16.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 34

К теме готики обращались и основоположники московского модерна – Л. Н. Кекушев и Ф. О. Шехтель. В собственном особняке Шехтеля (1896 г.), а также скоропечатне А. А. Левенсона (1900 г.) цилиндри­ческие объемы увенчаны коническими шатрами. Подобная лестничная башня выделялась в силуэте птичника Московского общества любите­лей птицеводства, построенного по проекту В. И. Чагина и В. И. Шене в 1898 г. и представлявшего «много интересного по оригинальности архитектурных форм».

Беловежский императорский дворец. Фотография начала XX века.

Беловежский императорский дворец. Фотография начала XX века.

Подобная тема находила воплощение в различных по своему назначению архитектурных постройках – от птичника до императорского дворца. Но, наибольшее распространение мотив замковой архитектуры получил при строительстве особняков, расположенных на фоне соответствующего им ландшафта. Порой, функциональность построек уступала место сакраментальному романтическому образу. В этом контексте, здание дудергофской больницы предстает не столь оригинальным, как может показаться на первый взгляд. Однако, его особая зрелищность возвеличена гармоничным союзом с природной средой.

Изначально, здание не являлось одиночной доминантой местности. Ранее, в пейзажном окружении главенствовала церковь Св. Ольги с шатровой колокольней, располагавшейся чуть выше, на уступе Ореховой горы (постройка не сохранилась до наших дней). Таким образом, колокольня храма и башня больницы устанавливали взаимное соответствие форм, задавая тон окружающей природной панораме.

Здание больницы состоит из ассиметрично соединенных между собой одноэтажной и двухэтажной частей. Со стороны нагорной площадки, строения разделены весьма отчетливо, в то время как, вдоль кромки склона они вытянуты в одну линию с небольшими уступами. Все фасады строения отличает индивидуальность решений. Особенности открытой в пространство композиции обнаруживаются лишь при круговом обходе, при смене ближних и удаленных точек зрения. При этом, приходят в движение разнообразные формы, проявляя экспрессивный силуэт архитектуры.

В заглубленном углу, на стыке разноэтажных звеньев, сбоку, в более высо­кий объем входит круглая лестничная башня. По общему рисун­ку, она схематично повторяет угловую башню Беловежского дворца: ко­нический шатер также плавно переходит внизу в широкий навес. Однако, вместо открытой кольцевой галереи, под ним устроен закрытый ярус, обшитый досками, имитирующими фахверк.

Башня вносит в облик сооружения динамичный вертикальный акцент. В ней соединяются скульптурность форм и яркая выразительность контура. Намек на крепостное соору­жение дают крошечные окошки-«бойницы», как бы взбирающиеся по спи­рали винтовой лестницы. Вместе с тем, используя исторические аллю­зии, Люцедарский приблизился к новой архитектурной морфологии, сопоставляя и противопоставляя различные геометрические объемы — цилиндр, ко­нус, параллелепипед.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: