03.12.2016

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 17

Постройкой нижегородского павильона занимался Э.Ф. Виррих, доработавший померанцевский проект в деталях. Выбор павильона художественного отдела в качестве прототипа для строительства Народного дом объяснялся несколькими причинами. Развитую входную зону, обширные зальные пространства можно было легко приспособить и оснастить мебелью для театра и аудитории. Конструктивная структура вполне подходила к сооружению, рассчитанному на большое число посетителей. Линейная конфигурация здания удачно вписывалась в узкий участок у Кронверкского канала. При этом, его протяженный фасад развертывался фронтально, вдоль главной дороги парка и Кронверкского проспекта.

Народный дом Императора Николая II. Разрез фойе.

Народный дом Императора Николая II. Разрез фойе.

Импозантный внешний облик павильона также импонировал заказчику и должен был привлекать людей. В обзоре выставки, Г. В. Барановский отмечал его достоинства: «В архитектурном отношении, здание отличалось прекрасной группировкой масс, изящными пропорциями и монументальностью. Одинаково удачны были три главных выступа фасада, соединительные галереи и купол». Поэтому не было смысла менять законченную композицию, которая при переводе из декоративной оболочки в долговечные материалы обретала полновесную солидность и представительность.

Адаптация заданной структуры и постройка Народного дома были возложены на Григория Люцедарского. Молодой архитектор получил этот серьезный и ответственный заказ по роду службы, прочно связавшей его с принцем А. П. Ольденбургским. Сразу по окончании Академии художеств (в 1895 г.), он поступил на должность техника в Институт экспериментальной медицины, который был основан принцем, остававшимся его попечителем. Затем, архитектор был причислен к Попечительству о народной трезвости.

Люцедарский, сравнительно рано, выказал тягу к зарождавшемуся новому стилю. Черты модерна заметны уже в первой его самостоятельной постройке — лазарете при Женском институте принцессы Терезии Ольденбургской (1897-1898 гг.). Еще в большей степени, они проявились в пенсионерском корпусе Дома призрения душевнобольных в Удельной (Фермское шоссе, 36), сооруженном одновременно с Народным домом. В 1900 г. молодой зодчий приступил к проектированию больницы общины Св. Георгия в Дудергофе, которая оказалась близка к образцам неоромантической ветви нового стиля.

В композиции Народного дома еще нельзя было обнаружить черт модерна. Проект Померанцева, зодчего старой школы, был завершен до 1895 г. Его буквальное повторение не давало возможности внести самобытные черты в обустройство фасадов. Умеренная свобода предоставлялась Люцедарскому лишь в выборе материалов. Совсем по-другому обстояло дело с дизайном интерьеров, нуждавшихся в капитальной реконструкции. Немалая заслуга зодчего заключалась в творческом подходе к использованию металлических конструкций и новом техническом оборудовании Народного дома.

«Проект здания, в общем, сохранившего первоначальные формы павильона профессора Померанцева», получил одобрение строительной комиссии 14 июня 1899 г. В октябре того же года, при участии принца Ольденбургского, в основание был заложен первый камень. Технический надзор за строительством вел Люцедарский. Через год с небольшим (12 декабря 1900 г.) здание Народного дома Императора Николая II было освящено. Однако, декоративная отделка фасадов, с использованием кирпича и камня продолжалась и в следующем строительном сезоне.

При подготовке публикации были использованы материалы статьи Кирикова.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: