16.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 31

Цепочки рустов неправильного рисунка обрамляют проемы первого этажа пансионерского дома. Для устойчивости, эти гранитные рамы расширяются вниз к цоколю, а вверху – плавно закругляются. Ряды плит разной шири­ны скрепляются в углах и обрываются на высоте окон. На втором этаже, из камня изображены надоконные перемычки. Все эти элементы имитируют природный материал конструкции. Однако, эта логика тут же нарушается свободной россыпью небольших кусков гранита, распределенных по стенам, кажется, помимо воли архитектора.

Пансионерский Дом. Южный корпус. Архитектор Люцедарский.

Пансионерский Дом. Южный корпус. Архитектор Люцедарский.

Рваная фактура и неровные очертания каменных деталей представля­ют натуральный материал в его первозданном виде. В целом, гранитная облицовка (от цоколя до мелких вставок) создает аллюзию на природные образы, лишенные правильных и повторяющихся форм. Однако, это уподобление доведено до гротеска. Вместе с тем, использованный способ применения камня отвечал разумной экономии. Размеры плит подбиратлись «по удобству отделки каждого куска», что снижало стоимость строительных работ.

Корпуса дома обращены друг и другу малыми одноэтажными объемами. Основные двухэтажные массивы зданий были скомпонованы по-разному. На главном фасаде южного корпуса, примерно посередине, вычленен ризалит с трапециевидным верхом (такой же тип завершения был использован в больничной прачечной). В его центре рельефно выделяется тройное окно в едином гранитном обрамлении, на которое опирается легкий балкон со скользящими, словно растекающимися по углам, линиями ограждения. На северном корпусе, аналогичный выступ смещен к самому краю, прорисовка его имеет немало нюансных отличий. В целом, здание наделено более мягкими, обтекаемыми формами.

Пансионерский Дом. Южный и северный корпуса. Архитектор Люцедарский.

Пансионерский Дом. Южный и северный корпуса. Архитектор Люцедарский.

На главных фасадах корпусов идентичны только одноэтажные боковые звенья с входными порталами. Широкие двери заключены в массивные гранитные арки, словно несущие тяжелую нагрузку. Остекление выполнено в виде круга, вырезанного в деревянных полотнищах. По абрису дверей выгнуты зонтики, укрывающие входы. В эту систему дуг включе­ны и пологие деревянные арки, поддерживающие свесы кровель, которые вновь обводят форму по трапеции. Плавные линии кронштейнов зонтика, вместе с тем, полны внутренней энергии. Они мастерски нарисованы как бы единым росчерком.

Вестибюль южного корпуса расширен на боковом фасаде трехгранным выступом. Более оригинальным способом отмечен объем вестибюля на противолежащей стороне северного корпуса. Ее стена неожиданно расширяется, упруго выгибаясь по всей высоте и (словно натянутая оболочка, лопаясь в месте наибольшего напряжения) как бы, разрывает широким оконным проемом гранитную скорлупу. Плавные искривления стены делают форму подвижной и изменчивой, теряющей тектоническую определенность. Здесь нет углов, формы самопроизвольно перетекают и расширяются, как будто, под давлением скрытой внутри энергии. На другой боковой стороне здания отмечено небольшое расширение стены, также имитирующее стихийную игру природных сил.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: