22.10.2018

Картины художников. Натюрморт — символы и время

Что может быть лучше натюрморта? Удачно размещенное художественное произведение сразу становится центром внимания, подчиняя себе все остальные. Оно способствует созданию особой, доверительной атмосферы в помещении. Но, только ли этим интересны живописные полотна, выполненные в этом стиле? Натюрморты XVII столетия предлагают внимательному зрителю проникнуть в удивительный мир, созданный художниками из умело подобранных предметов. Есть различные виды картины художников этого жанра, представляющие цветы, фрукты, животных, а также — убранство стола, скромные голландские завтраки, роскошную фламандскую снедь, либо меланхолические картины Vanitas, посвященные размышлениям о быстротечности жизни. Мастера натюрморта стремились передать в своих работах многообразие мира, в котором каждое создание, будь то и неодушевленный предмет интерьера, цветок или кисточка винограда обладает неповторимыми свойствами, достойными быть запечатленными на холсте. Это стремление воплотилось в виртуозной передаче фактуры хрупкого прозрачного стекла, румяных булочек, насыщенного соком разрезанного лимона, сочных виноградин.

Завтрак с крабами. Хедда.В.

Завтрак с крабами. Хедда.В.

Cоставляя композиции натюрмортов, живописцы XVII века сообщали им смысл, в котором философские понятия передавались с помощью определенной расстановки предметов. Одно из самых трудно передаваемых понятий — время. Как его изобразить? Старинные натюрморты позволяют судить о том, каким его представляли себе люди XVII столетия. В большом «Натюрморте с фруктами», созданном голландским живописцем Балтазаром Ван дер Астом в 1630 году, представлены цветы в вазе, насекомые, птицы и груда рассыпанных по столу фруктов. Мастер предельно внимателен к каждой детали тщательно выписан орнамент на вазочке, капли росы на листьях персика, прихотливый узор раковин и пятнышки порчи на фруктах. По замыслу автора, картина должна быть наделена не только достоверностью, но и жизнью, шумной и подвижной: по опрокинутой корзинке взбираются два попугая, над фруктами порхают бабочки и стрекозы. Более того, Ван дер Аст пожелал передать в натюрморте мгновение времени один персик только что скатился со стола и падает: время здесь как бы остановилось.

Опрокинутый кувшин и другие предметы на скатерти. П.Класс

Опрокинутый кувшин и другие предметы на скатерти. П.Класс

Позднее, в середине XVII века, немецкий мастер Абрахам Миньон тоже увлекался передачей остановленного мгновения в натюрмортах.

На одной из картин художник изобразил несколько опрокидывающихся ваз с цветами. Роскошный букет, гибнущий из-за неосторожности ручной белки: зверек, привязанный на цепочке, зацепил ею за ножку вазы, из которой плещет вода, разлетаясь множеством брызг, а стебли цветов в падающем букете, кажется, переламываются на глазах у зрителя. Натюрморт голландского живописца Питера Класа «Опрокинутый кувшин и другие предметы на скатерти» лишен яркого декоративного эффекта, однако и здесь присутствует течение времени. Предметы неустойчивы: опрокинуты серебряный стакан и большой металлический кувшин с откинутой крышкой, разбит стеклянный ремер бокал для вина, разбросана скорлупа от орехов, небрежно брошены на стол щипцы для снятия нагара из них на белую салфетку высыпается пепел, а рядом погасшая свеча. Все подчинено замыслу художника передать бытие предметов в утекающем времени, размышления о вещи, постепенно изменяющейся и приходящей к концу: свеча сгорает, бокал разбивается, от орехов остается лишь скорлупа. Предметы в этом натюрморте приобретают роль символа обозначения прошедшего времени. А рассыпающийся на глазах у зрителя пепел напоминает о бренности мира и человеческой жизни.

Отраженная в картинах тема непрочности мира часто волновала людей XVII века.

На то были свои причины многочисленные войны и самая длинная Тридцатилетняя, частые эпидемии болезней. Размышления о тленности земного бытия пронизывают литературу и изобразительное искусство XVII столетия и соединяются с представлением о времени как о быстро утекающих минутах, днях, годах. Любой предмет в потоке времени изнашивается и разрушается это непостоянство и выражают старинные натюрморты. Но не исчезала надежда на спасение рядом со знаками бренности по традиции помещали предметы, которые могли выражать уверенность в победе вечности над временем. Вечность отменила время, сказал нидерландский поэт Иеремиас де Деккер. В натюрмортах, посвященных теме бренности, такую надежду могло выражать изображение бокала с вином, иногда увитого виноградной лозой, это напоминало о таинстве причастия, уповании на вечную жизнь души. Разбитое стекло имело то же значение, что и пепел.

Натюрморт с часами. Клас П.

Натюрморт с часами. Клас П.

Художники XVI начала XVII века нередко представляли непостоянный земной мир в виде стеклянной сферы.

В это же время большую популярность получили сборники эмблем. Каждая эмблема состояла из гравированного изображения, например, мифологического персонажа, какого-нибудь растения, животного, домашней утвари и так называемого девиза, то есть краткого текста, тесно связанного с гравюрой, и пояснения, растолковывавшего иносказательный смысл эмблемы. В 1617 году, в Лейпциге был издан сборник Андреаса Бретшнайдера. На одной из гравюр в этой книге изображена любопытная сценка: в центре большая стеклянная сфера с заключенным внутри пейзажем. Она символизирует бренный мир и катится под уклон, подгоняемая смертью скелетом со стрелой и песочными часами в руках. Обгоняя сферу, из нее вылетает крылатый Хронос, олицетворяющий время. В одной руке он сжимает косу, в другой, поднятой вверх, держит стеклянный бокал, тут же разлетающийся на части. В натюрморте Питера Класа тоже есть разбитый бокал ремер. Не позаимствовал ли художник эту деталь из эмблемы Бретшнайдера? Во всяком случае, значение разбитого бокала у обоих художников одинаково. Изображение ремера, который будто только что упал и частью рассыпался на осколки, встречается и в других натюрмортах, например, в Завтраке с ежевичным пирогом голландского мастера Виллема Класа Хеды. В отличие от эмблемы Бретшнайдера, у Питера Класа и Виллема Хеды время невидимо, но, проходя, оно оставляет вполне зримые следы: рассыпанный пепел, оплывший воск погасшей свечи, осколки разбитого бокала. Эмблема метафора, наоборот, позволяла увидеть время, обретавшее облик мифологического персонажа Хроноса. Изображение из сборника Бретшнайдера сопровождает пояснительный текст, перекликающийся со строками стихотворения: Любезное Время улетает из мира!.. Старинные стихотворцы нередко обращались к времени как к вполне зримому персонажу, умоляя его замедлить ход:

Мельканье дней, движенье лет…
Как будто бы крылаты,
Летят и удержу им нет.
Эй, Время, стой! Куда ты?
(Симон Дах)

Завтрак с ежевичным пирогом. Хедда В.

Завтрак с ежевичным пирогом. Хедда В.

В натюрмортах старых мастеров повседневные предметы принадлежали миру видимой реальности, поэтому в их картинах не было фантастических фигур наподобие крылатого Хроноса. Но все-таки и в натюрморте время можно представить зримо в виде часов. На картине Хеды «Завтрак с ежевичным пирогом» справа помещены карманные часы, воплотившие в себе безостановочный ход времени. В «Натюрморте с золотым бокалом» П. Класа часы лежат на столе рядом с традиционными символами бренности раковинами, представляющими пустую мертвую скорлупу, из которой давно ушла жизнь, и драгоценным кубком. В «Натюрморте с часами», ранее считавшемся работой испанского мастера Антонио Переды, часам отведена главная роль. Картина, мрачная даже по сравнению с другими натюрмортами Vanitas, трактующими тему краткости жизни, наделена особым драматизмом. Здесь также присутствуют раковины, изъеденные червями орехи, хрупкие стеклянные и керамические сосуды. В центре настольные часы на ножке, сделанной в виде фигурки фантастического персонажа сатира. Каждая деталь тщательно выписана, но особое внимание живописец уделил часам. Единственным живым существом в застывшем мире, заполненном неподвижными мертвыми вещами, кажется этот маленький сатир: он упал на колено и склоняется под тяжестью большого круглого циферблата, едва удерживая часы на плечах. Этот, словно неожиданно оживший персонаж, напоминает фигуры из сборников эмблем, такие, как Хронос или Смерть в виде скелета на гравюре Бретшнайдера.

В эпоху христианства античные персонажи получили новое толкование, более соответствовавшее запросам времени.

Это коснулось и сатира — фантастического существа с человеческими головой, руками, туловищем и козлиными ногами. Получеловек полуживотное, он был уподоблен дьяволу и смертному греху. Похожее значение сохранилось и в «Натюрморте с часами»: тяжелый циферблат воплощенное время неумолимо давит на плечи фигурки сатира, как на неисправимого грешника, склоняющегося к земле. Изображение часов здесь приобретает значение сложного иносказания аллегории, смысл которой был хорошо понятен современникам:

И все ж не сторонись
Тревожных откровений
циферблата,
В них тайну каждодневного
заката
Нам повторяет жизнь:
Всю вереницу суток, солнц,
орбит
Считает смерть, а время лишь
растит.
(Франсиско де Кеведо)

Мир натюрморта в интерьерах XVII века сокрыт от непосвященного зрителя.

Более позднее время отказалось от сложного старинного иносказания. Чтобы найти вход в этот мир, зачастую, недостаточно лишь одного созерцания картин. Ключ к их пониманию хранят сборники эмблем, строки поэтов XVII столетия, получившего название «золотого века натюрморта». Проникнув с их помощью в замысел картины, можно понять воплощенную в сюжете мысль художника о бытии предмета в бесконечном потоке времени, возведенную до мысли о человеке и его судьбе.

Публикация подготовлена по материалам статьи
«Время в старинном натюрморте» Ю. Звездина, М. 1992 г.

Читайте также:

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: