17.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 33

БОЛЬНИЦА ОБЩИНЫ СЕСТЕР МИЛОСЕРДИЯ СВ. ГЕОРГИЯ
1900-1902 гг. Г. И. Люцедарский

Больница Общины сестер милосердия св. Георгия. 1900-1902 гг. Архитектор Г. И. Люцедарский.

Больница Общины сестер милосердия св. Георгия. 1900-1902 гг. Архитектор Г. И. Люцедарский.

Больница Общины сестер милосердия св. Георгия – живописная постройка, с остроконечной башней над крутым склоном горы, навевает ассоциации с образом замка. Эта необычная для местной застройки романтические картина открывается в панораме с западной стороны Дудергофской возвышенности. Природа создала идеальное место для воплощения архитектурной фантазии. Здание эффектно расположилось не склоне Ореховой горы, самой высокой в окрестностях Петербурга. Несмотря на камерный масштаб строения, ни одно другое сооружение петербургского модерна не обладает столь обширной сфе­рой воздействия и выигрышными условиями восприятия.

Природная среда возвышает архитектурный образ, усиливает его эмоциональное воздействие. Вместе с тем, динамичный силуэт, игра объемов и яркая декоративность постройки обогащают и преображают окружающий пейзаж. Небольшое здание сродни загородным виллам с характерными для неоромантической линии модерна готическими мотивами — щипцами, фахверком и остроконечной круглой башней. Такое решение Г И. Люцедарский продуманно избрал для онкологической больницы Георгиевской общины сестер милосердия. Архитектор старался, чтобы здание никоим образом не походило не лечебный корпус, тем более с учетом его исключительного местоположения. Красота холмистой местности, ее «врачующий простор» вместе с изысканным обликом самой постройки смягчали тяжелое состояние больных, создавая психологически комфортный фон.

Это живописное нагорье со старинным парком стало с 1670-х гг., популярной дачной местностью. В 1679-1863 гг.  на юго-западном уступе Ореховой горы, по проекту архитектора В. И. Токарева была возведена церковь Св. Ольги, построенная в «русском стиле». Рядом с храмом, в 1884-1885 гг. Токарев возвел деревянные корпуса инвалидного дома военной водимой богадельни. Через 10 лет этот участок перешел в ведение Общины сестер милосердия Св. Георгия. Состоявшая ее попечительницей графиня М. А. Сольская предложила устроить здесь онкологическую больницу в память многолетней сестры — настоятельницы Общины Е. П. Карцовой, участницы Крымской и русско-турецкой войн, скончавшейся от тяжелого заболевания в 1898 г.

Инициаторам создания больницы, начавшим в 1899 г. сбор пожертвований, пришлось преодолевать сопротивление дачников, не желавших иметь подобного соседства. Для постройки было выбрано место чуть ниже церкви, у бровки над скатом горы. Почетной председательницей Георгиевской общины была принцесса Е. М. Ольденбургская — жена принца А. П. Ольденбурского, под началом которого складывалась карьера Григория Люцедарского.

Закладка больницы состоялась 19 июля 1900 г. Спустя два года, 2 августа, здание было освящено. Ландшафтная среда служила благоприятной средой для романтических стилизаций. Взаимосвязь с открытым пространством стимулировали использование различных объемов и силуэтов строения. Свободные асимметричные композиции получили распространение уже в загородном строительстве эпохи романтизма и историзма. Образ средневекового замка был воссоздан в гатчинском Приоратском дворце — удивительном создании Н. А. Львова (1798 – 1799 гг.). Дудергофская больница обращена в направлении Гатчины, отдаленное сходство сооружений разных времен, по всей вероятности, не случайно.

Вариации на тему старинных зам­ков в период конца XIX — начала XX в были характерны для архитектуры многих европейских стран. Эта линия наметила плавный переход от романтических течений эклектики к неороманти­ческой ветви модерна. Больше всего, модное увлечение коснулось особ­няков и усадеб. Они наделялись атрибутами готики, тюдоровского стиля, северного ренессанса. Нередко, роль вертикального акцента играла круглая лестничная башня с коническим завершением.

Особое место в этом ряду построек занимал Беловежский императорский дворец — охотничий замок, сооруженный в 1889-1894 гг. петербургским инженером-архитектором Н. И. де Рошефором в традициях «кирпичного стиля», но уже с чертами модерна в дизайне интерьеров и про­рисовке железного навеса над входом. Это позволило современникам признать архитектурный объект, едва ли не первым проявлением в России нового направления в архитектуре. Таким образом, отдельные штрихи в декоре дворца задали раннюю точку отсчета в становлении отечественного модерна. Видный зодчий В. А. Шретер, в заметке о дворце отмечал: «На углу его расположена высокая, красивая башня с обходной галереей под свесом стройного шпиля».

Около 1900 г. возникла целая череда разнообразных сооружений в духе замковой архитектуры, с неизменными остроконечными башнями. Сквозь покров исторических форм в них явно (хоть и не в равной степени) проступали признаки становления модерна.

При подготовке публикации были использованы материалы Кирикова.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: