17.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 36

Подбор материалов подчеркивает здания лечебницы иллюстрирует переход от массивного основания к более легким верхним частям. При этом, границы облицовок строго соответствуют горизонтальным членениям. Непрерывные пояса, зубчатые наличники окон и угловые выступы рустов выполнены из светло-се­рой или белой штукатурки. Все они отражают реальную архитектонику сооружения

Рельефная кладка из красного кирпича придает декоративную выразительность даже столь утилитарным элементам, как дымовые трубы. На решетках балконов и террасы, на коньке крыши бросаются в глаза динамичные и плавные кривые линии, столь органично введенные ранним модерном в кованое железо. В декор ограждения винтовой лестницы вплетены поникшие стебли цветов.

Среди лечебных построек Г, И. Люцедарского, здание больницы Общины сестер милосердия Св. Георгия занимает серединное положение (как по хронологии, так и по использованию архитектурных форм). Из его предше­ствующих сооружений — лазарета при Женском институте принцессы Терезии Ольденбургской (1897-1898 гг.) и пансионерского корпуса Дома призрения душевнобольных (1899-1900 гг.) — сюда перешли: сочетание кирпичных стен и цоколя из «дикого» камня, горизонтальные штукатурные полосы, зубчатые наличники, рустованные углы, а также другие детали и приемы.

Вместе с тем, дудергофская больница разительно отличается от более ранних построек свободным планом, асимметричной комбина­цией объемов и живописным силуэтом. Щипцы и башня усиливают роман­тический характер постройки. Расширилась и палитра отделочных материалов, к чему тяготели постройки раннего модерна.

В парных корпусах Дома призрения душевнобольных (возведенных Люцедарским в 1903-1904 гг., уже после больницы в Дудергофе) также асимметрично соединяются одноэтажные и двухэтажные части. Светлая плитка контрастирует со строгой массивностью гранитной отделки. Сходство прослежи­вается в деревянных конструкциях щипцов и кронштейнах кровли. Но, корпуса Дома призрения обозначили следующий шаг в эволюции петербургского модерна. В них, ощущается больше пластической свободы, смелее выражены природное и спонтанное начала формообразования.

Тема дома с башней вновь получила воплощение в проекте собствен­ного особняка Люцедарского, выполненном им в июне 1901 г. Это — наглядный манифест зодчего, концентрированный и несколько вычурный обра­зец раннего модерна. Композиция постройки демонстративно асимметрична и пронизана динамикой, а индивидуализация форм подчеркнуто утрирована.

Повышенный объем с вальмовым щипцом обрезан сбоку, верх прямоугольной башни отсечен крутым скатом кровли. Каменный цоколь выделяет первый этаж. Разные структурные звенья постройки выде­лены чередованием кирпича и штукатурки. Подчеркнутая свобода и множественность форм сказывается в комбинациях вертикальных и горизонтальных прямоугольных и криволинейных проемов, в изменчивой подвижности линий. Здание предполагалось выстроить на углу Песочной улицы (ныне — Профессора Попова) и Карповского переулка, однако, осуществить проект, по ряду причин не удалось.

Дворец принца А. П. Ольденбургского в Гаграх. Архитектор Г. Люцедарский.

Дворец принца А. П. Ольденбургского в Гаграх. Архитектор Г. Люцедарский.

Сразу вслед за больницей в Дудергофе, Григорий Люцедарский возвел еще один замок на горе — дворец принца А. П. Ольденбургского в Гаграх. Там, на лазурном берегу Черного моря, под патронажем принца в 1901-1903 гг., была устроена климатическая станция, вскоре пре­вратившаяся в цветущий курорт с водолечебницей, комфортабельными гостиницами и великолепным парком.

Дворец принца вырастает прямо над обрывом скалы. Каменные фор­мы здания неразрывно соединены со скальным массивом. Композиция ир­регулярна: асимметрична не только общая структура, но и каждое ее звено, подчеркнуто живое разнообразие всех элементов. Дымоходы строения вынесены наружу и образуют строй вертикалей. Неровная кладка местного камня – сродни природным формам. Балконы нависают над склоном, как птичьи гнезда. Центр тяжести композиции смещен влево, где с высоким дымоходом срастается обрамление большого подковообразного окна. Фахверк обращается в криволинейное разветвление, прорастающее сквозь кровлю причудливым гребешком.

В начале XX в., вплотную к двор­цу была пристроена гостиница. Выше, на крутом склоне, расположен флигель дворца со смотровой башней. Дворец в Гаграх стал творческой удачей Люцедарского – архитектора, заслуживаю­щего большой известности. Это – одно из самых оригинальных и выразительных произведений российского модерна. Курорт в Гаграх, в создании которого принимал участие архитектор, принадлежал к наиболее значительным ансамблям нового стиля на территории Российской империи.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: