21.05.2018

Юсуповский дворец в Санкт-Петербурге. Архитектура и дизайн интерьера. Часть 7

Тонкий художественный вкус хозяев Юсуповского дворца и их широкие финансовые возможности сыграли не последнюю роль в обустройстве и дизайне интерьера внутренних помещений. В период реконструкции, Юсуповы путешествовали по Ев­ропе, приобретая коллекционные предметы убранства и детали декора, придававшие дворцовым покоям особую изысканность, порой, подсказывающие архитектору новые стилистические вариации.

Юсуповский дворец в Санкт-Петербурге. Внутреннее убранство комнат.

Юсуповский дворец в Санкт-Петербурге. Внутреннее убранство комнат.

В петербургском доме появилось много роскошной мебели в технике, изобретенной A. Ш. Булем, прославленным художником «Большого стиля» Людовика XIV. Эти изделия нередко инкрустировались перламутром, слоновой костью, панцирем черепахи, цветными металлами, а также украшались золоченой бронзой и флорентийскими мозаиками.

В качестве декора приобретались люстры, канделябры, вазы из фарфора, лучшей в Европе, Севр­ской мануфактуры, искусной работы персидские и французские ковры, парижские ткани для драпировок и кордовские кожи для обивки стен, художественная бронза знаменитого П. Ф. Томира, а также каминные часы выдаю­щихся европейских мастеров. За гра­ницей были изготовлены и многие камины — мраморные, яшмовые, ониксовые.

Князь Николай Борисович-млад­ший приобрел в Европе немало художе­ственных предметов: мраморные скульптуры, карти­ны, старинные музыкальные инстру­менты, коллекционное серебро и даже экипаж. Многое было привезено из Франции в 1858 году: «украшение для двух каминов (в каби­нет и зал Генриха II)», «картон-пьер – украшение для 24 пилястров по залу для музыки и орнаменты для по­толков», «орнаменты для стен и потол­ка и камин для Восточной гостиной».

Все имущество было доставлено в 124 ящиках из Парижа (о чем свидетельствуют описи вещей, сохранившиеся в юсуповских архивах) и затем установле­но, под руководством архитектора Монигетти, в новых апартаментах, которые создавались сотворчеством многих мастеров. Среди них: известный датский ваятель, ученик Б. Торвальдсена, Давид Иенсен, скульптор-декоратор из Италии Франческо Ботта, француз­ский живописец Огюст Руйи, знаме­нитый петербургский лепщик Петр Дылев и «академик, резных и столяр­ных дел мастер» Василий Шутов.

Работы по дизайну интерьера внутренних помещений завершилась в 1860 году. В конце 1870-х годов, во дворце уже вел рабо­ты архитектор Василий Кенель, вы­пускник петербургской Академии художеств, знаменитой постройкой которого было первое в России каменное цирковое сооружение – петербургский цирк Чинизелли на Фонтанке.

В доме на Мойке, Кенель пере­страивал и вел работы по дизайну интерьера ле­вой части первого этажа, куда вхо­дили: спальня, гостиная, столовая, классная, передняя, коридор и деви­чья. Предназначались эти комнаты для юных княжон Зинаиды и Татьяны, дочерей Николая Борисовича и Тать­яны Александровны.

Другой работой, спроектирован­ной и осуществленной Кенелем у Юсуповых, была домовая церковь в верхнем этаже дворца. За­вершение отделки и освящение сооружения, возведенного в честь Покрова Пресвятой Богороди­цы, относится к 1880 году (т.е. че­рез год после кончины хозяйки дома).

Княгиня Татьяна Александровна воспитывалась в семье известного дипломата гра­фа А И. Рибопьера. Она уделяла большое внимание воспитанию доче­рей. Совсем маленькими, девочки уже привыкли к светской жизни, умели принимать гостей, непринужденно ве­сти беседу, держаться с благородным аристократизмом, без жеманности и напыщенности.

Светских навыков требовали дворянское проис­хождение и принадлежность к кругам высшей знати Российской империи. С детства, обе княжны общались в родительском доме со многими пред­ставителями высших аристократических кругов, включая государственных деятелей и монархов, нередко посещавших Юсуповский дворец на Мойке.

Читайте также:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: