17.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 29

Работая над архитектурой и дизайном интерьера приюта, Люцедарский не порывает с поздней эклектикой, а лишь про­должает ее рацоналистическую линию. Использлованная им полосатая обработка фа­садов была унаследована от В. А. Шретера. И. С. Китнера, А. Р. Гешвенда и других архитекторов предшествующего поколения. По своей идее горизонтальные пояса фасадного декора имитировали элементы каменных конструкций, характер­ные для северного ренессанса и, соответственно, неоренессанса. Однако, будучи использованными в массовой практике, они превратились в чисто оформительский прием.

Пансионерский корпу­с. Фрагменты фасада. Архитектор Люцедарский.

Пансионерский корпу­с. Фрагменты фасада. Архитектор Люцедарский.

Вместе с тем, распространенная схема оформления приобрела у Люцедарского нарочитую остроту. От кирпичного стиля, архитектор перенял принцип эстетизации материала. Кирпичная кладка была (по примеру Л. Н. Бенуа, в особняке Ш.У. Кавоса), соединена с необработан­ными камнями и осколками. При этом, каменной мозаикой были выложены значительно большие по площади участки стен. В этом, проявилось стремление архитектора к природному началу, свойственная модерну в целом. Столь же показательна полихромная игра фактур, где каждый материал активнее проявлял свои декоратив­ные свойства.

Композиция здания особенно инте­ресна сопоставлением цилиндрических объемов лестниц с параллелепипедами боковых крыльев. Таким образом, выявлялась естественность восприятия укрупненных геометрических форм. Объемы строения, как бы врастали друг в друга. Из деталей постройки сле­дует отметить узкие окна, скрученные спиралью или змеящиеся линии металлического зонтика.

Таким образом, можно сказать, что при постройке пансионерского корпу­са (1899-1900 гг.) архитектор перешагнул порог модерна. Это, в полной мере, относилось и к дизайну интерьера здания. «Особенностью вновь сооруженного здания стала роскошная и комфортабельная обстановка комнат, оборудованная фир­мою «Бр. Оффенбах», согласно новейшим гигиеническим правилам. Ме­блировка напоминала новый стиль венского Сецессиона.

Обращала на себя внимание отделка мебели белым полированным кленом, выполненная по рисункам ар­хитектора Люцедарского «…> Часть мебели фигурировала на быв­шей выставке зодчих, где она помешалась в особом павильоне» (имеет­ся в виду выставка при III Съезде русских зодчих 1900 г.). Люцедарский не только целенаправленно занимался мебелью (как многие архитекторы того времени), но и руководил собственной мебельной мастерской.

В пансионерском корпусе был реализован опыт трансформируемого пространства: столовая и зрительный зал на 400 человек были оборудо­ваны раздвижным потолком и приспособлением для монтажа временной сцены. В печатных изданиях этого времени подчеркивалось, что «по единогласному отзыву осматривавших постройку, это здание, удовлетворяющее всем послед­ним требованиям техники, гигиены и психиатрии, являлось образцовым и, в своем роде, единственным».

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: