07.12.2016

Дизайн интерьера. Шпалеры Жана Люрса

Каким образом в XX веке дизайн шпалер во Франции мог вернуться к образам, исполненным высокого смысла и величия, сопряженного с внутренней энергией линий, форм, цвета? Ответ на этот вопрос был найден далеко не сразу. В поисках возможных решений принимали участие многие известные худож­ники, картоньеры и мастера-ткачи.

В 1924 году представители французской мануфактуры в Бове обратились к известному живо­писцу Раулю Дюфи с просьбой создать эскиз ансамбля для дизайна интерье­ра «Париж» — шпалеру, ширмы, кресла и т.д. Но, несмотря на несколько лет труда, Дюфи остался недоволен своей работой, которая, по его словам, получилась «слишком буквальной и сухой репродукцией». Между тем он очень интересовался искус­ством шпалеры и тонко чувствовал ее особенности. «Не нужно, го­ворил Дюфи о шпалере, чтобы она была слишком плоской.

Шпалера в интерьере. Жан Люрса.

Шпалера в интерьере. Жан Люрса.

Шпалера выполняется для стены, но не следует, чтобы она слишком закупоривала пространство …». Однако, шпалера «Вид Парижа», выполненная по оригина­лу Дюфи десять лет спустя, в 1934-м, снова оказалась лишь зеркаль­ной копией живописного полотна, каковым, по сути дела, и был соз­данный художником картон. Дюфи сознавал, что необходимо менять метод работы: «для достижения желаемого эффекта нужно (как было в старину) чтобы ткач был ис­тинным художником, способным в нужный момент проявить инициативу …».

В 1920-е годы, Мариус Мартэн (директор Школы декоратив­ных искусств в Обюссоне и тонкий знаток истории и технологии старинного ремесла) выступил с собственной программой возрождения искусства текстильного дизайна шпалер. По его мнению, изделиям текстильного дизайна следовало вернуть (традиционно присущие им) декоративные свойства. Для этого следовало ограничить шкалу красите­лей и воссоздать целый ряд утраченных ткацких технологических приемов. Однако, Мар­тэну не удалось преодолеть пристрастие картоньеров мануфактуры, к буквальному воспроизведению изображения картона в материале, включая мельчайшие нюансы рисунка и цвета.

Едва ли в то время в Обюссоне кто-нибудь знал об экспериментах, которыми с 1916 года занимался в области художественного текстиля Жан Люрса (к тому времени уже довольно известный поэт и художник). Начало его творче­ского пути было связано со станковыми видами изобразительного ис­кусства; он много занимался живописью (маслом и гуашью), лито­графией, книжной иллюстрацией и даже успешно работал как сценограф.

Шпалера. Изображение 1. Жан Люрса.

Шпалера. Изображение 1. Жан Люрса.

Ему было свойственно то неизменное тяготение к монументальному и декоративному искусству, которое отличало крупнейших мастеров французской живописи 1920—1930-х годов. Жану Люрса (с развитым декоративным чутьем, склонностью к повы­шенной экспрессии цвета и декоративно-плоскостной трактовке фор­мы) были в равной мере близки как стремление Матисса воздейство­вать на зрителя ритмом крупных плоскостей цвета, так и опыты Леже с цветом и пространством, требовавшие больших, просторных по­мещений и огромных плоскостей стены. Впоследствии он писал: «Уже в начале художественной деятельности, меня особенно интриговали поиски средств выразительности, направленные скорее в сторону архитектуры, чем станковой картины».

Интерес к искусству текстильного дизайна шпалер, в котором его более всего привлека­ла возможность сочетать монументальные и декоративные качества, привела художника к первым самостоятельным опытам в этой обла­сти. Однако, Люрса сразу же столкнулся с почти непреодолимыми трудностями. Когда он еще в 1916 г. занялся поисками специалистов для исполнения картонов своих первых шпалер, обнаружилось, что их просто нет. К тому времени уже «не существовало ни вертикального, ни горизон­тального ткацкого станка, об оплате труда профессионального ткача не было никакого понятия; у меня не оставалось иного выбора (вспоминал Люрса), как взять все расходы на себя… Я был вынуж­ден прибегнуть к вышивке крестиком, которая не требовала высокого мастерства… Моя мать провела несколько месяцев за этой вышивкой мельчайшими стежками».

Однако, первый опыт (акварельный эскиз 30 x 50 см), да и все пос­ледующие, в которых художник пытался добиться монументально-декоративного эффекта путем увеличения масштаба работы (и самого переплетения), либо путем сокращения цветовой гаммы, не дали положительных результатов. Благодаря тонкости ткацкого пере­плетения, поверхность шпалеры была такой же гладкой, как и поверх­ность живописного полотна, а огромный диапазон цветовых нюансов позволял отличить живописный оригинал от шпалеры лишь при ближайшем рассмотрении. Добившись высокого технологического совершенства в достоверном воспроизведении изображений, картоньеры и ткачи Обюссона привели к упадку искусство шпалеры как вида декоративного творчества.

Шпалера. Изображение 2. Жан Люрса.

Шпалера. Изображение 2. Жан Люрса.

Новая попытка воссоздания высокого искусства текстильного дизайна шпалерного ткачества была предпри­нята Мари Кюттоли. В 1933 году она предложила нескольким художни­кам (Дюфи, Дерену, Леже, Браку, Пикассо, Руо, Миро и Люрса) изготовить свои работы на ткацкой фабрике в Обюссоне. Большинству из художников в то время была совершенно не известна специфика шпалерного ткачества. Поэтому, они не представили в Обюссон даже картонов, ограничившись лишь своими живо­писными полотнами. Сам Люрса, в это время был еще далек от пони­мания декоративных свойств шпалеры. Он поступил точно так же, как и остальные: послал в Обюссон картину, которая и была воспроизведена ткачами.

Три года спустя, в 1936-м, Люрса наконец подался уговорам дирек­тора Школы декоративного искусства в Обюссоне Мингонна познако­миться с некогда прославленным производством. Тогда и состоя­лась встреча художника с Франсуа Табаром, потомственным ткачом, предки которого начинали работу на мануфактуре Обюссона еще в 17 веке. Табар предложил Люрса работать вместе и стал очень под­робно знакомить художника с основами шпалерного ткачества.

Встреча с Табаром оказалась счастливой: с нее началось многолет­нее плодотворное сотрудничество художника и ткача, раскрывшего пе­ред Люрса богатейшие возможности шпалеры как жанра декоратив­ного творчества. Затем последовало еще одно открытие: Люрса совер­шенно по-новому, как бы «изнутри», подробнейшим образом изучил созданную Никола Батаем знаменитую серию «Анжерский Апокалип­сис». Знакомство художника с «Апокалипсисом» состоялось в 1937 го­ду. Пораженный грандиозностью замысла, величественной мощью об­разов, мастерством владения пластическим языком, смелостью коло­ристических находок, Люрса назвал «Анжерский Апокалипсис» «Сикстинской капеллой, выполненной из шерсти».

Исследуя этот замечательный памятник средневекового искусства, Люрса сформулировал четыре основных принципа искусства шпалер в дизайне интерьера:

  • Первое: шпалера не может быть копией живописного полотна — она должна создаваться по своим собственным законам. Окрашенная шер­стяная и шелковая пряжа — отнюдь не то же самое, что краски на палитре, да и сама поверхность шпалеры или ковра совершенно ина­че отражает свет, чем поверхность холста, записанная масляными красками. Поэтому, средневековый мастер усиливал интенсивность от­дельных тонов и в то же время использовал лишь ограниченное чис­ло цветов, чтобы не дробить общего впечатления размытостью красок. «Что такое шпалера? Это — ткань, не больше и не меньше, но ткань особой, шероховатой и «жирной» фактуры — окрашенная, но ограничен­ная в цветовых нюансах. Она обладает гибкостью, но, не настолько, как батист или шелк. Тяжелая — вот, пожалуй, то слово, которое удовлетворяет меня полностью. Тяжелая — благодаря всей шерсти, всему руну, всем переплетениям, сцепленным друг с другом, всем нитям, сбитым железным гребнем, переплетенным в единое целое и укрепленным мастерскими узлами. И если ткань действительно прекрасна, то это потому, что в ней, прежде всего, заключено определенное содержание. В богатстве и щедрости мысли всегда есть что-то значительное…», писал Люрса.
  • Второе: шпалера предназначена для стены, а потому должна быть скомпонована с учетом цели и назначения конкретного помещения, для которого она создана. Клод Руа, автор фундаментальной монографии о Жане Люрса, так изложил наблюдения и выводы художника: «Искусство шпалеры поч­ти непреодолимо требует орнаментальной пышности, полноты компо­зиции, густого изобилия фигур, предметов, цветов, трав. Настенная шпалера «боится пустоты»… Необходимость заполнения пространства намного плотнее, чем этого требует живопись, побудила Люрса совер­шенно упразднить линию горизонта или, по крайней, поместить очень высоко угол зрения… Светлое небо, дали, уходящие к горизонту, логично организованный пейзаж риску­ют всегда «прорвать» шпалеру, нарушить ее визуальное равновесие. Если худож­ник хочет употреблять открытые и яркие тона, он, естественно, вынуж­ден помещать все фигуры и все предметы в одном плане».
  • Третье: картон должен быть выполнен в натуральную величину, то есть в том же масштабе, что и сама шпалера в материале.
  • Четвертое: структура ткацкого переплетения нужна довольно круп­ная, наподобие той, которая была использована в «Анжерском Апокалипсисе». В своих статьях и выступлениях Люрса говорил об этом весьма обстоя­тельно: «Долгое время, изучая ткацкие структуры 15 века, я понял, что ремесленники той эпохи открыли секрет равновесия плотности ткани. Не побоимся показаться слишком учеными — сосчитаем число ос­нов в этой шпалере. В самых прекрасных изображениях животных и растений здесь редко можно встретить плотность более 5 нитей на сантиметр. В шпалерах 18 века мы, конечно, насчитываем 8, 9, иногда 10 ни­тей, а в 20 веке их уже 11 и больше. Не будет ли это чрезмерным ско­пищем нитей, излишество которых можно объяснить и оправдать лишь стремлением выполнить тысячу деталей и передать тысячу нюансов — обманом разума, созданием впечатления, что речь идет вовсе не о тка­честве, а о живописи?». Так состоялось рождение современной шпалеры и ее первого худож­ника Жана Люрса. 
Шпалера с изображением насекомых. Жан Люрса.

Шпалера с изображением насекомых. Жан Люрса.

В текстильном дизайне шпалер Люрса широко использовал аллегории и символы, стремясь создать образы, наполненные глубоким философским смыс­лом, монументальные и гражданственные. Среди них — «Свобода» (созданная в 1942 г.). Темой послужила одноименная поэма Поля Элюара (друга и соратника художника по участию в движении французского Сопротивления). К ней примыкают близкие по духу работы: шпалера-памфлет «Рождение ландскнехта» (1946 г.), и шпалера-мемориал «Памяти борцов Сопротивления и узников нацизма» (1954 г.).

Почти целое десятилетие мас­тер посвятил работе над циклом шпалер под общим названием «Песнь Мира», который должен был стать огромной «шерстяной фреской», отображающей события войны, мира, атомной энергии и Космоса. Гигантская ра­бота (состоящая из 10 шпалер общей площадью 400 кв. м) была начата в 1957 году. Последний картон был завершен уже после смерти худож­ника. Серия, показанная на многих выставках, заняла свое посто­янное место в дизайне интерьера бывшего госпиталя Сен-Жан в том самом Ан­же, где Люрса некогда пережил часы своего вдохновения, общаясь с выдающимся искусством средневековых мастеров.

Обаяние творчества Жана Люрса состоит в гармоничном сочетании монументальности, декоративности и эмоции. Художником было создано около тысячи картонов для шпалер, среди которых: «Земля», «Небо», «Огни моря», «Сад поэ­та», «Прекрасный шкаф» и др. вбирают в себя все богатство ми­роощущения автора. Поэт-художник Жан Люрса умел видеть и передавать необыч­ное в обычном.

В мире, созданном художником, как в калейдоскопе, происходило непре­рывное чередование форм животного, растительного и минерального царства, в центре которого, однако, всегда находится образ человека. Поэтичность и значительность ассоциаций, свойственные его творчеству делают естественным введе­ние в ткань шпалеры стихотворных строк любимых поэтов художни­ка— Гийома Аполлинера, Робера Десноса, Жана Марсенака, Поля Элюара.

В каждой из своих шпалер Люрса создавал свой микрокосм, свою Вселен­ную, которую населял бесконечной вереницей светил, пла­нет, растений, зверей, птиц и насекомых. Гуманизм содержания работ художника позволяет сказать, что в них оживает надежда …

При подготовке публикации были использованы материалы В.И.Савицкой.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: