17.08.2017

Архитектура и дизайн интерьера модерна Санкт-Петербурга. Часть 43

Внутреннее пространство вестибюля со световым перекрытием разделяли расходившиеся в стороны лестницы.

Витебский вокзал в Санкт-Петербурге. Интерьер. Фотография начала XX века.

Витебский вокзал в Санкт-Петербурге. Интерьер. Фотография начала XX века.

Снаружи, по закругленным углам, к нему примыкали малые помещения. Левее, располагались раздельные вестибюли отправления и прибытия. Залы ожидания размещались в глубине второго этажа: справа — для пассажиров 1-2 классов, слева — 3 класса. Они были приближены к платформам, а к фасаду вынесены ресторан и буфет. Правый угол здания занимала лестничная башня. Асимметрия общего построения была выражена неявно, и вряд ли содействовала убедительности восприятия объемной композиции.

Поиски фасадного решения отодвигались до проведения конкурса, материалы которого предполагалось использовать для дальнейшей работы. Таким образом, возникал разрыв между нераздельными составляющими архитектурного целого. Желанием заказчиков было привлечь к созданию столь значимого сооружения лучшие творческие силы. В этой связи, кажется странным, что академику архитектуры Бржозовскому не поручили представить хотя бы предварительный вариант фасадов, доверив ему решение плана, которого должны были придерживаться конкурсанты, что значительно сужало творческие возможности. К тому же, на архитектора были возложены контакты с Петербургским обществом архитекторов «для разработки программы и переговоров» по конкурсу.

Конкурс проектов состоялся в начале 1901 г. От участников требовалось представить фасады и разрезы, не меняя планировку помещений; допускались лишь небольшие перемещения линии внешней стены. Для фасадов рекомендовалось использовать штукатурку или облицовочный кирпич с декоративными вкраплениями камня. Внутренняя отделка предполагалась простая, но изящная, с возможно меньшим количеством лепных работ.

Главный вестибюль, высотой шесть саженей должен был освещаться со стороны Загородного проспекта и от платформ, а также через стеклянный потолок. На премии выделялась солидная сумма — 4500 рублей. При этом, премия за лучший проект составляла 2000 рублей. В состав жюри, наряду с представителями железнодорожного управления, от Петербургского общества архитекторов были избраны маститые академики и профессора Э. И. Жибер, Л. Н. Бенуа, Р. А. Гедике, И. С. Китнер и Г. И. Котов.

На рубеже веков, конкурсы прочно вошли в архитектурную жизнь. Они стали одной из самых плодотворных сфер творческой деятельности. Конкурс по Витебскому вокзалу также был направлен на отработку оптимальных приемов. Однако, как отмечали сами члены жюри, привязка к плану сильно связывала возможности участников. Г. И. Котов сочувственно заявлял: «Нельзя предоставлять архитектору только роль портного, одевающего готовое здание и лишенного всякой возможности изменить его сообразно своим идеям». Он считал создание подобного задания не свойственным архитектурному творчеству. Видный зодчий А. И. фон Гоген говорил «о крайнем неудобстве работать на конкурс, когда план будущего сооружения уже сделан и отступать от него нельзя». В том же духе высказался Л. Н. Бенуа, указавший «на некоторые недостатки составленного управлением железной дороги плана вокзала».

Но, указанный эпизод не был единственным в практике трех лет. Двумя годами ранее, в Москве проводился конкурс фасадов гостиницы «Метрополь», уже начатой постройкой. Тем не менее, создание гостиницы вылилось в программную манифестацию нового стиля.

Несмотря на ограничения, конкурс петербургского вокзала привлекал участников и престижностью задачи и высокими гонорарами. К назначенному сроку 19 февраля 1901 г. поступило 24 проекта. На очередном заседании Петербургского общества архитекторов «главный интерес для многолюдного собрания представляли выставленные в зале собрания конкурсные проекты здания нового вокзала Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги.

Жюри признало лучшим предложение О. Р. Мунца и С. В. Беляева за «простой и величественный» фасад «без излишних украшений и орнаментов». Вторую премию получили также за совместную работу И. Ю. Мошинский и С. Ю. Красковский, причем в ней жюри усмотрело сходство с театральным зданием, а проект А. И. фон Гогена и Г. Д. Гримма, занявший третье место, жюри сочло более подходящим для музея или библиотеки. Последующие премии были присуждены Л.Н. Кекушеву, П.А. Заруцкому и братьям А. И. и Н. И. Дмитриевым.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: