19.09.2018

Поль Сезанн. Картины художников

Существуют живописцы, живущие сиюминутными темами, успехом. Но есть и те, которые работают на будущее. Жизнь, творчество приносится ими в жертву потомкам. Таким был французский мастер Поль Сезанн. В 1906 году, незадолго до кончины, его, почти семидесятилетнего человека, продолжали оценивать как второстепенного импрессиониста. Немногие ощущали подлинный масштаб его таланта. Но вот проходит год, два. Один из корифеев искусства XX века Пикассо, использовал находки Сезанна сведение природного многообразия к геометрическим формам. Так родился кубизм. В России, молодые мастера Петр Кончаловский, Илья Машков и их друзья взяли из сезанновского наследия другое: ощущение формы как вещи, которой присущи вес и объем. Картины не писалась, а делалась ими. Появилось новаторское объединение «Бубновый валет», подарившее отечественному искусству плеяду талантливых живописцев. В 1920-х годах, знаменитый архитектор Ле Корбюзье увидел в полотнах Сезанна своеобразную философию красоты, и положил это в основу функциональной архитектуры…

Живопись Сезанна непроста для понимания. Кому-то она может показаться скучноватой — мало запоминающихся сюжетов, и острых, драматичных тем. На картинах художника — вазы с фруктами, изображение гор и сельских домиков, купальщиков и купальщиц. Иногда — портреты. Но есть нечто, заставляющее нас, как и современников, останавливаться перед его картинами. Это мощное стремление (с помощью тончайшего ощущения) добраться до структуры материального мира, понять, как стыкуются формы, почти пуссеновская величавость и спокойствие. Недаром, Пуссен — один из кумиров Сезанна. Он не дробил форму на элементы, как импрессионисты, а, напротив, связывал все в неразрывное пластическое единство. Синтез и цельность — вот что открыло ему путь в искусство XX столетия.

Гора св. Виктории. П. Сезанн, 1885-87 г. Фото 1

Гора св. Виктории. П. Сезанн, 1885-87 г. Фото 1

Экс-ан-Прованс…
Здесь, под сенью небольшого французского городка, находится Ателье Поля Сезанна. Справа на каменной стене ручка звонка, и на камне высечено: улица Сезанна. Во дворе нас встречают песчаная дорожка, густая зелень деревьев и двухэтажный каменный дом золотистого цвета с красными ставнями. Поднимаемся по лестнице. Вот и мастерская. Она обставлена теми вещами, которые окружали художника при жизни. Цвет стен серый, большие низкие окна с противоположных сторон. Сразу напротив двери угол, в котором висят старенький плащ, пальто, соломенная шляпа и другие вещи. Видно, что они изрядно послужили художнику. И хоть висят они безмолвно, вид каждой из них красноречивее всяких слов. Одна только форма рукавов, смятых и округленных живыми руками Сезанна, создает впечатление, будто, художник только что снял свои вещи и повесил в угол. Рядом на стене, прибита полка с глиняными кувшинчиками и горшками деревенского изготовления. Старая золотистая глина хорошо смотрится на фоне серой стены, по соседству с темным пальто и соломенной шляпой это настоящий сезанновский натюрморт! Под этим натюрмортом другой, разместившийся на деревянном столе, таком невероятно знакомом, и на нем не менее знакомые темная бутылка и зеленая рюмка. Каким же праздником цвета становятся эти простые вещи на холсте у художника! Мы давно знаем и любим этот натюрморт. А вот — небольшое скромное распятие, и под ним несколько посеревших черепов. Их тоже запечатлел художник. Гипсовая фигура мальчика. Рядом с ней висит репродукция рисунка, сделанного с этой скульптуры. И еще один натюрморт, совершенно неожиданный: мы видим лежащие на столе розовые луковицы, свежие овощи и фрукты. Оказывается, одна из родственниц Поля Сезанна не только хранит знаменитое Ателье, но и старается поддерживать в нем ощущение той эстетической среды, которая присутствовала при жизни художника…

У окна длинная витрина. Под стеклом лежат записные книжки Сезанна и альбомчики с набросками. Все это переплетенные фотокопии оригиналов. Здесь же карандаши, перо… Вот — старый мольберт, рядом — другой. Тут же складной стульчик, неизменный спутник художника на этюдах. Бутылки из-под масел и растворителей, этюдник, подрамники, стул с плетеным соломенным сиденьем. На его спинке висит походная трость с острым железным наконечником и кривой ручкой, отполированной прикосновениями рук Сезанна. Старая палитра с засохшими красками, истертые кисти. Каждый, даже самый незначительный предмет этой мастерской, побывавший некогда в руках живописца, является свидетельством его былого присутствия. Ведь давно известно, что те дома-музеи, в которых утрачен дух жилого помещения, совершенно не волнуют посетителей. Плохо, если предметы превращаются в экспонаты, которые не живут, а демонстрируются. Куски полотен, разрезанных самим художником, бережно хранящиеся в его мастерской, производят куда большее впечатление, чем могла бы это сделать склеенная, отреставрированная и почти новенькая картина. Подходим к окну. Перед нами подлинно сезанновский пейзаж с голубыми домами, черепичными крышами и уже знакомыми, столько раз написанными им соснами… Покидая Ателье Поля Сезанна, можно заглянуть на знаменитую гору «Викторию», не раз изображавшуюся художником. Поднявшись вверх по лестнице и миновав постройки, сооруженные уже после смерти Сезанна, виден знакомый силуэт горы голубовато-золотистого цвета. Рядом — поля, небольшие редкие дома с черепицей, деревья, кусты, небо с серебристыми облаками и голубой просинью все воочию свидетельствует, как великолепно раскрыл Сезанн красоту и величие этого столь привычного нам пейзажа.

Бывает, что произведения художников, композиторов или поэтов не сразу находят своего слушателя, зрителя или читателя. В таких случаях, требуется их более внимательное изучение. Оно помогает испытать то волнение, ощутить те переживания, какие вложил в них автор. Это в полной мере касается и творчества Поля Сезанна. Будучи глубоко воспринятым, его искусство остается в памяти навсегда.

Сезанн об искусстве:

  • Художник обладает двумя вещами: глазами и интеллектом, которые должны взаимно помогать друг другу. Нужно содействовать их обоюдному развитию…
  • В своем искусстве надо быть и хорошим ремесленником… Качество твоей живописи определяет, художник ты или нет.
  • Не существуют ни линии, ни формы, есть только контрасты. Эти контрасты порождаются не черным и белым, а цветовым ощущением.
  • Рисунок и цвет неразделимы; по мере того как пишешь-рисуешь и чем гармоничнее делается цвет, тем точнее становится рисунок.
  • Колористический эффект главное в картине, он делает картину единым целым, организует ее; этот эффект должен опираться на одно доминирующее цветовое пятно.
  • Художник должен всецело посвятить себя изучению природы и стараться создавать картины, которые были бы наставлением. Художник должен быть как можно искреннее и добросовестнее, как можно смиреннее перед природой. Но надо до какой-то степени властвовать над своей моделью, а главное, владеть своими средствами выражения. Проникнуться тем, что у тебя перед глазами, и упорно стараться изъясняться как можно логичнее.
  • В наше время уже нет настоящих художников. Моне дал новое видение, Ренуар создал тип парижанки, Писсарро приблизился к природе. Все же последующие не заслуживают внимания, это просто шарлатаны, которые ничего не чувствуют и занимаются жонглерством. Настоящие картины были созданы Делакруа, Курбе и Мане.

Публикация подготовлена с использованием материалов:

  • «В гостях у Поля Сезанна», Н. А. Соколова, М. 1987 г.
  • «Поль Сезанн», Э. Бернар, 1904 г.

ГАЛЕРЕЯ ИЛЛЮСТРАЦИЙ:

Читайте также:

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: