17.11.2017

Декор дома. Набивные ткани Средних веков и эпохи Возрождения

Орнаменты декоративных портьер из Италии

Орнаменты декоративных портьер из Италии

Мастерство украшения тканей, как часть работ по декору дома, возникло в глубокой древности. Люди рано ощутили потребность делать свою одежду нарядной, окрашивать ее в разнообразные цвета и оживлять рисунком. Орнамент на ткани получается переплетением нитей основы и утка, так называемый тканый орнамент, или путем нанесения на поверхность ткани узоров краской. Последний прием, в наше время полностью механизированный, еще сто пятьдесят — двести лет назад производился целиком вручную. Узор печатался, или «набивался», на ткань при помощи особых деревянных досок с вырезанным в них орнаментом. Поэтому ткани, украшенные подобным способом, получили наименование «набоек».

Сведения о текстильном дизайне древнейших набивных тканях в декоре дома отрывочны и неполны. Трудно определить время зарождения этого искусства. Родиной его принято считать Индию, страну с развитым хлопководством и обилием красящих веществ. Греческий географ Страбон (63 г. до н.э. — 23 г. н.э.), так же как и ряд современных ему римских авторов, упоминает об известных в Греции и Риме индийских набивных тканях. Из Индии набойка распространилась в другие страны Азии и в Африку. Высокого уровня изготовление набойки достигло в Египте. В I веке нашей эры Плиний в своей «Естественной истории» рассказывает о египетском способе получения узорных тканей путем их окраски с применением восковых протрав. Ткани с набивным узором были известны также в Византии.

О времени и месте появления искусства набойки в Западной Европе точных данных не сохранилось, но первые достаточно достоверные сведения касаются набивных тканей Италии. Итальянские города рано вступили на путь широкой международной торговли, что сделало их центром новых экономических и политических отношений, а также способствовало возникновению и формированию культуры и искусства Возрождения. Развитие торговли сопровождалось подъемом разнообразных видов ремесел, а также расцветом числа видов прикладного искусства.

В XIII — XIV веках в городах Италии налаживается производство художественного стекла. Несколько позже, в конце XV века, развивается изготовление глазурованной расписной керамики, так называемой майолики, достигающей совершенства в XVI столетии. В конце XIII — начале XIV века во многих городах распространяется шелковое ткачество. По всей вероятности, к этому времени важное место в декоре дома занимает и изготовление набивных тканей.

В Италии, как и в других странах Западной Европы, ремесленники определенной специальности по роду своей деятельности объединялись в цеха или гильдии. Мастера набойки входили в гильдию живописцев. Поэтому, первое упоминание о европейской набойке встречается в «Трактате о живописи», написанном в конце XIV века итальянским художником, работавшим в Падуе и Флоренции, Ченнино Ченнини (род. ок. 1372 — дата смерти не выяснена).

Наряду с ценными данными о живописной технике своего времени Ченнини сообщает и «о способе окрашивать ткани набивным трафаретом». В главе XXIII он пишет, что набойки «хороши для детских платьев и одежд мальчиков и для аналоев в церквах», дает подробные сведения о нужных приспособлениях, процессе работы и рецептах красок, рекомендует набивать узоры черной краской по зеленой, красной, желтой или синей ткани, а детали орнамента расписывать кистью от руки.

В его «Трактате» также говорится о возможности выполнять красные узоры на зеленой ткани, синие на красной, голубые на черной. Ченнино Ченнини заканчивает главу следующим замечанием: «Согласно тому, какие найдешь фоны, можешь подобрать другие краски, отличные от них, более светлые или более темные, как тебе покажется лучше и что подскажет тебе твоя фантазия».

До наших дней дошел еще один документ, подтверждающий изготовление в XIV —XV веках набоек в Италии: запись в книге статутов венецианской гильдии живописцев в 1441 году свидетельствует о том, что находившееся до того в цветущем состоянии производство венецианских набоек переживало период застоя из-за усилившейся конкуренции со стороны привозных изделий текстильного дизайна. Но возможно, что увеличению производства набивных тканей для декорирования дома мешал также подъем итальянского шелкового ткачества, широкое распространение всевозможных видов шелковых и бархатных тканей и их сравнительная дешевизна.

В этот же период начинает развиваться изготовление набоек и в Германии, Но в XIV — XV веках Германия значительно отставала от Италии в своем экономическом и политическом развитии, оставаясь раздробленным феодальным государством. Ее культура и искусство находились еще во власти средневековых традиций. Германия была далеко позади и в области ремесленного производства, в частности, шелкового и шерстяного ткачества. И если еще можно говорить об относительно развитом производстве шерстяных тканей, то шелковые ткани делались в Германии лишь в минимальном количестве. Поскольку привозные итальянские шелка стоили очень дорого, ощущалась потребность в их замене. В результате, в Германии постепенно стали появляться набивные ткани, получившие большое распространение из-за их дешевизны, так как узоры набивались на льняной холст и полотно местной выработки.

Основным центром изготовления немецких набоек для декорирования домов, еще в эпоху средневековья, стала Нижнерейнская область. Рейн являлся старым водным торговым путем, по которому перевозились драгоценные шелковые ткани из стран Востока, Сицилии и Италии. Орнаменты текстильного дизайна этих тканей служили образцом и для узоров рейнских набоек. В Рейнской области находилось много монастырей, которые в то время еще оставались очагами художественной и духовной культуры. По-видимому, средневековые немецкие набойки изготавливались большей частью именно в монастырях и только в эпоху Возрождения стали частью городского ремесла.

Сохранился рукописный трактат по технике набойки, найденный в городской библиотеке Нюрнберга, составленный в конце XV — начале XVI века по более старым источникам. Этот экземпляр трактата происходит из нюрнбергского монастыря св. Екатерины. На титульном листе стоит дарственная надпись аббатисы монастыря Маргариты Хольцшуэр монахине Маргарите Биндтерин. В нюрнбергском трактате говорится о том, как наносить и вырезать рисунки на печатных досках, указываются способы подкрахмаливания холста и способы приготовления красок.

По сравнению с трактатом Ченнини, где о холсте почти ничего не сказано, в немецком руководстве его подготовке уделяется большое внимание, так же как и составлению клеящих веществ, без которых краски плохо ложатся на ткань. Но в немецкой книге, в отличие от итальянского трактата, речь идет главным образом, о набойках с золотым и серебряным узором. Это объясняется тем, что в Германии набивные ткани рассматривались как суррогат шелковых и их стремились, подражая шелковым изделиям, сделать как можно богаче и наряднее. Помимо Италии и Германии набойки производились и в других странах Европы.

Очень рано изготовление набойки для домашнего декора распространилось в Нидерландах. Судя по документальным источникам, в Антверпене в первой половине XV века существовали уже многочисленные набойщики, среди них известно имя мастера Яна. В Антверпене эти ремесленники входили в гильдию св. Луки вместе с миниатюристами, живописцами, резчиками, скульпторами и мастерами витражей.

Многие мастера текстильного дизайна работали в городе Лувене, имена их не дошли, но известно, что там они входили в гильдию столяров. Были мастера набойки и в крупных центрах ткачества Брюгге и Утрехте. В Нидерландах набойки делались на льняных тканях. В XV —XVI веках появляется также разноцветный бархат с тисненым орнаментом. Тиснение производилось с помощью резных досок, и не исключена возможность, что эти же доски употреблялись и для набоек. Для тиснения бархата доски обычно не смазывались краской, так как выпуклости резьбы только приминали ворс, создавая эффект двухворсного («рытого») бархата, хотя бывали также бархаты и с рисунком, набитым черной краской. Большинство тисненых бархатов XV—XVI веков происходит из нидерландского города Утрехта. В Государственном Эрмитаже хранятся интересные образцы утрехтского бархата с рисунком, повторяющим узоры итальянских двухворсных бархатов.

Во Франции, в эпоху средневековья искусство набойки для домашнего декорирования было развито в гораздо меньшей степени, чем в других странах Европы. О французских средневековых набойках документальных сведений нет. Но, все же, набивные ткани там, по всей вероятности, изготовлялись, что подтверждается данными, сохранившимися в инвентарях, а также некоторыми косвенными доказательствами. Так, в стенных росписях средневековых французских церквей можно заметить имитацию рейнских обоев с набивным узором, в росписи церкви ХII века в Клермон-Ферране изображено большое панно с узором, похожим на набойку. В инвентаре Карла V от 1379 года за № 3391 упоминаются расписные ткани, а в инвентарях XVI века часто встречаются описания тисненых бархатов и тафты.

Отдельных фрагментов средневековых западноевропейских набоек сохранилось довольно много, однако не всегда можно точно определить место их производства, так как набойки, обнаруженные даже в ризницах соборов Рейнской области могли быть привозными. В настоящее время, среди исследователей существует мнение, что все дошедшие до нашего времени ранние набойки делятся на две достаточно характерные группы, различающиеся по технике, материалу и стилистическим особенностям рисунка. В первую группу входят немецкие изделия текстильного дизайна рейнского производства, во вторую — набойки других европейских стран, и, хотя, по-видимому, в этой группе преобладают изделия итальянских мастерских, в литературе она условно названа «интернациональной».

Все средневековые набивные ткани имели узор, аналогичный тканому орнаменту итальянских шелковых брокатов и бархата. Но, так как немецкие набойки пытались создать замену не производившимся в Германии дорогим и роскошным тканям, привозимым из Италии, очень часто они выполнялись не только на льняном холсте, но и на привозном гладком одноцветном атласе или тафте, и узор набивался черной клеевой краской, обсыпавшейся затем золотым и серебряным порошком или толченым стеклом, а также масляными красками нескольких цветов. Набойки «интернациональной» группы делались большей частью на простом льняном полотне, одной краской и только детали узора иногда расписывались кистью от руки.

Несмотря на богатство материала, немецкие изделия исполнены менее совершенно, техника набойки слабее, орнамент схематичнее, упрощеннее, менее детализирован, в то время как орнамент «интернациональных» набивных тканей гораздо тоньше, точнее копирует рисунки итальянских шелков, а иногда встречаются далее совершенно точные повторения орнаментов сохранившихся итальянских брокатов.

Существуют различия и в технике набойки. Немецкие, чаще всего набивались досками небольшого размера, и узоры составлялись из ряда отдельных штампов, тогда как для «интернациональных» наиболее характерны рисунки, набитые досками большей величины. Кроме того, доски немецких набоек в то время резались таким образом, что отпечатывался узор, а фон оставался незакрашенным, на образцах «интернациональной» группы чаще набивался фон, а узор получался резервом.

Тем не менее, невзирая на особенности, прослеживающиеся в обеих группах, развитие стиля набоек немецких и набоек других европейских стран шло по одному и тому же пути, ничем, по существу, не отличаясь от развития стиля шелкового ткачества. Узор самых ранних набоек, датируемых XII —XIV веками, имеет аналогии с византийскими, сицилийскими и итальянскими тканями позднероманского периода. На сохранившихся фрагментах образцов текстильного дизайна видны плоскостно трактованные геральдические парные изображения фантастических животных и птиц, помещенные часто по обеим сторонам стилизованного дерева. Эти орнаментальные мотивы заключены в расположенные в шахматном порядке круги или заостренные овалы. Кроме того, на тканях рейнского производства часто встречаются изображения отдельных животных и птиц и далее человеческих фигур без обрамления и скомпонованных рядами.

К концу XIV века узоры несколько меняют свой характер, становясь значительно сложнее. Животные и птицы, фантастические чудовища, архитектурные мотивы и элементы растительного орнамента заполняют всю поверхность ткани, составляя сложный, тонко разработанный рисунок. Образцами для подобных набоек служили ткани, производившиеся в мастерских Сиены, Лукки, Флоренции в XIV и начале XV века. Для выполнения узоров такого типа далее в Германии использовали уже не отдельные штампы, а более крупную доску, что намного упростило и усовершенствовало технику печати.

В середине и особенно в конце XIV века, кроме орнаментальных, появляются набойки с сюжетными композициями. Самым ранним образцом подобных изделий для домашнего декорирования считаются итальянские обои на льняном холсте с изображением мифа о царе Эдипе, хранящиеся в Историческом музее в Базеле. На сюжетных набойках, которые нередко использовались в качестве узоров для вышивки, исполнялись и евангельские сцены. Сохранились фрагменты набоек XV века с изображением распятия с предстоящими и мадонны (ранее находились в собрании Вейгеля), бичевания Христа (из Гравюрного кабинета в Берлине). Эти три набойки происходят из района города Кёльна. Возможно, образцом для набоек такого типа служили также шелковые ткани, а именно, имевшие широкое распространение в XIV и XV веках затканные золотом флорентийские борта, на которых ткачи изображали евангельские сюжеты — сцены благовещения, рождества, поклонения волхвов, крещения и т.д. Сюжетные набойки были предшественниками печатной деревянной гравюры на пергаменте и бумаге, которая начала развиваться в середине XV века.

При подготовке статьи были использованы материалы статьи Н. Бирюковой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: