формирование мировоззрения Кандинского оказал русский символизм, который помог открыть романтическую традицию, с которой в дальнейшем он был прочно связан.

Характерно, что, обратившись к отвлеченным формам, в 1911 году художник написал картину Романтический пейзаж. После завершения своих основных теоретических работ Кандинский намеревался написать работу Романтизм в абстракции. Он полагал: Смысл, содержание искусства романтика. По его мнению, романтизм глубок, красив, его содержание радостно; это кусок льда, в котором сияет огонь. Романтизм начала XX века уже предчувствовал возможность существования абстрактной, фантастической, музыкальной, поэтической живописи (Ф. О. Рунге). С романтической традицией связаны представления художника о синтетичности искусств, иначе говоря, об их глубокой внутренней связи и переносе специфики одного вида на другой. Его знаменитые Звуки 1913 года синтез поэтического, музыкального и живописного (это 38 поэм с 12 цветными и 54 черно-белыми гравюрами).

Кандинский, как все крупные мастера нового времени, был универсален в своей художественной деятельности.

Он занимался не только живописью и графикой, но музыкой (с ранних лет), поэзией, теорией искусства. Художник оформлял интерьеры, делал эскизы росписей по фарфору, проектировал модели платьев, создавал эскизы аппликаций и мебели, занимался фотографией, интересовался кинематографом. Первое объединение Фаланга (лето 1901 года), в котором он принял участие, виделось ему как сообщество мастеров, объединенных общими идеями. Затем, последовало создание Нового художественного общества Мюнхена, Синего всадника, работа в культурных и научных учреждениях послереволюционной России, в Баухаузе, создание Общества Кандинского и Синей четверки. Сам он с гордостью писал, что никогда не чуждался общественных дел, организаторская и преподавательская деятельность его радовала. Много внимания Кандинский уделял контактам немецкого и русского авангарда, Синего всадника и отечественного Бубнового валета. Таковы, в известной степени, были предпосылки для сложения новой манеры Кандинского.

Традиционный пейзаж и поиск синтетического стиля, взаимодействуя, постепенно образовывали новые жанры: импрессии, импровизации и композиции. Сам художник считал, что импрессии (то есть впечатления) передают эффект видимой натуры, импровизации выражают внутренние впечатления, а композиции представляют их синтез. Слово композиция для Кандинского звучало как молитва и вызывало в нем внутреннюю вибрацию. Чаще всего, композиции были самыми большими по размерам и самыми отвлеченными по мотивам. Но практическая система жанров оказывалась сложнее. Некоторые работы, как Лирическое, Романтический пейзаж, Обнаженная, имели самостоятельное значение. С 1914 года некоторые произведения Кандинского стали называться не по возможным ассоциациям, как «Концерт» или «Пастораль», а в соответствии с господствующим элементам формы, например Пейзаж с красным пятном.

Несмотря на традицию называть произведения Кандинского 1909 — 1914 годов абстрактными, в них легко угадываются изобразительные элементы, трактованные как символические знаки.

Узнаваемые, с разной степенью отчетливости, иконографические мотивы (всадники, казаки, ню, пальмы, лодки, острова в море, горы, радуги, колокола, звери, кладбища, дома, храмы, башни, облака, деревья, пушки, озера, дамы в кринолинах, фонтаны) сплетались с чисто абстрактными формами. Сам Кандинский считал возможной известную ассоциативность с реальностью. Особенно ясно она проявлялась в сценах Апокалипсиса, христологии, и жития святых.

В живописи Кандинского пятна, некие цветные облака, мягкие, словно биологизированные, часто оконтуренные в стиле ар-нуво, образуют сложнейшие сочетания. Среди них, словно молнии разного цвета, зигзагами мелькают линии, чтобы создать эффект ухода в глубину, чтобы заманить зрителя вовнутрь. Эти пятна то бегают, то отступают, они то больше, то меньше, что, впрочем, не является знаком их реальной величины или удаленности; как космос, такая живопись пространственно и хронологически неоднородна. Это хор красок, врывающихся в душу из природы, по выражению самого художника. Главное, чтобы зритель самозабвенно растворился в картине, жил в ней. Тут важна не форма (почему Кандинский не любил искусства для искусства), но переживание, внутреннее влечение, сверхчувственная вибрация. Известно, что Кандинский был влюблен в краски мира. Он много путешествовал (русский Север, Германия, Австрия, Франция, Швейцария, Голландия, Швеция, Бельгия, Италия, Тунис, Сирия, Египет, Турция, Греция), используя колористические впечатления (но не сюжеты) в своих работах.

Краски виделись Кандинскому одушевленными и странными существами.

В борьбе с белым холстом они рождаются как миры и люди. Краски эти должны вызывать определенные ассоциации. Опираясь на учение о цвете Гёте, художник разработал концепцию, согласно которой определенные краски должны вызывать и определенные эмоции. Так, желтое земное, напоминает звуки флейты; синее небесное, спокойное и печальное, напоминает виолончель; зеленое неподвижное, неэмоциональное. Для художника были важны также разные качества красок бархатистость, гладкость, блеск, ощущение осязания, благоухания, звука. Кандинский считал, что абстрактные комбинации действуют словно музыка, имеют, как и она, временное художественное бытие, запрятанное внутри произведения. Все приемы, используемые художником, создавали сильный поэтический образ. Характерно, что стихи его, написанные в весьма своеобразной манере, лучше всего словесно передают ощущения от его произведений.

Кандинский принадлежал и к числу художников-писателей.

Параллельно новому живописному стилю складывался текст книги «О духовном в искусстве», которую он писал в течение пяти-шести лет и завершил к 1910 году. Начиная с 1901 года, он публиковался не менее ста раз, а многое осталось в черновиках, в архивах. Работа  «О духовном в искусстве» стала евангелием нового искусства. Через короткое время, его теоретические работы станут основой для размышлений и деятельности в ИНХУКЕ (Институт художественной культуры в Москве) и Баухаузе.

После возвращения в Москву с началом первой мировой войны Кандинский словно находится в раздумье.

За редким исключением, он не обращается к абстрактным композициям, а как бы идет в эволюции своего стиля обратно, вновь появляются полуимпрессионистические виды, в ранней манере исполнено полотно Красная площадь 1917 года, хранящееся в Третьяковской галерее. Особенно удивляют своей реалистической направленностью виды Суворовского и Смоленского бульваров, написанные из окна. И только к 1920 году он вновь берется за абстрактные сочинения. Появляются геометризированные элементы, намечающие переход к четвертой, золотой, как ее называют критики, манере. Впрочем, живописью Кандинский в то время занимается мало, больше внимания уделяя организационной, исследовательской и преподавательской деятельности. В конце 1921 года, получив командировку от Государственной академии художественных наук (ГАХН), Кандинский уезжает в Германию.

К этому времени, живопись художника претерпела сильные изменения.

Это был «холодный», как он сам говорил, стиль. Уже в графическом цикле «Малый мир» (1922 г.) видна последовательная геометризация формы. Порой, в живописи появляется некоторая сухость, чертежность. В Баухаузе Кандинский ведет курс стенной живописи, что связано с его концепцией монументального искусства, которое объединяет все остальные. Опыт своей преподавательской деятельности художник обобщил в работе «Пункт и линия к плоскости». «Пролегомены в науке об искусстве» (1926 г.). Самое интересное пространственное решение Кандинский исполняет в связи с проектом зодчего Мис ван дер Роэ Музыкальный салон (1931 год, абстрактные композиции в керамике).

В 1933 г, после прихода в Германии к власти национал-социалистов, Кандинский переезжает во Францию; двигаться дальше у него уже не было сил. Даже не смотря на военное время, работы над формой и цветом продолжались до конца жизни мастера, включая последние гуаши 1944 года. Что хотел сказать Кандинский? Ответ — в его словах: «Вызвать радостную способность переживать духовную сущность в материальных и абстрактных вещах».

При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Василий Кандинский» В. Турчина, М. 1991 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: