05.12.2016

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 3

Многочисленные достопримечательности Санкт-Петербурга, по большей части, формировались на протяжении длительного периода времени. Исключением, пожалуй, являются лишь здания, построенные на рубеже XIX – XX веков в стилистике модерна. Благодаря этому, сегодня, жители города и приезжающие сюда многочисленные туристы, имеют возможность оценить уникальное архитектурно-художественное наследие северной столицы.

Проект Концертного зала в Санкт-Петербурге. План 1 этажа.

Проект Концертного зала в Санкт-Петербурге. План 1 этажа.

Среди известных архитекторов петербургского модерна, примечателен творческий союз Чагина и Шене. Сегодня, трудно смазать, кто в нем был главным. Во всяком случае, после того как пути авторов разошлись, Шене в Петербурге создал более интересные постройки, чем Чагин — в Москве. И европейская ориентация была более естественна для Василия (Вильгельма) Шене, родившегося в семье прусского подданного, хотя могла также исходить от заказчиков немецкого происхождения (прогерманский архитектурный уклон охватывал и немецкоязычную Австрию).

Не случайно, хорошо осведомленный Л. Н. Бенуа писал, что «большей частью наши молодые архитекторы и инженеры были под влиянием германских художников в лицах равных Wagner, Olbrich и другим», имея в виду лидеров венского Сецессиона О. Вагнера и Й. М. Ольбриха, позднее работавшего в Дармштадте (на его работы Шене ориентировался во время проектирования 1900-1903 гг, собственного особняка на Каменном острове).

Дизайн интерьера Концертного зала отличался на редкость эффектной подачей. Крупномасштабные чертежи с отмывкой акварелью дополняла перспектива шириной более трех метров, написанная маслом на холсте. Это была работа художника Я. Я. Вельзена (позднее Шене построил для него особняк на Каменном острове). Подобное представление усиливало впечатление от проекта, в котором виделось «нечто весьма грандиозное и в высшей степени привлекательное, как по распланировке, так и по художественной обработке здания в новейшем вкусе».

Градостроительная направленность проекта Концертного зала была неоднозначна и противоречива. С одной стороны, он вторгался в привычный строй невских ансамблей, смещая его акценты, с другой – преемственно развивал ряд традиционных градостроительных приемов. Можно сказать, что спустя сто лет Чагин и Шене последовали примеру самого Тома да Томона. Создатель ансамбля Биржи выправил природные очертания берега, превратив его в искусственный насыпной мыс полуциркульной формы, закованный в гранит.

Авторы Концертного зала, следуя принципам регулярности и симметрии, предложили удлинить мыс, нарастив его по той же оси второй, дополнительной «стрелкой». На ней и должно было возвышаться величественное новое здание. Оно «обнимало» мысовую дугу своими крыльями, как бы «цепляясь» ими за берег, а внутрь акватории выступал еще один полукруг остекленного зимнего сада, вторивший полукружию Стрелки. Большой гранитный цоколь подчеркивал связь здания со старыми набережными и стенами Петропавловской крепости.

При программной стилевой новизне дизайна интерьера, обращение авторов именно к венскому (наиболее классицистическому варианту модерна) также сглаживало конфликт с ансамблевым контекстом. Таким образом, этот проект намечал новые сложные взаимосвязи между объектами разных эпох и стилей. Чагин и Шене эффективно использовали удобное местоположение Стрелки, разделяющей самую широкую часть Невы на дав рукава. Массив Концертного зала, оставляя позади биржу, врезался прямо в сердцевину акватории. Благодаря этому, он обозревался со всех сторон — как с центрального водного пространство, тек и с большой и Малой Невы. Новое здание занимало и площадь со сквером, которые становились его парадным преддверием, и Ростральные колонны, которые фланкировали его при взгляде с Невы.

Концертный зал, значительно превосходивший по размерам Биржу, обретал широкую сферу пространственного воздействия. Большой масштаб и повышенная монументальность (созвучные речному простору) усиливали роль новой архитектурной доминанты. По сути дела, она создавала основной узел в панораме той части Невы, которая изначально служила главной площадью города. Причем не только водной. В течение зимних месяцев реку сковывал прочный ледяной покров, благодаря чему, она становилось продолжением суши.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: