04.12.2016

Марке, Альбер (1875 — 1947). Картины художников

Жизнь и искусство дают нам немало примеров, когда глубокое содержание облекается в доступную форму. И, нередко, внешняя ясность принимается за простоту, или упрощенность. Творчество Альбера Марке многим казалось далеким от злобы дня, острых проблем XX века. Но век прошел, а картины художника не утратили своего обаяния. Проведя перед ними некоторое время, начинаешь смотреть вокруг более пристально, доброжелательно, восприняв способность видеть мир прекрасным и гармоничным.

 В Неаполе. А.Марке. 1909 г. Холст, масло, 61,5*80. Государственный Эрмитаж

В Неаполе. А.Марке. 1909 г. Холст, масло, 61,5*80. Государственный Эрмитаж

Проблемы выбора профессии для Марке не существовало. Художественное образование он получил в парижской Школе декоративных искусств, где провел пять лет. Подружился с Анри Матиссом, и оба, выдержав конкурс, поступили в Школу изящных искусств в мастерскую Гюстава Моро. Марке навсегда сохранил теплые чувства к учителю, соединившему культ профессионализма с широтой взглядов. Особенно близки были ему мысли Моро об опасности увлечения модой, погони за успехом: Положитесь на время, которое все рассудит. Если то, что я сделал, ничего не стоит, мои работы исчезнут, как мертвые листья под осенним ветром, независимо от того, что о них говорят.

Парусник в Поркероле. Марке А., 1939 г

Парусник в Поркероле. Марке А., 1939 г

Существенным фактором в системе Моро было копирование в Лувре.

Марке изучает Пуссена, Веронезе, Тициана, Веласкеса, Шардена, Лоррена, знакомится с различными художественными традициями. На пути к творческому самоопределению ему предстояло пройти испытание фовизмом. Название фовизм произошло от французского «fauvre» (дикие звери), так один из критиков отозвался о работах А. Марке и его друзей А. Матисса, А. Мангена, Ж. Руо, Ш. Камуэна, а также М.Вламинка и А.Дерена, выставленных в Осеннем салоне 1905 года. «Вывести живопись из дремотного состояния, искать решения всех проблем в ящике с красками, преобразовать реальность, подчиняясь интуиции, добиваясь выразительности любой ценой» — к этому стремились молодые художники. Яркость и условность цвета, широта письма сближала Марке с фовистами. Но, если для Вламинка или Дерена тех лет, фовизм был сутью их мировоззрения, то Марке так и не стал до конца приверженцем этого направления.

Мост Сен Мишель в Париже. А.Марке. ГМИИ им. Пушкина.

Мост Сен Мишель в Париже. А.Марке. ГМИИ им. Пушкина.

В феврале 1907 года, на стене одного из домов на улице Фобур Сент-Оноре можно было увидеть афишу: Галерея Дрюэ. С понедельника 11 по субботу 23 февраля — выставка Альбера Марке.

Большинство выставленных холстов составляли парижские пейзажи, которые сделали мастера знаменитым. Перед нами город, но это и царство природы, окрашивающее жизнь в светлый, чуть праздничный тон. В движении спешащих куда-то людей есть особая размеренность. Кажется, они проделывают свой каждодневный путь по набережной с такой же точностью, как и движущееся над городом солнце. Их фигурки наполняют пейзажи легким утренним шумом, ритмы, которыми живут природа и человек, сливаются в едином потоке городской жизни. Как и все парижане, Марке не представляет французской столицы без Нотр-Дам. Иногда он выглядит определенно, иногда, подобно миражу, вырастает из воды, тумана и снега, приобретая символическое звучание. В сложном взаимодействии неповторимого и универсального завязывается сюжетно-образное решение парижских пейзажей. В Солнце над Парижем, в работах Вид Лувра, Новый мост. Снег, Новый мост, освещенный солнцем и многих других холстах 19061907 годов оформляется своеобразная композиционная схема. Отклоняясь от оптически верной перспективы, соединяя два ракурса прямо и вниз, художник получает возможность, показав город внимательно, с брейгелевской повествовательностью, уделить внимание также воздушной среде, красоте и величию неба. Остается где-то внизу шум города. Цоканье копыт перекликается со звоном конок, фырканьем автобусов, и все эти звуки растворяются в голубом пространстве, наполняющем пейзаж, уходят ввысь.

Вид Лувра. А.Марке. 1906-1907. Государственный Эрмитаж

Вид Лувра. А.Марке. 1906-1907. Государственный Эрмитаж

Классическим примером пространственной концепции Марке может служить «Дождливый день в Париже. Нотр-Дам».

Линии набережных усиливают движение взгляда в глубину: как бы проскальзывают сквозь передний план, воспринимая его как вступление. Смысловой и композиционный центр Нотр-Дам, приземистой темной массой возникающий из сероватой мглы, находится на заднем плане. Наталкиваясь на него, взгляд некоторое время блуждает в поисках выхода, удлиняя паузу, и лишь затем начинается медленное обратное движение возвращение к поверхности холста. Теперь глаз замечает все, не упускает ни одной подробности. С трех сторон зажата пустынная площадь перед собором. Ее пересекают редкие экипажи, пропадающие в сероватой завесе дождя. От фигур на дальнем берегу Сены, подчиняясь ритму, заданному художником, внимание переключается на темное пятнышко человека, идущего против ветра к Малому мосту. Две фигуры на углу подхватывают эстафету и направляют движение вправо через мост, вслед за проезжающим экипажем. Вместе с ним мы переходим в нижнюю часть холста, спускаемся по набережной Сен-Мишель. Совсем внизу экипаж с лошадкой, еще мгновенье, и его движение уведет нас за раму, за пределы картины художника. Восприятие художественного произведения осуществляется одновременно по простой и сложной траектории, и достигается главное полная завершенность мира картины.

Дождливый день в Париже. Нотр-Дам. А.Марке. 1910 г. Холст, масло. Государственный Эрмитаж

Дождливый день в Париже. Нотр-Дам. А.Марке. 1910 г. Холст, масло. Государственный Эрмитаж

С 1908 года Марке начинает путешествовать. Тихий безветренный день встречает на картине «Везувий».

Лучи, скользящие по воде, делают море молочным, непрозрачным, светящимся. Везувий как облако возникает на горизонте и растворяется в небе. В Неаполе показан ослепительно ясный полдень. В природе только два цвета голубой и белый. Голубое до синевы небо, растворенные в мареве летнего воздуха дали, голубая вода. Она мерцает и плещется, а в ней отражаются белые облака, то похожие на снежные горы, то стремительные и разорванные. Бесшумно проносятся лодки, плывут барки, и динамичный силуэт Везувия плывет вместе с ними. Мы знаем море, написанное Лорреном и Каналетто, Коро и Буденом, Курбе и Моне. И иной раз кажется, что поиски этих художников были подступами к тому, что открылось только Марке, вобравшему в себя и достижения его предшественников-маринистов, и человеческую мечту о просторе, воздухе, свете.

Везувий. А.Марке. ГМИИ им.Пушкина.

Везувий. А.Марке. ГМИИ им.Пушкина.

В последние годы парижской жизни Марке много болеет, почти не встает с постели.

«Я чувствую, что каждый день все больше и больше погружаюсь в усталость». В начале 1947 года он переносит операцию, но буквально через неделю неожиданно встает, подносит мольберт к окну и начинает писать. Он чувствует необычный подъем, работает легко, с упоением, как прежде. Затем сам убирает краски, чистит палитру, моет кисти, хорошо, если бы завтра снова шел снег, надо успеть закончить. …Плотным розовым туманом окутан утренний Париж. Он кажется еще более непроницаемым из-за густых хлопьев снега, кружащихся в воздухе. Этот город, этот мост, такой огромный и такой неуклюжий, пушистые и немного беспомощные деревья, грузовики и автобусы, напоминающие медлительных божьих коровок, в них есть что-то мягкое и таинственное. Нет здесь ни камня набережных, ни железа опор, ни фонарей, нет грохота, наполняющего горожанина обычным беспокойством. Неподвижная Сена, словно застывшая во сне, отсвечивает блеклым зеленым цветом, изгибается в неясных очертаниях.

Новый мост под дождём. А. Марке, 1935 г. Холст, масло. Париж.

Новый мост под дождём. А. Марке, 1935 г. Холст, масло. Париж.

Так прекрасен и загадочен один-единственный город на свете, город, существовавший и не существовавший на самом деле, рожденный в душе человека, неказистого и забавного, но хранящего утонченность чувства, доброту и поэзию — в душе Альбера Марке. Это — его Париж — город, который он написал последним в своей жизни, и в нем сохранился, дошел до нас живой образ художника.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи «Альбер Марке» Н. Леняшиной, M, 1990 г.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: