03.12.2016

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 16

Комплекс нижегородской выставки (послужившей основой архитектуры и дизайна интерьера Народного дома императора Александра II) создавался известными российски­ми зодчими. Его проектирование завершилось в 1895 г. Одним из ведущих архитекторов был А. Н. Померанцев — профессор Академии Художеств, известный представитель «русского стиля», строитель хра­мов и общественных зданий. Он был автором: Императорского павильо­на и здания администрации (выполненных в традициях народного деревянного зодчества), павильона Средней Азии (стилизованного в восточном вкусе) и двух значительных сооружений — машинного и художественного от­делов.

Народный дом императора Николая II. Фрагмент интерьера.

Народный дом императора Николая II. Фрагмент интерьера.

Грандиозное трехнефное здание машинного отдела стало эталоном новой архитектуры, выполненной из металла и стекла. Легкая каркасная структура светилась насквозь, демонстрируя новизну технологической эстетики. Ажурные конструкции ничем не маскировались. Сами по себе, они создавали экспрессивный архитектурный образ, воплощавший идеи ра­ционализма и логику инженерного расчета. Кроме того, они служили рекламой предприятия изготовителя — Петер­бургского металлического завода.

Здание художественного отдела, также, было возведено на основе железного каркаса. Решетчатые столбы, арочные фермы и стропила пе­рекрытий выполнялись на московском заводе Гужона. Над вестибюлем помещался стеклянный купол (40-метровой высоты), образованный ши­роко раздвинутыми ребрами. Однако, внешний облик художественного павильона был выдержан совершенно в ином ключе. Его фасады носили привычные черты академического неоренессанса.

Померанцев стремился приблизить вид пави­льона к типу музейных зданий и картинных галерей, атрибутами которых, в эпоху историзма, чаше всего, служили ренессансные мотивы. Посколь­ку сооружение было временным, его репрезентативная оболочка (как и у многих других павильонов) выполнялась из дерева со штукатуркой. Фасады представляли собой откровенную декорацию, которая, вместе с тем, создавала иллюзию монументальности.

Растянутое вширь здание художественного отдела было организовано по центрально-симметричной трехосевой схеме. Средняя часть, с парад­ным входом и вестибюлем акцентирована ризалитами, выступающими с обеих сторон, а также величественным куполом над средокрестьем, теряла свою весомость в прозрачном остеклении. Торжественная трехарочная лоджия входной зоны обозначала главный композиционный центр, в котором узнавались образы итальянского Возрождения. Форма арок, с приставными колоннами в проеме, варьировала тип «окна Сансовино», почитавшийся в архитектуре историзме.

Края здания закрепляли малые граненые купола и ризалиты с анало­гичными одиночными арками, аккомпанировавшими звучному аккорду центральной лоджии. Экспозиционным залам соответствовали горизонтальные объемы с выступающими в нижнем ярусе галереями, которые развивали сквозной лейтмотив аркад. В дизайне интерьера, несущие конструкции также были, большей частью, закамуфлированы обшивкой. В чистом виде, здесь были оставлены лишь круговой балкон вестибюля и его, раскрытый к небу, прозрачный купол, а также металлические стропила экспозиционных залов.

Сопоставление павильонов машинного и художественного отделов отчетливо показывает противоположные стороны метода эклектики: ра­ционалистическую и стилизаторскую. В здании художественного отдела, традиционалистские изобразительные приемы (скрывавшие современную конструктивную структуру) превра­тились в легковесную бутафорию высокого исторического стиля, имити­ровавшую формы каменной архитектуры в дереве и штукатурке. Именно этот павильон был избран Попечительством о народной трез­вости в качестве основы для сооружения Народного дома в Александ­ровском парке.

В литературе, как правило, сообщается, что при постройке петербургского здания были использованы конструкции выставочного павильона, причем имя А.Н. Померанцева, зачастую, опускается. В действительности, дело не ограничилось повторным применением конструкций. Народный дом почти буквально вос­производил павильон художественного отдела 1696 г. Принципиальное отличие заключалось в том, что в рассматриваемом случае, возводи­лось капитальное сооружение, предназначенное для иных функций. Поэтому, именно Померанцева следует считать первым автором Народного дома, хотя он и не был непосредственно причастен к его строительству.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи Кирикова.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: