09.12.2016

Объединение «НАБИ». Картины художников

Пастухи. Морис Дени. 1909 г.

Пастухи. Морис Дени. 1909 г.

Наби (фр. nabis от древнеевр. navi пророк), набиды — группа французских художников-постимпрессионистов, возникшая в Париже в 1888 г. и просуществовавшая приблизительно до 1905 г. У истоков ее основания находились: Морис Дени (1870 — 1943), Поль Серюзье (1863 — 1927), Жан Эдуард Вюйяр (1868 — 1940), Пьер Боннар (1867 — 1947), Поль Эли Рансон (1864 — 1909). Кроме того, обычно к группе причисляют Феликса Валлотона (1865 — 1925), хотя формально её участником он не был.

Молодые художники познакомились будучи еще студентами в Академии Жюлиана. Группа Наби возникла на волне общего увлечения живописью Гогена, театром, новой литературой, восточной и христианской философией. Организатором группы можно считать Поля Серюзье, который был старшиной одного из отделений Академии и раньше всех познакомился с Полем Гогеном. Вот как вспоминает об этом времени Морис Дени: Наиболее смелые, среди посещавших около 1888 года Академию Жюлиана молодых художников, почти ничего не знали о великом движении в искусстве — импрессионизме, который только что произвел революцию в живописи. Они интересовались Роллем, Даньяном; восхищались Бастьен-Лепажем; о Пюви они говорили с уважительным равнодушием, будучи уверенными в том, что он не умел рисовать. Благодаря Полю Серюзье… наш кружок стал гораздо более развит, чем в большинстве академий. Один из учеников Ледрена знакомил нас с семитской литературой, а Серюзье излагал учение Плотина и Александрийской Школы.

Музы. 1895 г. Морис Дени.

Музы. 1895 г. Морис Дени.

В своих картинах, художники группы «Наби» опирались на работы прерафаэлитов, символистов (в особенности Пюви де Шаванна), японскую цветную гравюру, восточную эзотерику и литературу, но главное — на творчество П.Гогена и его символический синтетизм. В 1888 Серюзье вернулся из Бретани, где в местечке Понт-Авен писал вместе с Гогеном и художниками его круга. Он привёз с собой маленький этюд, который получил название Талисман, где цвета до предела упрощены, а вся картина была почти абстракцией. Это произведение оказало гипнотическое воздействие на молодых живописцев, не представлявших, что так можно писать. Так, первоначально объединение в группу прошло под девизом упрощения живописных средств. Однако, если для Дени и нескольких других молодых авторов это стало средством для построения нового символизма, то для остальных, такое упрощение осталось чисто декоративным эффектом, обогащающим живопись саму по себе. С самого начала, в живописи Наби развивались две линии: символико-спиритуалистическая, представленная творчеством Дени, Серюзье, Рансона, Веркаде, пытавшихся возродить церковную монументальную живопись, и искусство интимистов, как называли Вюйара, Боннара и Русселя за их стремление к поэтизации повседневной действительности.

Священная роща. 1897 г. Морис Дени.

Священная роща. 1897 г. Морис Дени.

Название «Наби» предложил Огюст Казалис, общий приятель молодых живописцев.

Письма друг другу, участники заканчивали традиционной подписью В твоей ладони мое слово и моя мысль. Каждый художник получил особенное имя: Морис Дени стал Наби прекрасных икон, Боннар — Очень японским Наби, Серюзье — Наби со сверкающей бородой, Вюйяр — Зуавом, Валлотон — Заграничным Наби. Обычно, собрания проходили в мастерской Рансона (Храме Наби) на бульваре Монпарнас. Мастерская была одним из культурных центров Парижа; сюда наведывались литераторы, художники, издатели модных журналов, театральные режиссеры. Среди его частых гостей можно назвать Майоля, Гогена, Шоссона, Люнье-По. Здесь устраивались диспуты и праздновались свадьбы, а также проходили небольшие выставки новых работ участников группы. Художники нашли и покровителя — Самуила Бинга, который охотно выставлял их произведения в своем магазине Дом нового искусства. Кроме того, литографии и плакаты постоянно печатались в журнале Ревю Бланш. В 1894 году Пьер Боннар создал рекламный плакат для этого издания. Художники рисовали картины и выполняли иллюстрации к книгам Альфреда Жарра, Андре Жида, Жюля Ренара, Тристана Бернара. Дружба связывала художников с знаменитым поэтом, вождём Символизма Стефаном Малларме. В Ревю Бланш были напечатаны программные статьи Дени главного теоретика Наби.

У средиземного моря. Триптих. 1911 г. Пьер Боннар.

У средиземного моря. Триптих. 1911 г. Пьер Боннар.

Центр проблематики «Наби» находился в вопросе о форме.

Как она должна выражать соотношение между идеей и картиной, природой и искусством? Шел процесс прояснения новых целей выражения, которые больше не находили своей формы, содержания и значения в простом изображении природы (натурализме). В статье Определение неотрадиционализма Морис Дени изложил взгляды набидов на искусство и его роль в обществе. Исходной точкой размышлений стал термин натурализм. Дени пишсал: Я не знаю, почему художники так плохо понимают натуралистическое, применимое к Ренессансу только в философском смысле. Признаюсь, что Пределлы Фра Анджелико в Лувре и Человек в красном Доменико Гирландайо мне кажутся более точно передающими природу, чем Джорджоне, Рафаэль, да Винчи. Это иной способ видеть, иной тип воображения.

Современное искусство, по мнению Дени, находится в некотором упадке как раз из-за неправильного понимания натуры природы. Свою мысль художник поясняет на примере религиозных образов: Византийский Христос является символом. Иисус же современных живописцев… не более чем литературен. В одном — выразительна сама форма, в другом — мы видим сымитированную природу, которая лишь хочет быть. Усилия таких авторов, как Роден или Пюви де Шаванн, Дени называет «триумфом воображения эстетов над бесплодными потугами  имитации», «триумфом чувства прекрасного над натуралистическим обманом». Заканчивается статья следующим обобщением: «Искусство — освящение природы, этой природы всего мира, который довольствуется биологической жизнью! Великое искусство, которое называют декоративным; индусы, ассирийцы, египтяне, греки, искусство средних веков и Ренессанс, лучшие образцы современного искусства что это? Разве не перенесение вульгарных ощущений природных объектов в сакральные, герметические… иконы. Итак, именно искусство одушевляет материальный мир, оно наделяет его настоящей жизнью». Художественное творчество представляется как сакральная задача. Впрочем, не все члены группы воспринимали живопись в таком ключе. Зато, каждый, с должной иронией, принял ставшее впоследствии знаменитым утверждение Дени: …Картина, до того, как она стала боевым конём, обнаженной женщиной или каким-либо анекдотом, есть прежде всего плоская поверхность, покрытая красками, определенным образом организованными.

Вечное лето (ширма). 1905 г. Морис Дени.

Вечное лето (ширма). 1905 г. Морис Дени.

Особенностью художников группы «Наби» являлось тяготение к синтезу искусств.

Помимо станковой и монументальной живописи, художники занимались и декоративно-прикладными искусствами, практически охватив все виды художественной деятельности: книжной и прикладной графикой, костюмом и театральными декорациями, керамикой, фарфором, витражами, изготовлением мебели и даже ковроткачеством.

Расцвет деятельности группы пришелся на 90-е годы. Тогда, художниками были созданы такие великолепные картины, как:

  • «Католическое таинство» (1890) Мориса Дени.
  • «В постели» Эдуара Вюйяра.
  • «Маленькие школьники» (1895) Пьера Боннара.
  • Серия «Семь смертных грехов» Феликса Валлотона.
  • и другие.

В начале 1900-х объединение «Наби» распалось. Каждый художник пошел своей дорогой.

В самом деле, они слишком сильно отличались друг от друга: серьёзные и философски настроенные Серюзье и Дени мечтали возродить сакральное искусство, Вюйяра и Боннара больше увлекала парижская жизнь со всеми её трудностями и прелестями, Валлотон же нашёл своё призвание в гротеске, часто с социальной направленностью. По всей вероятности, символистами, в полном смысле этого слова, можно назвать только Дени, Серюзье и Бернара, лишь частично символистской является живопись Валлотона и Вюйяра, а Боннар и Руссель скорее близки к фовистам. Крепче всего Наби соединяла теория соотношений, выдвинутая Дени. Согласно ей, каждое чувство должно соответствовать объективной гармонии, способной транслировать его. Речь идет о спонтанной апперцепции отношений и эквивалентов между психическими состояниями и пластическими знаками. Не следует просто переносить свое впечатление на холст, необходимо интеллектуально осмыслить объект, и лишь потом воссоздать его. Форма претерпевает, таким образом, субъективную и объективную деформации и наделяется двойным смыслом. К любому участнику группы применимо положение о тесной связи между формами и эмоциями. Как писал Дени: «формы и краски — это знаки наших состояний души».

В творчестве набидов проявились характерные черты стиля модерн: плоскостность форм, декоративность цвета, прихотливая изогнутость контуров, гармония ритмов. Все это дает основания рассматривать творчество этой группы как одну из разновидностей «Ар нуво». У русских коллекционеров рано возник интерес к творчеству членов группы. Их полотна приобретали С. Щукин и И. Морозов. Именно благодаря им, сегодняшние коллекции Эрмитажа и ГМИИ им. А. С. Пушкина обладают превосходными картинами таких художников, как: Боннар, Вюйяр и Дени.

Галерея иллюстраций:

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: