07.12.2016

Мельников К. Архитектура и дизайн интерьера

Творческая биография Константина Степановича Мельникова (1890 — 1974), по-своему, счастлива и драматична. Он родился 3 августа 1890 г. в семье рабочего, выходца из крестьян Нижегородской губернии. Как живописец окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, продолжил образование на архитектурном отделении.

Стремительный взлет и значительные успехи в двадцатые годы, осуществление многочисленных замыслов и затем, несколько десятилетий, почти полное молчание вокруг имени мастера. Лишь в конце шестидесятых годов прошлого века начинаются робкие упоминания в прессе, камерные творческие вечера. В 1990 году, по инициативе ЮНЕСКО, в мире отмечался 100-летний юбилей мастера не легко вспомнить отечественных архитекторов, удостоившихся подобной чести. К.С. Мельникова не случайно рассматривают в ряду смелых архитекторов-новаторов. Всегда полный идей, он умел легко и задорно творить. При нехватке средств, материалов, рабочих рук ему удавалось создавать шедевры, выразительные, запоминающиеся архитектурные образы. С годами его идеи не устарели, по-прежнему актуальны и вызывают всеобщий интерес.

Мысли о творчестве и архитектуре

Чудное изящество излучает Великое Искусство Архитектуры, золотыми ключами открывается дивная тайна его очарования, но в последнее время, увлекшись иной красотой совершенством точных расчетов и в погоне за новыми ключами обронили из тех, прежних, самый секретный.

Мельников К.С. Клуб Русакова в Москве

Мельников К.С. Клуб Русакова в Москве

Архитектура первородного стиля, следовательно, родственная Архитектурной Природе, властно царствовала тысячелетиями и создала огромнейшее богатство разнообразнейших форм Строительного искусства. Теперь же эта природа забыта, и ее благородная руда подменяется суррогатом из смеси Инженерии с отбросами архитектурной мишуры…

Свои формы я начал строить тогда, когда не из чего было строить, да и не на что было строить, и теперь всех поражает секрет, что напряжение в скудности гораздо богаче обилия средств, которые сейчас в руках архитекторов.

Ни одно место Земли не имело столь ясного знамения будущего, как та, широко распластанная на мощном континенте, трепетная Россия, воспринявшая на себя одну всю современную новизну испытаний, проб и экспериментов… Мечты взрослых слились с детскими, и опьяняющая фантазия овладела душой художника. Если бы реализовать все задуманное тогда (чего нельзя было, к счастью), мы обездолили бы Искусством несколько поколений. Стихийная сила Судьбы ставила каждого из нас на подобающее ему место, и История должна честно это помнить…

Я, Родченко, Маяковский поехали в Париж показывать впервые появившееся Сказочное Царство. Денег на постройку… я привез пятнадцать тысяч рублей -вышел киоск не киоск, а задору… Теперь у нас тратят миллионы на постройку павильонов, а того задору архитектурной мысли миллионами не достают. По сей день вспоминают эту маленькую игрушку.

До двухсот эскизов шли потоком к одному и тому же объекту. Я останавливался только тогда, когда все, что меня преследовало, выливалось в еще невиданную и красивейшую форму.
Я работал как в полусне. Здания клубов проектировались мною не просто как здания, я составлял проект грядущего счастья, проект архитектуры большого подъема строительства новой жизни. Трудно сейчас повторить тот ритм, но не остановится темп современных форм архитектуры, начавшихся здесь, у нас, на взрывах прошлого. Их было семь, как в гамме, семь архитектурных тем. Проект для здания клуба имени Русакова решен был сразу и навсегда, как праздничный салют Сжатой Красоте, как орудийный залп с прицелом в будущее.

Дом Мельникова в Москве в Кривоарбатском переулке.

Дом Мельникова в Москве в Кривоарбатском переулке.

Каждый раз, когда мне поручалась работа, по счету, скажем, двадцатая или тридцатая, все равно я стоял перед ней, как перед первой, начиналось все с самого начала, из страшно далекого, на глаза наезжала повязка, как в жмурках, трудно угадать, где появится Жар-птица. Весь целиком принадлежишь самому себе,, состоянию своей природы и только в ней одной видишь себе опору.

Трепет этот, сокровенный трепет, подобен звездному небу в волшебную ночь, когда хочется сбросить с себя налет изжитых истин, отринуть все ходячие привычки и понятия, стать оголенным, чтобы полнее окунуться в кристальный источник природных идей.

Я утверждаю, что архитектура существует как строительное ремесло, и лишь развитие строительства дает ту форму, которая называется архитектурой.

Доказывать, что новейшие строительные материалы и конструкции влияют на возникновение архитектурного стиля сооружения, не приходится. Это очевидно. Классические примеры, равно как и примеры недавних эпох, всегда под рукою у любого архитектора, и он может видеть, как говорит камень в египетских пирамидах, граниты и мрамор в сооружениях древней Эллады, как полнозвучно использован камень готикой и насколько определяющим является кирпич во всех его облицовочных ипостасях в недавнем модерне.

У меня было мало заказов, но есть много произведений. Почему так? А потому, что я каждый заказ превращал в произведение, часто вызывавшее целые сенсации…

Не всякое строительство будет архитектурным, и не всякое архитектурное сооружение будет произведением искусства.

Художник должен быть весь на виду, нельзя думать, что у него две жизни одна для искусства, а другая так, для него самого.

Полемика освежает нервы, но все же это слова, и как бы сильно и победно они ни звучали, настоящим языком для художника будет язык его произведений.

В истинном произведении должна быть заложена идея, иначе произведение будет ложным. Идея зарождается на основе острого и чуткого переживания своего времени без этого никакая идея не получит признания в художественном достоинстве.

Нужно быть мастером, чтобы владеть творчеством. Научиться творчеству это не значит получить диплом. Диплом может лежать в кармане, может пролежать десятки лет, а то и всю жизнь, а из архитектора так и не получится архитектор.

Из всех видов искусства архитектура самое рискованное. Если живописец рискует испортить холст и краски на сотни рублей, а скульптор в самом редком случае глыбу мрамора, то архитектор… ему мало тысячи нужны миллионы рублей для осуществления его произведения.

Для творческого созидания монументального искусства архитектуры должны быть привлекаемы одаренные и исключительно талантливые силы, так как ввиду монументальной природы архитектуры исполненное не допускает переделок и не подлежит скорому самоуничтожению. Поэтому раз прорвавшийся к строительству бездарный объект памятником войдет в историю.

Однако предела для качественного уровня искусства не существует, и требовать от города идеального строительства не приходится, ввиду чего отрицательные воздействия на наше впечатление от неудачных городских мотивов есть и будут. И локализовать их прямым путем немыслимо, ибо это требует сотни миллионов средств на перестройку.

Величие искусства архитектуры не в высоте сооружения и не в ширине и вообще не в каких-либо размерах.

Претворять нежные грезы в мощную действительность это и есть профессия архитектора.

При подготовке публикации были использованы материалы:

  •  Константин Степанович Мельников — архитектор, М. 1981 г.
  •  Из книги: Константин Степанович Мельников. Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика. М.1985.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: