16.09.2017

Мозаичная плитка и рельефы Древнего Рима

Римское декоративное искусство значительно превосходит по своему размаху все, что делалось в этой области на более ранних этапах античности. Вероятно, древние римляне не мыслили существования без росписей, рельефов на стенах и мозаичной плитки для украшения полов. Завоевание Южной Италии и Сицилии, покорение Греции, подчинение эллинистических царств Малой Азии, Сирии и Египта открыли перед ними несметные сокровища искусства. Картины и статуи, изделия из бронзы, драгоценных металлов и стекла хлынули в Рим. Ими стали украшать общественные здания, загородные виллы и дома частных лиц. Предметы искусства пробуждали художественный вкус и интерес к коллекционированию. Среди известных коллекционеров были: Цезарь, Антоний, Октавиан, полководец Сулла, оратор и политический деятель Цицерон.

В Риме возникали мастерские, где работали приезжие и местные мастера. Синтез художественных традиций рождал новые своеобразные произведения, в которых важной составляющей была декоративность. Живопись и скульптура ценились не столько сами по себе, сколько как необходимое украшение архитектуры. Так, Цицерон в письме к своему другу Аттику обращается со следующей просьбой: …поручаю тебе приобрести барельефы, которые я мог бы вставить в штукатурку стен малого атрия, и две каменные ограды с изображениями для колодцев. Или: Я ищу то, что особенно подходит для гимнасия…

Но не только римская элита умела ценить и наслаждаться искусством. Если испытывать страсть к статуям и картинам, писал Цицерон в 45 г. до н. э., то не правда ли, даже мелкий люд может удовлетворить ее лучше, чем те, кто обладает большим числом этих предметов. В нашей столице общественные места очень богаты произведениями искусства на все вкусы… Действительно, просвещенные коллекционеры или политические деятели, стремившиеся к популярности, заботились об украшении храмов и портиков, садов, парков и общественных бань (терм), излюбленного места времяпрепровождения римлян. Раскопки Помпеи и Геркуланума, давшие ценный материал для изучения жизни и быта римских городов, показали, что росписи и мозаичные плитки были распространенным декором жилого дома.

В коллекции Эрмитажа представлены характерные образцы римских мозаик. Атрибуты Геракла конца I начала II века нашей эры наиболее ранняя из них. Она была найдена в 40-е годы XVIII века близ Аветинского холма в Риме. Подобные небольшие мозаичные картины, обрамленные орнаментом, назывались эмблемами. Из кубиков разноцветного мрамора с добавлением кусочков смальты исполнена композиция, посвященная популярному герою античности Гераклу. Широкая горизонтальная полоса делит изображение надвое. Она служит как бы подставкой для атрибутов Геракла палицы, чаши для вина и маски героя, выложенной из темных камешков различных оттенков. В нижней части эмблемы пара кабанов везет покрытую красным ковром повозку, наярко-зеленом передке которой изображены три яблока. Не вызывает сомнений, что художник изобразил мифические золотые яблоки, дарующие вечную молодость, похищенные Гераклом из сада нимф Гесперид по приказу царя Эврисфея. Кабан считался посвятительным животным Геракла. Так, греческие мифы естественно и органично входили в мир образов и сюжетов римского искусства. В художественной манере мастера ощутимо стремление подражать живописи, достигая в мозаичной плитке эффекта сочного красочного мазка. Особенности композиционного построения также объясняются воздействием стенных росписей.

Мозаика Июнь. Разноцветный камень, смальта. III в. 50X50 см. Фрагмент.

Мозаика Июнь. Разноцветный камень, смальта. III в. 50X50 см. Фрагмент.

Приблизительно, в I веке, натюрморт, составленный из съестных припасов и домашней утвари, становится распространенным декоративным сюжетом в стенописи. Причем, некоторые предметы изображались как-бы стоящими на приподнятой полке. Тем самым, поле композиции делилось на два уровня. Постепенно, первоначальный смысл был утрачен, полка превратилась в разделяющую полосу, но художники продолжали пользоваться привычной двухчастной композиционной схемой. В живописи, также встречаются изображения повозок с атрибутами богов. Так в доме Веттиев в Помпеях два козла тянут тележку с атрибутами Диониса, а баран повозку с атрибутами Гермеса.

Лучшая из эрмитажных мозаик — «Июнь» почти вся выложена из разноцветной смальты. Кудрявый босоногий мальчик в короткой тунике олицетворял для римлян именно этот месяц. Над его головой латинская надпись: Junius. Художник воспевает щедрое плодородие италийского лета. В правой руке мальчик держит корзину с луком, который с давних времен был непременной принадлежностью римского стола. От дыхания наших дедов и прадедов разило чесноком и луком, но их дух был духом мужества и силы, с гордостью писал в I в. до н. э. ученый-энциклопедист Марк Теренций Варрон. Художнику показалось недостаточным изобразить в другой руке мальчика поднос с фруктами. Слева, около стола, он поместил высокую корзину, наполненную плодами. Дары моря две крупные рыбы, сверкающие чешуей, лежат на низком столике, третья соскользнула на пол к ногам мальчика. Морские обитатели свисают и над корзиной с фруктами. Вспоминаются упреки римлянам философа Сенеки, что из-за чревоугодия они готовы рыскать по морским глубинам и вырывать раковины на неведомом берегу отдаленнейшего моря. Удивительно декоративно — цветовое богатство мозаики: теплые охристые тона туники, поблескивающая нитка ожерелья из позолоченной смальты, ярко-красные яблоки на голубом подносе, чешуя рыб, переливающаяся зеленым, синим, желтым, красным, коричневым. Этот яркий предметный мир контрастно выделен на спокойном светло-желтом фоне. Июнь часть созданной в III веке композиции, своеобразного иллюстрированного календаря. Так же, аллегорически, были представлены и другие месяцы. В центре же, вероятно, помещалось изображение Земли, Солнца или Луны.

Мозаика Гилас и нимфы. Разноцветный камень, мрамор. Конец III начало IV в.

Мозаика Гилас и нимфы. Разноцветный камень, мрамор. Конец III начало IV в.

Самая большая мозаика «Гилас и нимфы» была найдена в 1853 году недалеко от Рима, близ терм Платины, жены императора Траяна. Мозаика была куплена для Эрмитажа в 1856 году. Помимо цветного камня и смальты, в ней использован кирпич. Сюжет картины был взят из греческой мифологии. В мифе об аргонавтах повествуется о том, как прекрасный юноша Гилас, любимец Геракла и его оруженосец, во время стоянки корабля Арго у острова Кеос отправился за водой и был похищен нимфами, покоренными его красотой. Художник изобразил Гиласа, когда тот, еще не подозревая об ожидающей его участи, любуется нимфами из-за скалы. Две из них в венках, склонившись над источником, выливают воду из сосудов. Третья еще не вышла на заросший тростником берег, видна только ее голова над водой. Этот эпизод был описан в поэме Аргонавтика греческим поэтом III в. до н. э. Аполлонием Родосским. Произведение было переведено на латинский язык и пользовалось большим успехом в Риме. Миф о Гиласе послужил сюжетом не только для мозаики, но и для стенных росписей в Помпеях и Геркулануме. Он изображался на серебряных сосудах, саркофагах, монетах. Декоративная мозаичная плитка из Эрмитажа создана в самом конце III века. Сумрачная по колориту, она пронизана экспрессией, что проявляется в беспокойных ритмах и нарочитой деформации фигур.

Созданный в I веке мраморный рельеф, вероятно, некогда украшал храм в городе Нола на юге Италии. На плите изображена гирлянда из листьев лавра, подвешенная между двумя черепами жертвенных быков. Посередине над гирляндой изображен изысканной формы кувшин для возлияний, которым пользовались во время религиозных ритуалов. С древнейших времен, у разных народов существовал обычай приносить в жертву богам быков и других животных. Их черепа, украшенные гирляндами, вешали на стенах храмов. Со временем, реальные предметы стали заменять их изображением. Частью такого рельефного фриза стала и эрмитажная плита. Работа отличается тонкостью и изяществом исполнения. Мелкие насечки на рогах передают их шероховатую поверхность. Волнистые изгибы лент заполняют пространство фона, определяя декоративную нарядность композиции. С большим совершенством исполнены листья и плоды лавра священного дерева Аполлона. В правление императора Августа это дерево стало также символом императорского дома.

Рельеф Борьба Тезея с разбойником Скироном Терракота I в. 37x36,5 см.

Рельеф Борьба Тезея с разбойником Скироном Терракота I в. 37×36,5 см.

Недалеко от мозаики, в зале Эрмитажа выставлен рельеф из обожженной глины с изображением подвига Тезея. Подобные плиты служили, в основном, для украшения вилл, театров, терм, гробниц и кораблей. Металлическими гвоздями их закрепляли в каменные и кирпичные стены. Эрмитажный рельеф был частью фриза, повествовавшего о жизни и подвигах Тезея. Художник запечатлел битву Тезей с разбойником Скироном, из которой Тезей вышел победителем. История отражена в Метаморфозах Овидия своеобразном своде античных мифов, написанном в I веке. В это время был создан и рельеф.

Помимо мозаик и рельефов, сохранились также коллекции ваз, погребальных урн, канделябров и т.д. Все они повествуют о темах и сюжетах, занимавших древних римлян, об их образных представлениях, вкусах, и любви к прекрасному.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи
«Древнеримские мозаики и рельефы» Е.Ходза.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: