08.12.2017

Старинные гравюры Венеции XVIII века. Часть 3

Как бы ни были выразительны первые виды на старинных гравюрах Венеции, до рождения жанра венецианской ведуты было еще далеко. Лишь во второй половине XVI века, в картинах работавших в Венеции северных художников Йозефа Хайнца Младшего и Лодовейка Тупута, Венеция перестает быть фоном и становится самостоятельным предметом изображения. В произведениях этих мастеров, все та же Пьяцца Сан Марко появляется в связи с чем-нибудь экстраординарным, будь то пожар палаццо Дожей или одна из торжественных процес­сий, которыми была знаменита Венеция. Но, все же, на гравюрах предстают события, позаимствованные из реальной жизни города. Работы Хайнца и Тупута, а также художников их круга, можно рассматривать как предвосхищение венецианской ведуты XVIII века.

Старинные гравюры Венеции XVIII века. Лодки на канале.

Старинные гравюры Венеции XVIII века. Лодки на канале.

Искать прямых предшественников следует не в самой Венеции, а в Риме. Стоит ли говорить, что с незапамятных времен для европейской культуры, именно Рим являлся главным центром европейской культурной традиции. Равно знаменитый античными руинами и христианскими святынями, он в большей степени, чем любой другой в Европе, привлекал внимание паломников и путешественников. Интерес к его памятникам стимлировал спрос на их изображения.

Благодаря этому, уже в XVI веке по­явилась масса гравюр, посвященных римской архитектуре, как древ­ней, так и современной. Нередко, они были условны и создавались в мас­терской художника по воспоминаниям, откорректированным пред­ставлениями о том, каким город должен быть в идеале. Характерной деталью римского пейзажа стала фигура художника, рисующего тот или иной вид на открытом воздухе. Подобное стремление к непосредственному общению с городом и его памятниками, едва ли не предвосхищало практику импрессионизма XIX века.

Во второй половине XVI века, Рим считался признанным художествен­ным центром. Посещение и изучение его древностей стало необходи­мым для любого живописца. Поэтому, северяне (в первую очередь нидерландцы и немцы) образовали в Риме целые колонии. С редкой старатель­ностью, они трудились над изображением руин и пейзажей Кампаньи, привнося в идеальные виды черты северного натурализма. В XVII веке, в Риме расцвела бамбоччата (так назывались бытовые сцены среди ландшафтов Рима и его окрестностей). Возникла мода на архитектурные виды и уличные сцены. Благодаря этому, многие художники специализировались именно в этом жанре (как, например, Вивиано Кодацци и Агостино Тасси).

При всей наблюдательности мастеров бамбоччаты, Кампанья в их произведениях предстает некой условной местностью, «где лавр цве­тет и апельсины зреют». Индивидуальные черты города оказываются несколько стертыми желанием художников создать подобие новой Аркадии, руины интересуют их больше, чем приметы окружающей действительности. В то же время, в 20-е годы XVII века в Риме разворачивается бурное строительство, грандиозные сооружения Бернини и Борромини сильно ме­няют облик города. Барочный размах смещает акценты в соотноше­нии античности и современности, барочный Рим претендует на то, чтобы встать вровень с Римом древним.

Читайте также:

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО E-MAIL:




БЛАГОДАРИМ ЗА ДОБАВЛЕННУЮ ЗАКЛАДКУ: